Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Накануне правительство Украины определилось с карантином, о котором говорили последние недели. С 8 по 24 января 2021 года страна проведет в режиме усиленных карантинных мер.

- Руслан, как вы считаете, почему локдаун решили ввести именно с 8 января? Можно ли назвать эту дату компромиссной?

— Можно назвать. Потому что, судя по динамике заболеваемости, надо было вводить локдаун еще в октябре. Это уронило бы экономику, поэтому тянули до последнего момента. Вот как раз вчера мы получили 600 миллионов транша от Евросоюза, и фактически в этот же день была утверждена конкретная дата локдауна. Случайно или нет совпадают эти два события — я не знаю, но совпадение интересное. И теперь, фактически после праздников, когда отработает вся сфера услуг, будет введен не полный локдаун, как был весной, а, условно говоря, адаптивный, когда будет работать общественный транспорт, детские садики и все прочее.

Не хватает кислорода. Больные коронавирусом украинцы задыхаются и умирают
Не хватает кислорода. Больные коронавирусом украинцы задыхаются и умирают
© РИА Новости, Илья Питалев / Перейти в фотобанк
- Как разные представители украинского общества отреагируют на январский мини-локдаун: бизнес, местные власти, оппозиция?

— Такой ситуации, которая была весной, пока не наблюдается. Тех, кто реально выступает за введение локдауна, по статистике, 35–40%. Это связано с тем, что заболеваемость, по сравнению с весной, выросла в 10 раз. Если весной было 500–600 человек в день, то сейчас это 8,5–9 тысяч. Соответственно, люди понимают, что есть факт пандемии, что локдаун — это один из инструментов борьбы с пандемией.

С другой стороны, память о том, как вводили прошлый локдаун и чем он закончился, еще достаточно жива, особенно у среднего и малого бизнеса. Отсюда недоверие к тому, что одним можно будет работать, а другим — нельзя.

Второй момент: локдаун — это все-таки доходность. Люди не то чтобы уже пережили весеннюю часть локдауна, а теперь закрывать на три недели — это убытки. Сможет ли программа, которую анонсировал Зеленский, компенсировать убытки — это пока главный вопрос. Потому что речь идет не столько о выделении суммы, а о том, как ее будут распределять.

- Есть версия, что карантин — одна из попыток ослабить Зеленского, усложнить ситуацию в стране. А главная цель — провести досрочные выборы в Раду. Как вы считаете, насколько правдоподобна такая версия?

— Это три разные истории. Попытка ослабить Зеленского идет уже начиная с конца лета — начала осени. Если бы хотели ослабить, то надо было вводить локдаун в октябре, вызвав этим недовольство местной власти, потому что в случае локдауна провести местные выборы было бы нереально.

Мини-локдаун: что ждет украинцев в январе
Мини-локдаун: что ждет украинцев в январе
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк
А отставка Кабмина Шмыгаля — это вопрос принятия бюджета. То есть примут бюджет, и с этого момента можно отправлять Кабмин в отставку и попытаться выпустить пар. Но проблема заключается в том, будет ли за следующий Кабмин 326 голосов. Если будет, то досрочных выборов в Раду не будет. Если не будет, то будут соответственно перегружены Рада и Кабмин. Это уже вопрос торгов в Офисе президента, вопрос влияния наших олигархов, вопрос внешнего фактора. Слишком много вопросов совпадают в таком решении, как отставка Кабмина.

- Как по-вашему, заставит ли пандемия отказаться от введения второго этапа медреформы Супрун?

— Я вообще сейчас не представляю, как в этой ситуации можно проводить медреформу Супрун. Потому что, во-первых, это требует денег, которых категорически не хватает. Во-вторых, во время пандемии заниматься такими вещами крайне опасно, потому что это может вызвать коллапс медицинской сферы в целом.

Поэтому я бы к концу второй волны пандемии, а это где-то осень 2021 года, вообще бы отложил эту реформу. Ни с положительной, ни с отрицательной коннотацией я бы сейчас не рассматривал вопросы, связанные с медициной, потому что надо ей дать выполнить свою ключевую функцию, а потом уже подводить итоги.