Богдан Безпалько: кто он
Богдан Безпалько: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
Выступая на Мюнхенской конференции по безопасности в Европе, которая проходила в онлайн-режиме, президент США Джо Байден заявил, что отстаивание суверенитета и территориальной целостности Украины остаётся жизненно важным вопросом для Европы и США.

- Богдан, будет ли Вашингтон в рамках этой концепции предпринимать принципиально новые шаги, которых не было ранее?

— Пока даже санкционное давление сильно не увеличивается. Надо смотреть за действиями Вашингтона, а не за риторикой Байдена. Пока что его риторика мало чем отличается от риторики всех президентов, которые руководили США на протяжении этого кризиса.

- Считается, что санкции Зеленского против трех телеканалов и Медведчука являются одним из инструментов давления на Москву. На ваш взгляд, каких конкретно уступок Зеленский хотел бы добиться таким образом от российского руководства?

— Очевидно, что для Зеленского важно сохранить свою власть и власть своей партии. Также очевидно, что он будет сохранять статус-кво в вопросе Донбасса и российско-украинских отношений, который он принял у Порошенко. Вообще имеет значение не то, что важно для Зеленского, а то, что важно для внешнеполитических игроков, которые оказывают давление на Зеленского и через него пытаются оказать давление на Россию.

Да, Зеленский мог допустить какие-то враждебные действия в адрес Медведчука и телеканалов по причине того, что они его раздражали своей критикой, вполне справедливой и вполне эффективной. Экономическая составляющая жизни украинских граждан по-прежнему стремится вниз, и любая критика, увязываемая с возможными протестами, будет сказываться на рейтинге действующей власти. Но я не думаю, что он совершил эти шаги без консультаций или прямых указаний внешних игроков. Такого рода действия на Украине вполне допустимы.

Чего можно добиться от России? По большому счету ничего. Россия пытается достроить «Северный поток-2», Украина против. Здесь нельзя достичь компромиссов. Россия не может построить газопровод наполовину или остановить строительство на нынешнем этапе, чтобы Киев был доволен. Однако Россия не может добиться того, чтобы Украина предоставила ей возможности для транзита по своей территории.

Единственное, чего может добиваться Украина, так это сохранения нынешнего статуса Донбасса. Попытки давления на Россию связаны с тем, чтобы Россия не перешла к новому этапу признания Донбасса: к ускоренной паспортизации, включению Донбасса в свой состав в качестве квази-республик, увеличения экономического взаимодействия и постепенной подготовке к признанию, как это было в случае с Южной Осетией и Абхазией. Ведь эти две республики тоже ждали признания со стороны России достаточно долго, но, тем не менее, дождались.

Донбасс точка, которая служит для давления в обе стороны. С одной стороны, это постоянное давление на Россию, обвинение в невыполнении Минских соглашений и попытка нарастить санкции. С другой стороны, Россия всегда может признать Донбасс и включить его в свой состав. Для Украины это будет означать поражение. Потому что сражаться с Россией она не может и не будет. Мы это хорошо видели на примере Крыма.

- С чем вы связываете санкции против «Спортмастера»? Им же руководят уроженцы Кривого Рога, которые придерживаются «европейского выбора Украины».

— На самом деле ни с чем. Это санкции ради санкций, чтобы показать, что Украина что-то делает в плане борьбы с Россией. Это то же самое, что заявление Зеленского о намерениях построить новый аэропорт между Луганской и Донецкой областями. Где он будет это строить? Зачем? За чей счет? Кто там вообще будет летать после того, как там сбили «Боинг»? Это совершенно никого не интересует, и Зеленский никакой конкретики не привел. Он туризм, что ли, будет развивать в зоне военных действий? Это просто попытки привлечь внимание и заявить о себе. Если не конкретными делами, то маниловскими мечтами.

- Как дальше сложится судьба Виктора Медведчука? Придется ли ему покинуть Украину?

— Я не исключаю такой вариант. Но, скорее всего, он останется и продолжит борьбу. Вряд ли все его активы арестованы. Арестована только легальная часть, наверняка у него есть другая. Но ему придется вести борьбу в новых условиях. И это будет гораздо труднее и гораздо менее эффективно.

