Результаты президентских выборов до сих пор не подведены в штатах Пенсильвания, Северная Каролина, Джорджия и Аризона, где на кону стоят голоса 20, 15, 16 и 11 выборщиков соответственно. Зато стал известен победитель на Аляске — действующий глава государства Дональд Трамп. С учётом 3 выборщиков от этого штата в его активе 217 голосов, а у бывшего вице-президента США Джо Байдена — 259 из необходимых для победы 270.

Третьяков рассказал, сможет ли Трамп оспорить результаты выборов
Третьяков рассказал, сможет ли Трамп оспорить результаты выборов
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Ведущие американские СМИ уже объявили демократа избранным президентом, мировые лидеры шлют ему поздравительные телеграммы и уже обсуждают с ним, как будут выстраивать двусторонние отношения после смены власти в Америке. Трамп тем временем, как сообщает телеканал NBC со ссылкой на источники в его окружении, уже и сам осознает, что шансы на изменения результатов выборов близки к нулю. Соратники считают, что он прекратит оспаривать итоги голосования, но при этом не признает честными прошедшие выборы, но есть в команде президента и те, кто верит, что у него ещё есть возможность одержать победу и остаться у власти ещё на 4 года.

Какая судьба ждёт Дональда Трампа в ближайшее время и каким курсом Соединённые Штаты поведёт Джо Байден в случае прихода к власти, в интервью изданию Украина.ру рассказал американист Борис Межуев

- Борис, источники из окружения президента сообщают, что он начал свыкаться с реальностью, допускает вероятность поражения и уже обсуждает с советниками план участия в президентских выборах 2024 года. А каким образом Трамп сможет сохранить своё политическое влияние на протяжении этих 4 лет, ведь он не включён ни в одну политическую структуру?

— Я в это совершенно не верю. Трамп может говорить всё что угодно, но я не уверен, что он сможет баллотироваться в 2024 году. Я даже не очень понимаю, зачем он это вообще говорит. Ему будет 78 лет, он будет старше Байдена, я не думаю, что физическое состояние будет блестящим. 99%, что он сейчас уйдёт и на него будет безумное количество компромата выброшено, сделают всё, чтобы убрать его из политической жизни. Совокупность этих факторов не позволяет мне верить в то, что он может оказаться кандидатом в президенты в 2024 году. Республиканская партия будет искать любого другого кандидата, который сможет не допустить возвращения Трампа в качестве претендента на президентский пост. В американской истории есть только один пример, когда был президент одного срока, а потом вернулся и довольно быстро скончался после этого, — Гровер Кливленд (22-й и 24-й президент США), — но это было ещё в XIX веке. Во-вторых, это совершенно не та ситуация, с которой мы сейчас имеем дело. 

То, что я считаю возможным, — Трамп может найти преемника, внутри Республиканской партии найти какого-то человека, которого воспринимали бы в качестве символического преемника его дела. Если он сейчас сможет отбиться от обвинений, если заявления, что он опасен для национальной безопасности и его нужно отправить в тюрьму, окажутся не более чем запугиванием, то он будет влиятельной фигурой Республиканской партии, от него многое будет зависеть при номинации тех или иных фигур в качестве сенаторов, конгрессменов и т.д., об этом сейчас много говорят. Разумеется, его клан, который так или иначе уже есть, будет сильнее, чем клан Бушей в Республиканской партии, можно даже сказать, это нью-йоркский клан, уже видно, Рудольф Джулинани его составляет и ещё целый ряд фигур, которые остаются ему верными, несмотря ни на что. Это будет клан, который поборется за лидерство в Республиканской партии, кого-то он сможет выдвинуть в качестве будущего кандидата.

Трамп-2024: президент США готов уйти, но он вернется
Трамп-2024: президент США готов уйти, но он вернется
© AP, Alex Brandon

Идти на выборы 2024 года будет большим напряжением и для Трампа самого лично, и для избирателей, и для Америки, поэтому, я думаю, это вряд ли произойдёт. Да и семья уже испытывает определённое напряжение от всей этой политической ситуации, поэтому они тоже вряд ли захотят, чтобы лидер этого клана вновь боролся за Белый дом.

