- Богдан, то, что происходит сейчас в США, массовые протесты, которые сопровождаются унижением полицейских, сносом памятников, очень напоминает события 2014 года. Можно ли говорить об историческом воздаянии, ведь майдан совершался под чутким руководством американских кураторов?

— В определенном смысле да, хотя мы не можем определять это, потому что воздаяние должен направлять кто-то. Как написано в Библии от имени Бога: «И аз воздам». Могу сказать только, что если создавать технологии и этими технологиями отравлять весь мир, то в конце концов это приведет к такому же результату у тебя дома.

Если объясняют населению, что свергать памятники на Украине, даже не Ленину, а Пушкину или Кутузову, — это хорошо, почему же тогда нельзя свергать памятники Колумбу? Раньше это удавалось сдерживать с помощью нескольких факторов, первым из которых была силовая составляющая, низкий уровень образования у большинства населения США.

А кроме того, американцы обладают определенными особенностями менталитета. Их в принципе мало интересует то, что находится за пределами США. Но сейчас все эти факторы перестали работать, и, наоборот, накопилась критическая масса других, все это привело к подобного рода протестам.

Граждане США бунтуют, запасаются оружием и опасаются говорить правду
Граждане США бунтуют, запасаются оружием и опасаются говорить правду
© AP, Ted S. Warren
Массовые протесты бывают во всех странах, но они порождаются разными причинами. Вспомним движение 60-х, протесты против войны во Вьетнаме, протесты против капитализма. Но тогда была какая-то идейная составляющая.

А сейчас это погром государства как такового, отрицание любого государства, любой власти, любых идей. Мне непонятно, как в желание сохранить жизни чернокожего населения вписывается вандализм к статуям Богородицы в католических храмах, которым то отрезают головы, то пишут оскорбительные надписи сатанинского характера.

Это разрушение в чистом виде, оно не несет никакой идеологии, кроме саморазрушения. США слишком долго подпитывали это разрушение в других странах, и вот сейчас бомба взорвалась на родине всех этих технологий.

- Как эти протесты изменят Америку, может быть, изменится внешняя политика?

— Не думаю, что они существенно повлияют на внешнюю политику, потому что она определяется силами, которые пытаются решать вопросы глобального масштаба. Например, сохранить доллар как мировую резервную валюту.

Что касается внутренней политики, то коренных изменений, скорее всего, не будет. Может быть, профинансируют какие-то программы, которые будут формально направлены на развитие и защиту чернокожего меньшинства. Но учитывая, что реформы, которые проводились еще при Бараке Обаме, провалились, я не очень верю, что они будут успешными.

О них объявят как о некоем компромиссе, заявят о единстве американской нации, после чего, когда общество успокоится, эти реформы тихо умрут. Сейчас среди американского политикума наблюдается борьба между двумя группами, одну из которых можно назвать условно демократами, а другую республиканцами.

Республиканцы — это те, кто хочет сохранить прежнюю Америку с традиционными ценностями. Демократы — это те, кто опирается на меньшинства и использует их в качестве предвыборного тарана, поэтому они поддерживают любые идеологии, которые направлены на разрушение традиционного уклада жизни.

Так что фактор этих протестов будут использовать обе партии. Сама по себе миграция рассматривается демократами не потому, что обеспечивает приток дешевой рабочей силы, а потому, что обеспечивает приток новых избирателей. Для республиканцев это, наоборот, удар по тем избирателям, которые уже отдали за них голос.

Так что возможно, что эти протесты утихнут, так как они не несут в себе никакой идеологической основы. Возможно, их удастся задавить силой, возможно, удастся залить деньгами, но корень проблемы останется внутри американского общества.

- Согласитесь ли вы с тем, что США утрачивают роль мирового полицейского, и каким будет мир без доминирования Америки? Не станет ли он, наоборот, более взрывоопасным?

— США устают от этой роли. Есть такое понятие в физике — усталость металла. Но дело в том, что эти процессы могут длиться еще десятилетия. США по-прежнему обладают самой мощной армией, у них первый в мире военный бюджет, даже в официальных рамках, в неофициальных, думаю, он еще больше. У них очень мощный флот, и они не стесняются применять силу.

Остался ли у Трампа шанс? О том, почему нынешний президент США необязательно проиграет
Остался ли у Трампа шанс? О том, почему нынешний президент США необязательно проиграет
© REUTERS, /Carlos Barria
Опасность может быть в том, что, утрачивая роль мирового жандарма, силы, которые привыкли к этой роли, могут пойти ва-банк и развязать какой-нибудь конфликт, экономический, военный, геополитический, могут развязать какой-нибудь масштабнейший экономический кризис.

Например, конспирологи сейчас активно утверждают, что кризис, порожденный вирусом COVID-19, был спланирован, чтобы скрыть потери крупных западных экономик. Некоторые экономисты говорят, что потери американской экономики могут достигнуть от 7 до 12%. Это стало бы очень сильной встряской и послужило бы поводом для переустройства политической системы. А пока всё это можно списать на коронавирус, всё будет оставаться по-прежнему.

