Все же нерешенными остались главные проблемы в отношениях между Россией и Белоруссией, которые коренятся в разнице подходов к интеграции в Союзное государство. К чему это может привести, в интервью изданию Украина.ру рассказал директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко.

- Олег, как вы оцениваете результаты прошедшей встречи? Что главное могли бы выделить?

— Прорыва между лидерами двух стран, к сожалению, не произойдет, потому что все знают, что нет личного доверия между Владимиром Путиным и Александром Лукашенко. Более того, существует известная личная неприязнь. Конечно, как профессионал Путин умеет переступать через себя, но не всегда любит это делать, не всегда считает это целесообразным.

А Лукашенко — это политик эпохи 90-х. Харизматичный яркий политик, при этом очень четко умеющий считать свои интересы. Лукашенко исходит из того, что если мы строим Союзное государство с Россией, то Россия должна помогать и нас поддерживать, поскольку мы гораздо меньше, чем Россия. Этим же подходом, кстати говоря, руководствуются кандидаты в члены ЕС, когда вступают в Евросоюз.

Путин исходит из концепции товарно-денежных отношений: «Мы вам скидок просто так делать не будем, мы будем делать бизнес. И вот на этих условиях мы будем взаимодействовать, не нравится, значит не нравится».

Так что, к сожалению, если не случится какого-то форс-мажора критического, когда станет понятно, что или Москва договаривается с Лукашенко, либо Белоруссия идет по пути Украины, и Москва ни с кем не договорится. Боюсь, что пока Путин не окажется перед вот такой ситуацией, российская политика в отношении Минска не изменится.

На данный момент это очень контрпродуктивная политика. Попытка выстраивать рыночные отношения с единственным формальным российским союзником, который входит в Союзное государство, обернется в ближайшем будущем потерей этого союзника и превращением его во врага по типу Украины.

Срок, который для этого нужен, не больше 10 лет.

- До встречи с Путиным Лукашенко вёл переговоры с госсекретарем США Майком Помпео и заявлял о потеплении отношений с "величайшей империей мира" — США. Можно ли говорить, что Лукашенко пытается уйти на Запад от России? И насколько вероятен такой уход?

— Лукашенко всегда пытался в похожих ситуациях искать какие-то возможности на Западе. Но Белоруссия не рассматривалась и никогда не будет рассматриваться Западом как страна, которая может стать частью ЕС и каких-то других организаций, и Лукашенко это прекрасно понимает.

Все эти заигрывания — это попытки продемонстрировать Путину: «Ах так, если вы с нами так, то мы можем и в другую сторону посмотреть».

И то, что Лукашенко совершил визит в Вену впервые, кажется, за семь лет, то, что он принимает у себя американских чиновников, говорит только об одном. Лукашенко как человек, который правит Белоруссией с 1994 года, хочет сохраниться. В этом году ему предстоят выборы в сентябре, и в этой связи он ищет точки опоры вовне.

При этом Владимир Путин и официальная Москва точкой опоры для него точно не являются. В лучшем случае она занимает нейтральную позицию, а в худшем вставляет палки в колеса Лукашенко.

Руководствуясь при этом совершенно контрпродуктивной убогой рыночной логикой: мы там не зарабатываем, нам это невыгодно.

Но а при чем здесь кому выгодно, чтобы страна была союзником? Тем более смешно сравнивать Россию и Белоруссию. Лукашенко сказал, что три ваших олигарха, если бы я их запустил, скупили бы всю нашу Белоруссию на корню.

Белоруссия по размерам составляет небольшую часть Центрального федерального округа. Естественно, о равенстве интеграционных возможностей речь не идет. Поэтому это Россия должна вкладываться в Белоруссию, если она нужна как союзник.

А если она нам не нужна, если на нее наплевать, то хорошо, давайте действовать по рыночным механизмам.

И очень скоро вы получите белорусский вариант УНА-УНСО*, белорусский вариант Правого сектора*.  

- Как скоро может произойти то, что вы описываете?

— На самом деле это уже давно бы произошло, но спасает только одно. В Белоруссии, в отличие от Украины, никогда не было антироссийского вируса, даже близко.

Нужно очень глубоко нырнуть в историю, чтобы вспомнить в белорусской истории условно альтернативные русской истории. То есть это нужно докопаться до времен Ивана Грозного, Великого княжества литовского, и вот там можно при желании найти нотки даже не антироссийские, а я бы сказал, альтернативные российским на тот момент. Потому что Великое княжество литовское на тот момент исходило из концепции альтернативного русского государства.

Но нигде больше в белорусской истории не было даже намека на какую-то русофобию. И даже то, что на западе Белоруссии проживают католики, никоим образом не делает их антироссийскими. Так что в силу отсутствия гена русофобии в Белоруссии, там до сих пор это не случилось.

- На ваш взгляд, как отношения России и Белоруссии будут развиваться в ближайшее время? Условно в 2020 году?

— Они будут сложными, потому что этот год — год выборов в Белоруссии, и поэтому отношения будут сложными.

*Деятельность организации с таким названием запрещена в РФ