- 10 ноября первый заместитель госсекретаря США Стивен Бигэн сказал, что и Республиканская, и Демократическая партии хотели бы найти возможность продвинуть вперёд отношения с Россией. Это своеобразный торг, кто запишет в свой актив продление договора СНВ-3, или реальные возможности для укрепления сотрудничества есть даже в условиях двухпартийного консенсуса по противодействию России?

— Бигэн сейчас пытается отблагодарить тех, кто не поздравил Байдена, это единственный смысл. В общем-то, конечно, сейчас вдруг стали говорить об улучшении отношений с Россией, может быть, здесь есть какие-то намёки на будущее улучшение. Я не знаю, трудно сказать, мне представляется, это, скорее, как игра уже на уход.

- Все размышляют, какой курс в отношении России будет проводить администрация Байдена, но при этом не говорят, а какую политику Россия должна проводить по отношению к Штатам. Можем ли мы навязать им свои правила игры?

— Мне кажется, можем. Сейчас важно, кто станет госсекретарём, потому что две первые фигуры — что Джо Байден, что Камала Харрис — не знаковые в отношении международных вопросов.

Если госсекретарём будет Сьюзан Райс, это ужасно, это будет очень плохо. Я надеюсь, этого не произойдёт.

Если госсекретарём станет Уильям Бёрнс, бывший посол США в России, это позитивно и будет восприниматься как победа прагматической линии внутри команды Байдена, понятно, что никакая она не русофильская ни в коем случае, но во всяком случае с готовностью взаимодействовать по прагматическим вопросам. Возможно, будут вырабатывать какие-то правила игры, всё-таки Байден будет стремиться к сдерживанию Китая, но где-то в сознании этих людей, я думаю, есть понимание, что надо избежать, чтобы эта холодная война не превратилась в горячую, а в этом есть некая активная роль России — в недопущении острого обострения противостояния с Китаем. Здесь Россия, возможно, может что-то сделать, продолжать свои усилия по расширению сферы взаимоотношений ядерных государств, включение Франции, Великобритании и Китая в какой-то общий процесс разоружения, чтобы показать, что она позитивная сила современного миропорядка, а не революционная и не подрывная. Если прагматики победят, а не идеологизированные русофобы в этой администрации, то вполне можно будет надеяться на какие-то формы позитивного взаимодействия.

Опытные русофобы: кто будет отвечать за внешнюю политику у Байдена
Опытные русофобы: кто будет отвечать за внешнюю политику у Байдена
© REUTERS, Tom Brenner/File Photo

- Как вы считаете, не будут республиканцы блокировать назначение Сьюзан Райс, как в 2012 году, если у них всё-таки будет большинство в Сенате?

— Кто его знает. Все считают, что Райс — предельно сложная кандидатура для прохождения в силу истории в Бегази 2012 года. У неё, конечно, очень большие минусы, но с другой стороны, она может понравиться таким сенаторам-республиканцам, как Линдси Грэм и компания, именно своей антироссийской риторикой. Она проявляла её сильнее всего среди тех, кто сейчас в послужном списке команды Байдена, поэтому она может понравиться, и простят ей Бенгази в силу антироссийскости, потому что среди этих республиканцев-сенаторов достаточно много предельно антироссийски настроенных людей, которые очень хотят, чтобы линия на блокирование «Северного потока-2» и СНВ-3 продолжалась, потому что нефтегазовый комплекс для них важен, лоббирование интересов сланцевого газа и сланцевой нефти, а также лоббирование интересов Пентагона. Они могут сойтись, как часто сходились ястребы и представители либерального лагеря, кем и является Сьюзан Райс. И тогда выбор Райс на позицию госсекретаря будет носить суперзнаковый характер, это значит плохо. 

