— Алексей, белорусская оппозиция в массовых акциях взяла тайм-аут до выходных. А чем, на ваш взгляд, на самом деле вызвано это решение? Протестное движение стало выдыхаться?

— С одной стороны, да. Видно, что протесты идут на спад, забастовки буксуют. Раскачать большинство крупнейших госпредприятий. Хотя где-то рабочие присоединяются к протестам, но это не тотальная забастовка в Белоруссии. Этот процесс буксует.

Кто в окружении Лукашенко предатель? Чем президент Белоруссии напоминает Януковича
Кто в окружении Лукашенко предатель? Чем президент Белоруссии напоминает Януковича
© РИА Новости, Михаил Маркив | Перейти в фотобанк
Плюс началась реакция провластных сил, пошли митинги, то есть они тоже психологически влияют на протестную массу. Люди видят, что есть значительная часть общества, которая это все не поддерживает.

С другой стороны, оппозиционные силы, вероятно, хотят перегруппироваться, определиться с целями. Думаю, они снова начнут протестные митинги с какими-то новыми целями и идеями.

- На днях в отставку подал посол Белоруссии в Словакии Игорь Лещеня. Ранее он выразил солидарность с протестующими и осудил действия силовиков. Чем вызван этот демарш работника дипломатического корпуса?

— Может быть, он считает, что уже победили протестующие и к ним стоит присоединяться. На сегодняшний день мы имеем такие демарши с его стороны, посол в Швеции и два работника МИД также подали в отставку по этой причине. Видимо, они считают, что протестующие правы, и таким образом высказывают свою гражданскую позицию.

- Можно ли тогда говорить, что в окружении Лукашенко, во властных эшелонах сформировалась оппозиция президенту?

— Ведь за эти дни протестов никто из крупных чиновников не отказался от поддержки Лукашенко. Никто не ушел в отставку, никто не встал на сторону оппозиции. Этого нет в номенклатуре, среди силовиков, то есть по сути Лукашенко никто не предал. Поэтому пока ситуация выглядит достаточно нормально.

- Создание мощной промышленности всегда было предвыборным козырем Александра Лукашенко. Однако сейчас многие предприятия Белоруссии охвачены забастовочным движением. Насколько сильную угрозу это несет действующей власти?

— Конечно, машиностроение, промышленность — это основа белорусской экономики. Если ее остановить, заблокировать, это будет сильный удар по социальной сфере. Безусловно, это серьезная угроза.

Но пока я не вижу, что у протестующих получилось остановить эти предприятия. Часть коллективов их поддерживает, но большинство нет. Поэтому на сегодняшний день ситуацию с забастовками на предприятиях можно оценить со сдержанным оптимизмом.

- А как можно оценить степень давления на внешнеполитическом фронте со стороны европейских игроков?

— Оно достаточно серьезное, но пока не критичное. Пока нет громогласных жестких заявлений. Санкции, скорее всего, будут персональными, и непризнание итогов выборов не слишком много может поменять. Тем не менее давление присутствует и отражается на имидже страны, но все-таки это не критичная ситуация.

- В чем интерес Польши в белорусских делах?  Может быть, там грезят о возврате территорий, некогда входивших в состав Речи Посполитой?

— Главный интерес Польши — это дестабилизация и хаотизация страны. То есть с одной стороны, это ослабляет какого-никакого конкурента, который находится рядом. Это ослабляет и позиции России, потому что она в случае серьезной дестабилизации будет вынуждена вмешиваться и тратить ресурсы и нести издержки.

Белорусская забастовка: план оппозиции, проверка Лукашенко или тайное желание директоров
Белорусская забастовка: план оппозиции, проверка Лукашенко или тайное желание директоров
© Баста t.me/bnkbel
Ну и третий фактор — да, если хаотизация и дестабилизация могут достичь такой точки, что под угрозой будет суверенитет и территориальная целостность. Польша внимательно наблюдает за тем, что происходит в Бресте и Гродно, особенно в Гродно.

Если бы пошли захваты административных зданий, появились «зеленые братья», Польша бы не осталась в стороне. Она попыталась бы взять под защиту польское католическое меньшинство, то есть попыталась бы в этой ситуации что-то для себя урвать.

- Насколько возможен в Белоруссии донбасский сценарий и как может повести себя Россия?

— Пока мы не имеем такой степени территориального размежевания, признаков этого пока нет. Но видно, что такие сценарии, наверно, возможны. Если вдруг Минск будет захвачен протестующими, а в Гродно тоже какой-нибудь мятеж случится. России в этом случае нужно будет вмешиваться. Во всяком случае, для нее вся территория Белоруссии представляет ценность. И даже в Гродненской области находится Белорусская атомная станция.

Поэтому здесь нужна будет уже и военная помощь в случае такого резкого обострения, дестабилизации, если у белорусских властей не хватит сил, потому что нужно удерживать всю страну. Для России будет серьезный удар, если это не получится.

- Можно ли с полным правом назвать происходящее в Белоруссии цветной революцией, подобной Арабской весне и Майдану в Киеве?

— И да, и нет. Конечно, многие признаки цветной революции имеются. Но пока мы не видим ряда обязательных вещей, как тот же Майдан, то есть захват каких-то площадей. Была попытка захватить улицы, здания с наскоку, с применением насилия, но это не получилось. Сейчас все переходит в стадию мирных протестов, но это не значит, что не может быть еще какого-то обострения.

- Как бы вы оценили деятельность Координационного совета, созданного по инициативе Светланы Тихановской, объявившей себя недавно национальным лидером?

— Пока они серьезной угрозы не представляют. Это больше похоже на собрание самозванцев, которых никто не выбирал. Они реально не имеют никакого отношения к выборам, к избирательному процессу. Это люди, которые пытаются представлять собой некое переходное правительство.

Никаких полномочий, легитимности они и подавно не имеют. Тем не менее пытаются представить себя в качестве главного координирующего органа этих протестов. Что тоже вызывает сомнение, потому что они скорее координируются извне, из Польши, телеграм-каналами, чем этими людьми. Пока это большое опереточное правительство, а не какая-то реальная претензия на власть.