Евромайдан – священное событие. Теперь официально
Евромайдан – священное событие. Теперь официально
Об этом Бондаренко рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Константин Петрович, на пятницу, 19 февраля, назначено заседание Совета по национальной безопасности и обороне (СНБО), на котором, как было объявлено, будут рассматриваться важнейшие для Украины вопросы, часть из них в закрытом, секретном режиме. Какие вопросы там будут обсуждаться и какие решения могут быть приняты?

— Сегодня Украине нужно решить два самых важных вопроса. Первый — вопрос вакцинирования: будет ли сорвана кампания по вакцинации или же произойдёт её активизация? Второй вопрос — ситуация на Юго-Востоке Украины, где вместо перемирия мы наблюдаем ситуацию «ни войны, ни мира». Хотя многие сейчас ожидают, что там будут рассматриваться какие-то медиавопросы, почему-то мне кажется, что они если будут рассматриваться, то только косвенно.

- Вы упомянули тему Донбасса. Будут ли там предлагаться реалистичные и конструктивные варианты решения конфликта, кроме того, чтобы вернуть регион силой или дождаться развала России?

— Нет, я думаю, ни один, ни второй вариант там рассматриваться не будет. Если заседание пройдёт в закрытом режиме, то к этой тематике будет более серьёзный подход. Это на публику можно говорить разного рода глупости. Но объективная оценка ситуации должна происходить без камер и без посторонних лиц.

Какие это будут варианты? Честно говоря, не знаю. Я бы сам хотел увидеть, что может предложить украинская власть в этом направлении. Потому что огромное количество планов, которые до этого были озвучены, продемонстрировали свою нежизнеспособность. Поэтому ждём с нетерпением его результатов.

- В среду, 17 февраля, нынешний состав Верховной Рады подавляющим большинством голосов узаконил «священность» Евромайдана, чего не сделал предыдущий, промайданный состав депутатов. Почему это было сделано сейчас, учитывая, что общество, мягко говоря, не так однозначно оценивает те события?

— Это ритуальное действие. Зеленский и его команда всячески пытаются сыграть на то, чтобы каким-то образом умиротворить радикалов и время от времени подбрасывают им подобного рода вещи. То есть они делают какие-то заявления, чтобы понравиться публике, которая ранее категорически выступала против Зеленского. Поэтому я это решение Рады рассматриваю как ни к чему не обязывающую декларацию.

- Зеленский у власти почти два года. Насколько у него получается задобрить этот электорат?

— Мы видим, что количество выступлений радикалов против Зеленского снизилось. Очевидно, он ждёт, что эта публика растворится в себе и в своей злости.

- В годы Гражданской войны жители территорий современной Украины, устав от засилья петлюровцев и банд, всё же нашли какие-то формы сопротивления. Насколько сейчас общество может противостоять подобной политике властей?

— Общество просто живёт, работает и не особенно обращает внимание на то, что происходит в стране. Люди живут своей жизнью, государство живёт своей жизнью, и политика — это то, что точно не касается большинства граждан. Это что-то вроде внутренней эмиграции.