Энтони Блинкен никак себя не проявил по отношению к России. Скорее всего, он будет помощником по национальной безопасности, как предполагается.

Уильям Бёрнс воспринимается как суперпрагматик. В России внешнеполитическое экспертное сообщество очень позитивно относилось к его пребыванию в качестве посла Соединённых Штатов, это будет вполне рабочий вариант.

Сенатор от штата Делавэр Крис Кунс — это тоже плохо, это не очень хорошая фигура. Типичный демократический ястреб, на этой почве ястребиности вполне может сойтись с республиканскими ястребами. 

Мне кажется, Байден ещё сам не знает, какую линию выберет. До этого всё было не более чем риторика, а сейчас, когда возникнет вопрос, какую фигуру избрать в качестве направляющей внешнюю политику, он стоит перед серьёзным выбором, и здесь достаточно большой компромисс с республиканцами в Сенате не очень хорошо для России. 

- 11 ноября источники агентства Bloomberg сообщили, что Палата представителей и Сенат договорились о включении в законопроект оборонного бюджета на 2021-й финансовый год поправки о новых санкциях по «Северному потоку-2», согласно которой ранее введённые ограничения распространяются на всю деятельность по прокладке труб и страхованию, но не затронут Германию и её официальных лиц. Какое влияние это окажет на ход строительства газопровода?

— Я не думаю, что Байден заинтересован в блокировании «Северного потока-2». Его задача — символически наказать Россию за то, что она себя так плохо вела с Соединёнными Штатами в 2016 году. Я ожидаю каких-то символических и не бьющих по самой сути проекта санкций. Не надо злить слишком Германию, ударять по её интересам, наоборот, надо мириться с ней. Это самое лёгкое для Байдена, он не может сейчас подружиться с Россией. Надеюсь, что всё ограничится этим, честно говоря, надежды такие. Здесь много чего замешано, наверняка что-то скажут о Навальном, о нарушении прав человека, здесь он вряд ли ограничится словами, какие-то санкции он предпримет, но сам факт «Северного потока-2» для него не является важным. 

Байден против санкций: какое будущее ждёт «Северный поток — 2»
Байден против санкций: какое будущее ждёт «Северный поток — 2»
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

- Если Байден даст ход «Северному потоку-2», газопровод будет работать, не обвинят ли его в подыгрывании России?

— Он сейчас и должен что-то сделать, чтобы его не обвиняли. Конечно, будут, ещё как, те же сенаторы. Но Байден не может сказать, что он любит Путина, даже и не нужно, чтобы он этого говорил. Каждая партия обвиняет другую в мягкости по отношению к России, поэтому Байден должен и сказать, и сделать что-то жёсткое, но будем надеяться, что эта жёсткость будет чисто внешней, а не внутренней, то есть не бьющей серьёзно по каким-то проектам, которые значимы для нашей страны.

- Байден в бытность вице-президентом тесно общался с властями Украины. Насколько вероятно возобновление старых каналов связи, возвращение на украинское направление Виктории Нуланд, Курта Волкера?

— Этого вряд ли можно избежать. Не столько в силу экономической заинтересованности и обогащения семьи, я не думаю, что он будет играть важную роль, тем более он обжёгся на этом, если сын играл какую-то роль, то надо этого сына сейчас отодвинуть на задний план, чтобы о нём в ближайшие годы никто не вспоминал.

Байден выдвинет на первый план фактор идеологии, потому что это может укрепить трансатлантические отношения. Нужно выдвинуть на первый план евроатлантические ценности, а здесь Украина — это проекция фактора мягкой силы. Не думаю, что какое-то большое значение Украина имеет для экономических проектов США и Европы, но как некий фактор мягкой силы она имеет очень большое значение: это страна проевропейской революции, страна, ушедшая из российской сферы влияния и попытавшаяся войти в европейскую сферу влияния, и за это получившая определённое наказание, как считается, со стороны России. Я считаю, что это восприятие глубоко неправильное, и Россия должна это восприятие ломать, потому что на самом деле Украина не наказание получила от России, она оказывается и под российским влиянием тоже, просто раскололась страна между двумя сферами влияния. Но это восприятие, которое не очень в сознании у Запада, и наша задача, как мне представляется, заключается в том, чтобы это представление изменить, и это можно сделать.

