- Александр, вы эксперт по постсоветскому пространству. Как вы интерпретируете то, что происходит на этой территории: выступления змагаров и части пророссийской оппозиции против Лукашенко в Белоруссии, война в Нагорном Карабахе, новый майдан в Киргизии? Это все звенья одной цепи, за которыми стоит внешний кукловод (если да, то кто он?), или эти события между собой никак не связаны, а просто совпали по времени?

— Нет-нет, никакого кукловода в этих событиях я не вижу. Но, конечно, когда начинаются военные действия между теми или иными странами, как в Нагорном Карабахе, или начинаются выступления оппозиции, как в Белоруссии, то, естественно, активизируются внешние силы. Но разговоры о кукловодах все равно неуместны.

Заметьте, бунты, революции, протесты сегодня происходят не только на постсоветском пространстве. Они происходят и в Америке. В Германии протесты, вызванные ограничениями в связи с коронавирусом, смотрите, какими были бурными. Таких протестов не было давно.

Все эти выступления связаны с тем стрессом, который появился у людей в связи с коронавирусом: тут и экономические проблемы, и ограничения, и потеря веры в хорошее экономическое будущее. Так что я бы обратил внимание на вот эту глобальную тенденцию.

В связи с этим хочу сказать, что если бы во время пандемии страны Евразийского союза держались бы рядом и подставляли бы друг другу плечо, то риски были бы минимизированы. Так что на ситуацию надо смотреть спокойно и трезво, делать из нее выводы.

- Ряд комментаторов полагают, что политические потрясения, происходящие по периметру России, могут перекинуться и на саму Россию. Как вы оцениваете это?

— Англосаксонские силы, которые хотели бы ослабить Россию, никуда не ушли. Они не дремлют. Но в то же время у них сейчас ограничены возможности сделать это. Как это, например, было в Украине 6 лет назад.

То, что произошло в Белоруссии и в Киргизии, произошло на локальной почве. Турки вмешались в конфликт в Карабахе и, видимо, его инициировали, но не получили поддержку со стороны Запада.

В то же время проблему прекращения огня решила Россия, показав, что в рамках Евразийского пространства такие проблемы решать можно. Она доминирующая сила, так что не так все однозначно.

Абзалов рассказал, почему Россия может быть арбитром по Карабаху, а Турция, Франция и США нет
Абзалов рассказал, почему Россия может быть арбитром по Карабаху, а Турция, Франция и США нет
© РИА Новости, Юрий Алексеев | Перейти в фотобанк

То, что Россия помогла посадить за стол переговоров Армению и Азербайджан, и то, что она смогла нажать на Лукашенко, чтобы, например, он провел переговоры с оппозицией, говорит о том, что она серьезный фактор на постсоветском пространстве и лидирующая страна на евразийском пространстве.

Да, отдельные силы на Западе будут, конечно, пытаться ослаблять Россию, но в целом у Запада сейчас свои проблемы. Мы же видим, что тут и Brexit, и трещина в трансатлантическом сотрудничестве США и ЕС, и последствия коронавируса, и так далее.

Мало того, Европа испугалась вмешательства Турции в конфликт в Карабахе и того, что она претендует на роль региональной сверхдержавы, поэтому, наоборот, Европа поощряла миротворческую роль России в этом конфликте.

- Можно ли говорить о том, что «усталость» Запада, вызванная его серьезными проблемами, объективно усиливает роль России в Евразии и дает ей большое поле и преимущества для манёвра?

— Это так и есть. Запад увидел, даже не признавая это, что именно Путин остановил в Украине расширение НАТО на Восток. Дальнейшего расширения Североатлантического альянса на постсоветском пространстве не будет. Он не только словами, но и делами в Грузии и Украине предупредил Запад, что нельзя это делать. Хотя американцы и пытаются со всем этим не согласиться.

К тому же есть несколько шоков, которые Запад испытал за последние 5 лет. 2015 и 2016 годы были решающими. Они где-то меняют европейский порядок.

Первый шок — это приход к власти Трампа, который дал понять, что Америка будет следовать своим эгоистическим путем, а от европейцев требуется только послушание. Для Европы это шок, так как европейцы думали, что вместе с Америкой они выстроят общее политическое, экономическое, культурное, информационное пространство, но не получается. Сейчас Европа начинает приходить в себя, надеясь, что Трамп уйдет.

