«Все хорошо, и это подозрительно». Казахстанский эксперт об отношениях Москвы и Нур-Султана
«Все хорошо, и это подозрительно». Казахстанский эксперт об отношениях Москвы и Нур-Султана
© РИА Новости, Александр Астафьев | Перейти в фотобанк
- Талгат, из-за коронавируса руководство страны почти сразу же ввело режим чрезвычайного положения. Как вы оцениваете это решение и другие меры, принимаемые властями в целях борьбы с пандемией?

— Введение чрезвычайного положения вполне обосновано, потому что наша система здравоохранения очень низкого качества. Она вряд ли сможет справиться, если вспыхнет эпидемия в стране. Поэтому наши власти перестраховываются, вводя режим ЧП, чтобы ограничить перемещение и массовые скопления людей, и предотвратить эпидемию.

При этом случаи коронавируса в Казахстане играют на руку нашей власти. Это мощная информационная перебивка для выступления оппозиционеров и перевода внимания общественности с социальной и политической проблематики на тему коронавируса. Сейчас наше общество озабочено страхом перед эпидемией.

Режим ЧП дает властям легальную возможность ограничивать проведение несанкционированных митингов и всего прочего под предлогом борьбы с коронавирусом. Наши власти фактически убивают одним выстрелом сразу двух зайцев.

- Есть ли бросающиеся в глаза признаки паники в Казахстане, вроде пустых прилавков или огромного роста цен на продукты?

— Такие случаи были в Алматы. Там было зафиксировано наибольшее количество случаев коронавируса. Я не могу ручаться за подлинность фотографий с пустыми полками из соцсетей, но это в любом случае показывает, что в нашем обществе постепенно распространяется паника. Люди ходят по улицам в масках. Это же о многом говорит. Они близки к панике.

- Если говорить однозначно и заглянуть чуть вперед, то настроения в обществе скорее пессимистические или скорее оптимистические?

— Если люди ходят в масках, то это однозначно пессимистические настроения. Наши люди не доверяют нашей государственной системе, включая систему здравоохранения. Поэтому люди так себя ведут. Закупаются впрок, чтобы перезимовать лютую зиму коронавируса.

- Британские СМИ ранее сообщали о том, что семья первого президента Нурсултана Назарбаева оспаривает в суде арест своей недвижимости в Лондоне. Как на это реагируют в Казахстане?

— В официальном информационном пространстве об этом ничего не говорится. Такие темы у нас табуированы. Даже в соцсетях эта тематика вяло обсуждается, потому что за это могут преследовать власти, вплоть до уголовной ответственности.

Это только обсуждают независимые СМИ, которые в основном находятся за рубежом и просто освещают казахстанскую тематику. В стране лишь некоторые независимые гражданские активисты, которых у нас немного, обращают внимание на эти проблемы.

Кажется, что все эти вещи не находят отклика в нашем обществе, но это вызывает бурные обсуждения в основном в ходе кухонных разговоров. Но общество зашугано, испугано. Это стандартный советский человек со всеми вытекающими последствиями.

- Кому выгодны эти скандалы? Кто настолько силен, что готов бросить вызов действующей системе власти Назарбаева?

— Большинство элитариев, по всей видимости, не хотят, чтобы верховная власть перешла к Дариге Назарбаевой. Вполне возможно, что им выгодна вся эта ситуация с конфискацией имущества, информационные атаки ее младшего сына Айсултана. Всё это выгодно этим элитариям. Возможно, они даже приложили руку к этому.

- Они пользуются поддержкой из за рубежа или ведут эту игру самостоятельно?

Политолог Чеботарёв: В Казахстане к Китаю всегда было неоднозначное отношение
Политолог Чеботарёв: В Казахстане к Китаю всегда было неоднозначное отношение
— Сложно говорить о том, что они как-то тесно связаны с Западом или что на них работают иностранные спецслужбы. Не нужно искать конспирологию для объяснения этих вещей. Ключевую роль играют политические и экономические интересы этих элитариев.

- Сможет ли Запад, на ваш взгляд, превратить Казахстан в откровенно антироссийское государство?

— Есть косвенные признаки того, что Запад пытается воздействовать на нашу верховную власть и принудить её к дистанцированию от Москвы. Например, замораживание счетов нашего фонда в Нью-Йоркском банке в 22 млрд долларов по иску молдавского бизнесмена Анатолия Стати.

Дело о конфискации имущества Назарбаевых в Лондоне тоже можно расценить как давление в первую очередь на Даригу как на потенциальную преемницу Нурсултана Назарбаева. Дарига Назарбаева по всем признакам тоже придерживается промосковского курса, как и ее отец.

Причем, Назарбаев в последнее время все больше и больше демонстрирует свою лояльность Москве, нежели раньше. Это, наверное, как-то беспокоит Запад, и они пытаются как-то воздействовать. Но я не думаю, что Запад пойдет на то, чтобы Казахстан резко дистанцировался от Москвы и стал устраивать какие-то инциденты внутри страны.

У Запада в нашей стране очень большие инвестиции. У тех же США инвестиции близки к 50 млрд долларов. В ближайшие годы ожидаются еще около 30 млрд инвестиций, в первую очередь в развитие Тенгизского нефтяного месторождения. Американцам невыгодно, чтобы на территории нашей страны произошла серьезная дестабилизация политической ситуации.

- Насколько велика угроза радикального исламизма на территории Казахстана?

— Наши власти и провластные эксперты умышленно преувеличивают риски и угрозы религиозно мотивированного экстремизма и терроризма. На самом деле они фактически близки к нулю. Экстремизм и терроризм у нас больше присутствует в виртуальном пространстве, нарисованном властями с подачи экспертов. В реальности такого не наблюдается.

Властям выгодно использовать такие страшилки вроде религиозно мотивированного экстремизма, терроризма или национализма. Элитарии, аффилированные с правящей элитой, даже возглавили эти процессы, контролируют фундаментальных исламистов, националистов.

Они манипулируют этими процессами, направляют их в нужное для себя русло и используют их при необходимости в определенных внешнеполитических целях.