Что-то с Украиной они должны сделать, как-то её поднять, оказать какую-то финансовую помощь, не бросать. Заметного равнодушия у администрации Байдена к Украине не будет, это ясно, но не стоит ожидать, что что-то подарят Украине, разумеется, ничего Украине не подарят. Будем надеяться, что всё ограничится какими-то формами выражения дружбы, помощи, в том числе экономической, культурных обменов и так далее, но не военного конфликта.

Анатолий Вассерман: Байден плюнет на Минские соглашения, если окажется в Белом доме
Анатолий Вассерман: Байден плюнет на Минские соглашения, если окажется в Белом доме
© РИА Новости, Александр Натрускин

- Действительно ли бывший посол США на Украине Мари Йованович может получить высокий пост в администрации Джо Байдена, как на днях сообщил со ссылкой на свои источники бывший депутат Верховной Рады Сергей Лещенко?

— Я не видел упоминания её имени, но это было бы логично. Я думаю, она могла бы стать замгоссекретаря, например, может быть, пост, который когда-то занимала Виктория Нуланд — ещё один неприятный персонаж, который может возникнуть. Йованович нужно премировать за лояльность, поэтому, скорее всего, что-то ей дадут.

- Может ли получиться так, что Байден будет больше работать с Порошенко, с которым он в своё время общался чаще, чем с женой, как сам говорил, а не с президентом Зеленским?

— Сомневаюсь. Не вижу никакой необходимости в этом. Думаю, тот президент, который сейчас есть, вполне устраивает Байдена, не думаю, что зачем-то нужно воскрешать старую клиентуру.

- Как будет действовать администрация Байдена в отношении постсоветских стран, где сейчас нестабильная внутриполитическая обстановка, будет ли подогревать «цветные революции», поддерживать активистов?

— Поддерживать будет, разумеется, где может, но я не понимаю где. В Молдавии и так всё понятно совершенно. В Белоруссии они ничего не смогут сделать, всё, что могли, уже сделали. В Армении… вообще не будем об этом вспоминать по понятным причинам. Куда они могут сунуться? В Казахстан? Может быть, но не совсем понятно зачем. Не вижу какой-то возможности. Конечно, будет дикое желание в Россию бросить деньги для смены власти, но это малореально. 

Что ещё не поделено по-серьёзному? Всё, что плохо лежит, уже взято той или иной страной так или иначе. Последней была Белоруссия, но после тех событий, которые там происходили, кажется, всё было понятно, кто что контролирует, поэтому я не думаю, что реально администрация Байдена может что-то сделать.

Жарихин: Для бывшего СССР Байден Трампа не слаще
Жарихин: Для бывшего СССР Байден Трампа не слаще

Где они действительно что-то могут сделать, так это Венгрия. Сделать её полем для экспансии, свергнуть режим на каких-то аналогичных выборах, создать леволиберальный протест, это да. Венгрию очень даже легко себе представляю. В Польше тоже могут содействовать победе ультралиберальных сил против консервативно-демократического руководства, которое там есть. Как ни странно, сменить Нетаньяху в Израиле, это тоже допускаю. Он и так делится властью и уходит (согласно подписанному после парламентских выборов соглашению, Беньямин Нетаньяху будет премьер-министром в течение 18 месяцев, а 17 ноября 2021 года уступит этот пост министру обороны Бени Ганцу на аналогичный срок. — Ред.), но ускорить его уход могут. Где точно что-то попытаются сделать, так это в Бразилии, я почти убеждён, что так и будет. Сменить Жаира Болсонару, который воспринимается как ставленник Трампа.

Они попытаются убрать правоконсервативные режимы.