Об этом директор Института социально-экономических исследований Финансового института при Правительстве РФ Алексей Зубец рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Алексей Николаевич, экономика какой из стран постсоветского пространства сильнее других пострадала от кризисов 2020 года?

— Если мы говорим о европейских государствах, то пострадали все и достаточно сильно. В значительной степени пострадали прибалтийские государства, где мы увидели существенное падение ВВП, снижение объема экономики. Например, в Эстонии падение ВВП связано с сокращением производства и ростом безработицы.

Алексей Зубец: кто он
Алексей Зубец: кто он
© скриншот с видео ОТР
Если говорить о том, что у нас называют ближним зарубежьем, то очень сильно пострадала Украина. Последствия экономических проблем, которые переживает Украина, будут известны в следующем году.

Эти проблемы связаны с падением производства, падением ВВП, ростом безработицы, инфляции, отрицательным торговым балансом и, самое главное, это проблема с бюджетом. Не исключено, что в 2021 году мы увидим серьезные изменения в украинской политике, связанные с тем, что нынешнее правительство не справилось с управлением экономикой.

Не исключены досрочные парламентские выборы, которые нужны для того, чтобы переложить ответственность на новый парламент и правительство. В том числе ответственность за безработицу, которая достигла 20%, упадок малого и среднего бизнеса и развал производства. То есть возможно, самым слабым звеном в цепи окажется Украина.

Белоруссия — это еще одно слабое звено, где на экономические сложности накладывается политическая нестабильность. Но в целом на первом месте прибалтийские государства, которые пострадали со всех сторон. Они пострадали от кризиса в Евросоюзе, от проблем в Белоруссии и в России, потому что их экономики тесно связаны с нашей экономикой.

Кроме того, они относятся к слабой периферии, которая страдает в первую очередь при всех обстоятельствах. То есть деньги, которые раньше расходовались на помощь этим государствам, сегодня крупные страны расходуют на самих себя.

- В недавнем интервью нашему изданию вы говорили о том, что рост цен на нефть в следующем году благотворно скажется на российской экономике. Но как долго состояние нашей экономики и благополучие граждан будут зависеть от того, что называют нефтяной иглой?

— Нефтяная и газовая игла нам еще послужит много десятилетий. Сегодня между Россией и ЕС обсуждаются перспективы развития водородной возобновляемой энергетики, значительная часть которой опирается на ресурсы природного газа.

Лидер «SaveФОП» Доротич обратился к украинцам: «Сегодня уничтожат нас, завтра уничтожат вас»
Лидер «SaveФОП» Доротич обратился к украинцам: «Сегодня уничтожат нас, завтра уничтожат вас»
© AFP, GENYA SAVILOV
Я категорически не согласен с разговорами о том, что нам надо слезать с газовой иглы. Есть масса стран, вполне развитых и экономически благополучных, таких, как Канада, Австралия, которые живут за счет экспорта ресурсов.

Они не собираются отказываться от экспорта канадской нефти в США и австралийского угля и руды в Китай.

Слезать с «иглы» не надо, но параллельно нужно развивать новые сектора экономики, в частности, машиностроение, IT, глубокую переработку природных ресурсов и экспорта продуктов нефтепереработки, лесной комплекс и так далее.

То есть наиболее перспективные и интересные отрасли российской экономики, это отрасли, которые связаны с использованием российских природных ресурсов наряду с нефтью и газом. Поэтому, если говорить об обобщенной сырьевой игле, то мы с нее не слезем, наверное, никогда.

Одно из ключевых преимуществ нашей страны состоит в том, что у нас относительно немного людей и огромное количество ресурсов. Если мы говорим о нашем участии в международной экономике, то это прежде всего экспорт ресурсов и продуктов их переработки. То есть в нашей экономике должен уменьшаться экспорт сырья и увеличиваться количество продуктов глубокой переработки этого сырья. Это главное направление развития.

Разговоры о том, что нам надо слезать с нефтяной иглы и заняться производством смартфонов, — это полная ерунда. На рынке смартфонов нас никто не ждет, на рынке оборудования для IT-технологий нас тоже никто не ждет.

А вот на рынке переработки химического сырья и производства удобрений нас ждут с большим удовольствием, и нашу продукцию готовы покупать.

- Главным событием уходящего года, наверное, стала пандемия коронавируса и разработка вакцины. Как создание вакцины скажется на экономике России?

— Во время второй волны коронавируса правительство приняло гораздо более разумную и щадящую для экономики концепцию противодействия. У нас нет никаких закрытий экономики, которые болезненно на ней сказываются. За это нашему правительству надо сказать спасибо.

Сюрпризы под елку. На санкции Запада Лукашенко ответит, но только не Западу
Сюрпризы под елку. На санкции Запада Лукашенко ответит, но только не Западу
© РИА Новости, Виктор Драчев | Перейти в фотобанк
На Западе считается, что, когда пройдет массовая вакцинация, экономика оживет, и все будет хорошо. Для нас это не вполне так, потому что наша экономика как работала, так и работает, за исключением некоторых ограничений на торговлю, общепит и развлечения.

То есть если Запад ожидает вакцину как магическую волшебную палочку, которая оживит экономику, то у нас этого не будет, потому что наша экономика не умирала. У нас появление вакцины будет способствовать тому, что нагрузка на медицинскую часть социального обеспечения снизится. Потому что основные последствия коронавируса — это проблемы, связанные с дополнительной нагрузкой на медицину.

Каких-то дополнительных бонусов для российской экономики мы не увидим. С другой стороны, если вакцинация охватит весь мир, то восстановится международное сообщение. Что вызовет спрос на нефть. Во-вторых, у нас будут бонусы за счет мирового экономического развития, что обеспечит спрос на наши ресурсы.