Второй шок — это Brexit. Никто не ожидал, даже часть британских элит, что такая большая страна, как Британия, покинет ЕС. В Европе никто не хочет этого признавать, но это крупнейший провал Евросоюза.

Третье: Турция распрощалась с идеей вступить в Евросоюз. Мало того, она стоит на пороге выхода из НАТО. И это громадная трещина, которая образовалась на Западе из-за этого.

Четвертое: в 2014 году Россию думали задавить санкциями, но не получилось. Но теперь все понимают, что новые санкции будут бить в первую очередь по самим западным фирмам.

Так что Европа сейчас ослабла, поэтому для всяких там авантюр или стратегий типа «сдерживания России» и попыток разорвать Евразийский союз с европейским партнерством у нее, честно говоря, сил уже нет.

Да, когда появляется возможность поиграть на белорусском или киргизском поле, то появляются определенные силы, но я бы не сказал, что они мощны, чтобы определять там что-либо.

- Вы сейчас упомянули санкции против России. Что теперь будет делать Германия в отношении России: снова вводить санкции или вместе все-таки завершать проект «Северный поток-2»?

— Сейчас соответствующие структуры в ЕС заседают по поводу санкций против России в связи с ситуацией с Навальным. Также будут рассматривать ситуацию в Белоруссии и Нагорном Карабахе. Санкции введут, но я не думаю, что они будут чересчур серьезными.

Немецкая пресса, особенно та, которая связана с трансатлантическими структурами, выступает за введение жестких санкций в отношении России, но немецкое правительство понимает необходимость сотрудничества с Россией по многим вопросам, в том числе и по вопросу Нагорного Карабаха.

- Армения и Азербайджан в субботу договорились о прекращении военных действий. Надолго ли?

— Слава Богу, сейчас большой войны удалось избежать.

Но тут надо понимать, что Азербайджан отвоевал у Армении не саму территорию Нагорного Карабаха, населенную армянами, а территорию, на которой жили азербайджанцы и которую 30 лет назад заняли армянские вооруженные формирования. Теперь там стоит азербайджанская военная техника.

В Нагорному Карабахе сейчас нужны международные миротворческие силы и принципиальное решение конфликта. В это сейчас трудно поверить, но, возможно, рано или поздно за Карабахом будет признана или широчайшая автономия, или даже его независимость, и он вступит в какие-то конфедерационные связи и с Арменией, и с Азербайджаном.

Абзалов объяснил, почему Россия не оказала военную помощь ни Еревану, ни Баку
Абзалов объяснил, почему Россия не оказала военную помощь ни Еревану, ни Баку
© РИА Новости, Александр Натрускин

- Как вы думаете, Пашинян, который демонстративно стремился развивать отношения с Западом в ущерб России, теперь понял, что без России ни ему, ни армянскому народу не обойтись?

— Армения ведет себя как Беларусь. Если что, она обращается к России и просит защиты и инвестиций, а как только они начинают считать, что Россия на них давит, то они обращаются к Западу.

Беларуси это не удается, а Армении частично удается, потому что во Франции и в Америке проживают большие армянские диаспоры, которые, как мне кажется, частично правят Арменией.

Но тут надо понимать, что Армения зажата между Турцией и Азербайджаном, с которыми у нее плохие отношения. У нее плохие отношения с Грузией и нейтральные с Ираном. Армении ничего иного тут поэтому не остается, как интегрироваться дальше с Евразийским союзом.

- В Молдавии скоро выборы. Возможен ли майдан в Кишиневе, в ходе которого прозападная оппозиция попытается взять реванш у пророссийского Игоря Додона?

— Да, Запад — и Европа, и Америка — поддерживает Майю Санду, лидера прозападных либеральных сил, и хочет ее возвращения во власть. Но Додон за время своего правления тоже сделал немало для укрепления молдавско-российских связей. Он сумел убедить значительную часть своих сограждан, что Россия не враг Молдовы, а ее главный инвестор. К тому же все это на фоне того, что Запад не помог Молдове во время пандемии.

Я не исключаю того, что что-то такое в этой стране возможно, но все-таки Молдова справится со своими проблемами собственными силами.