- Какие страны могут претендовать на роль мирового лидера?

— На роль мировых лидеров могут претендовать крупные страны, которые обладают сколько-нибудь значимым потенциалом в экономике, в военном отношении, но вероятнее всего, можно предположить, что мир станет многополярным. Будут разные полюса силы: Китай, Индия, Бразилия, Россия. Может быть какой-то блок североамериканских стран, куда будут входить США, но уже не в качестве самого мощного игрока, а одного из.

Вполне вероятно, что арабские страны могут создать какое-то подобие союза. Всем придется договариваться между собой, чтобы избежать ядерной войны, экономических катастроф мирового масштаба, очередных пандемий и прочего.

- Почему, несмотря на все эти внутренние турбулентные процессы, США продолжают противостояние и с Китаем, и с Евросоюзом и Россией по поводу «Северного потока-2»? Это желание устроить маленькую победоносную войну, которая позволит отвлечь внимание общественности от внутренних проблем?

— США не могут уступить Китаю. Как только Китай начнет занимать место США на мировой арене, все начнут ориентироваться на Китай и будут игнорировать все требования США, которые касаются далеко не только политического характера, прежде всего экономического.

Например, страны начнут отказываться от доллара, хотя бы частично, а это обернется полным крахом для глобальной финансовой системы, центр которой находится в США.

При всей своей мощи Китай — это страна, которая очень зависит от того, куда и сколько она импортирует. Китай импортирует товары в США в очень большом количестве и получает за это доллары, те самые, которые в результате переориентации на Китай могли бы и обесцениться.

Если эта система рухнет, Китай потеряет рынки сбыта, перестанет производить большое количество дешевых товаров, сам перестанет закупать сырье и платить за него. По этой цепочке пострадают все. Поэтому, пытаясь найти выход, страны осторожно борются друг с другом. США ведут себя более и более агрессивно в лице своего президента и других государственных органов.

Что касается войны с ЕС и Россией относительно «Северного потока-2» — это старая как мир борьба за рынки. Нас очень долго презирали за то, что мы импортируем углеводороды, называли страной-бензоколонкой, но сейчас в США нефти на экспорт производится даже больше, чем в России.

А борьба против «Северного потока-2» — это борьба в рамках геополитики, где сложно определить, что превалирует, экономика или политика. Для того чтобы продавать свой сжиженный газ, нужно затормозить или сделать невозможным «Северный поток-2». Но достичь этого рыночными методами экономически невозможно, и включаются политические механизмы.

Но если не будет возможности продавать свой сжиженный газ, то тогда и политические инструменты США тоже обесценятся, политическое влияние США будет умаляться. Нам нужно не поддаваться этому и добиваться своих целей.

- Прокомментируйте, пожалуйста, задержание более 30 граждан России в Белоруссии по обвинению в подготовке террористического акта.

— Сейчас, когда в Белоруссии арестовали 32 граждан России, не важно, по какой причине они там оказались, я убежден, что это точно не подготовка к теракту и свержению Лукашенко. На мой взгляд, Россия должна четко артикулировать свои права и четко давать понять, что так поступать с ее гражданами нельзя.

- Чем же тогда является эта акция силовых служб Белоруссии? Провокацией?

— Да, конечно. С моей точки зрения, это постановка перед выборами, желание угодить Западу, получить кредиты перед выборами и какую-либо поддержку, идейную, дипломатическую. Преподнести населению себя, я имею в виду Лукашенко, в качестве единственного гаранта стабильности в стране.

ЧП республиканского масштаба. Случай в санатории «Белорусочка»
ЧП республиканского масштаба. Случай в санатории «Белорусочка»
© РИА Новости, Александр Щербак | Перейти в фотобанк
Думающие люди, конечно, понимают, что все это постановка. Люди, которые брали с собой телефонные карты Судана, литературу на арабском языке, явно не собирались ехать в Белоруссию для свержения Александра Лукашенко.

Но населению через пропагандистскую машину преподнести это можно. И Западу тоже приятно, потому что Западу это можно показать как мощную пощечину России: вот, мы не боимся арестовывать российских граждан.

Если этих граждан выдадут Украине в рамках запроса Киева, потому что некоторые из них воевали в Донбассе, это будет уже не пощечина, это будет апперкот.

- Как же должна Россия отреагировать на задержание своих граждан?

— Россия должна отреагировать спокойно, но жестко. Россия должна показать, что подобного рода поведение является неприемлемым. Если Белоруссия не пойдет на уступки, до выборов или после, Россия будет включать свои механизмы, которые будут негативно сказываться на российско-белорусских отношениях, режиме Лукашенко и экономике всей страны в целом. Лукашенко идет на обострение, но мы не должны бояться того, что тоже можем пойти на обострение.