Покинуть страну он сможет только в случае угрозы его жизни и свободы. Но эти понятия равнозначны. Если он попадет в места лишения свободы, то для него это может означать и лишение жизни. В этом случае он может покинуть территорию Украины, но это будет означать полный отказ от политической борьбы, по крайней мере, на неопределенное время. Как для Януковича, для Азарова или для Ленина, когда он уехал в Швейцарию.

- Если Медведчука все же выдавят из украинской политики, через кого будут вестись переговоры с Москвой, по крайней мере, публичные?

— Через американцев (Смеется.). Да не будут они их вести. Или будут вести в том формате, который им определят. Это очень большое преувеличение, что Украина вела переговоры с Москвой через Медведчука. Это Медведчук стремился создать себе такое реноме.

Руслан Бортник: Россия и Запад будут повышать ставки, пока не наступит угроза реальной войны
Руслан Бортник: Россия и Запад будут повышать ставки, пока не наступит угроза реальной войны
© Facebook, Ruslan Bortnik
У него были определенные успехи. Фактически это он вкупе с генералом Беседой добился освобождения националистов Клыха и Карпюка, которые были арестованы за то, что еще в 90-е годы воевали в Чечне против федеральных сил. Но ему это не зачли.

Для украинских элит это вообще не проблема. Они не будут коммуницировать или отдадут это все на откуп американской или европейской дипломатии. Они и так уже не субъектны. Зачем им вообще вести переговоры самостоятельно, если даже заявления о закупках вакцины для Украины делают американские дипломаты.

- Вы затронули тему Донбасса. Есть мнение, что для России будет вредным признание Донбасса или его включения в свой состав, поскольку она получит лишь часть региона с разрушенной инфраструктурой и разорванными экономическими связями. Как Москва будет справляться с этими рисками?

— Знаете, у нас и в России достаточно регионов, где полностью разрушена промышленность. Масса моногородов, где отсутствуют предприятия, которые кормили эти города. Мы же не можем отказываться от этих территорий.

Эвентуальное включение Донбасса в состав России будет означать включение значительного числа населения, которое к нам лояльно и не нуждается в ассимиляции. Это население хорошо владеет русским языком и считает себя русскими, за что и получило гражданскую войну от Киева. И с помощью этого населения Россия может решить демографическую проблему. Причем для этого не нужно особых усилий. Требуется просто предоставить этим людям право гражданства, и они будут в состоянии сами найти себе работу на территории РФ. Для этого не нужно восстанавливать ту промышленную инфраструктуру Донбасса, которая была разрушена.

Владимир Жириновский о том, почему Донбасс стремится в Россию
Владимир Жириновский о том, почему Донбасс стремится в Россию
© РИА Новости, Илья Питалев
Но даже та инфраструктура, которая еще сохранилась в Донбассе, может представлять интерес. Например, производство горнопроходческих комбайнов. Единственная проблема для этого — отсутствие связи, нахождение этих предприятий в серой зоне, невозможность перевода средств через банковские реквизиты и все остальное. Но с Крымом эту проблему решили. Вполне можно решить ее и с Донбассом с помощью тех же самых банков, которые работают в Крыму.

Сама по себе территория Донбасса для такого мощного государства, как Россия, не будет представлять какой-то большой обузой. Россия ведь и сейчас поддерживает Донбасс экономически и финансово. Если она просто объявит его своей территорией, эта нагрузка вряд ли вырастет.

Риски есть в плане роста санкционного давления. Но опыт показывает, что это давление против нас применяют вне зависимости от того, как мы относимся к Донбассу. Сейчас Донбасс не является частью России. Но, тем не менее, против нас постоянно выдвигают новые санкции по обвинению в нарушении Минских соглашений. Мы в любом случае подвергаемся удару. Но если мы подвергаемся удару, то давайте хотя бы сделаем так, чтобы это было не зря. Давайте сами нанесем удар.

Если у Украины будут территориальные споры с РФ, она не сможет официально стать частью военно-политического блока НАТО. Если Донбасс будет частью РФ, то вся территория юго-восточной Украины, где могут располагаться базы США, Великобритании и других стран, тоже может неожиданно стать частью России через какое-то время. Так что здесь есть и свои позитивные стороны. Да, они связаны с разного рода геополитическими рисками. Но у нас нет выхода. Нас постепенно загоняют в угол, из которого нам придется прыгать прямо на противника.