Цена обещаниям

Успокоить панические настроения на Украину (и, кстати, в Грузию и Румынию) отправили целого главу Пентагона Ллойда Остина, который, естественно, выразил полную поддержку в борьбе Украины с «российским агрессором» и всякое такое. Но панику слова американского министра обороны почему-то не уняли.

«Слухи, что США отдают нас на растерзание Кремлю, несколько преувеличены», — пишет одно из наиболее разжигающих межнациональную ненависть издание «Обозреватель», а украинские провластные политологи усердно убеждают друг друга, что Россия и США ни о чем не договариваются «за спиной» Украины. Экс-министр иностранных дел Украины Павел Климкин вообще заявил — слова Остина ничего не стоят, если не будут подтверждены реальными делами, которых «пока мало». Климкин напомнил, как госсекретарь Блинкен во время своего визита на Украину тоже много чего обещал, а потом «США фактически позволили России завершить свой газовый проект — "Северный поток — 2"».

Павел Волков. Кто он
Павел Волков. Кто он
© Павел Волков/Facebook

Панические бурления заставили главу МИД Украины Дмитрия Кулебу написать в своем Twitter, что заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд во время визита в Россию не обсуждала предоставление Украиной особого статуса: «Нет, неправда. Американские партнеры подробно информируют нас о своих контактах».

Запрещенный сегодня на Украине классик говорил: «Кто в политике и экономике верит на слово, тот круглый дурак». Об этой максиме по понятным причинам не должен знать электорат, но власти и обслуживающая их медийная клиентела все прекрасно понимают. И вот о чем речь.

Глубже, чем союз

«Россия и Китай не создают военного блока, опасения на этот счет беспочвенны», — заявил президент России Владимир Путин на «Валдае». Отреагировав на эти слова, представитель МИД КНР Ван Вэньбинь сказал, что современные отношения Китая и России не являются союзническими, а превосходят их по своей глубине. Фраза про глубину конкретного смысла не несет (глубже, чем союз — только политическая интеграция, а этого, естественно, нет), а вот «не являются союзническими» — это серьезно.

В то же время The Interpreter называет Китай «одинокой» сверхдержавой, поскольку «недовольство Западом само по себе не является основой "стратегической конвергенции" России и КНР». Издание объясняет, что Россию тревожат цели Китая на Дальнем Востоке, в Арктике и Центральной Азии. Но главное даже не это.

«Немногие страны, обладающие определенным весом, готовы принять мировоззрение Китая, а это существенно усложняет формирование альянсов и коалиций. США, напротив, в основном удавалось прийти к общему пониманию регионального порядка со своими союзниками и партнерами», — справедливо утверждает издание.

Если с дипломатического языка перевести на человеческий, то сказано следующее: несмотря на объективную экономическую и военную необходимость российско-китайского сближения, строительство коммунизма в КНР пугает и отталкивает власти буржуазной России; Соединенные Штаты, будучи недружественным государством, все же вызывают симпатию своим общественно-экономическим устройством, близким к тому, что российские власти пытаются выстроить у себя.

Это приводит к т. н. политическим качелям.

Пентагон в шоке: новая китайская ракета показала поразительный военный прогресс Пекина
Пентагон в шоке: новая китайская ракета показала поразительный военный прогресс Пекина
© Министерство обороны РФ / Перейти в фотобанк

Русский с китайцем — братья навек?

Вряд ли случайно именно сейчас и почти одновременно вышли две статьи: награжденного медалью за «Выдающийся вклад в развитие китайско-российских отношений» востоковеда, профессора Александра Лукина и профессора международных отношений в Школе перспективных международных исследований Университета Джонса Хопкинса Хэла Брэндса.
У Лукина и Брэндса диаметрально противоположные отношения к Китаю, но пишут они одно и то же — пик китайско-российского сотрудничества пройден.

«Любые возможные изменения в политике США, вероятно, окажутся меньшим сдерживающим фактором для дальнейшего российско-китайского сближения, чем опасения России по поводу растущей самоуверенности Китая», — считает Лукин.

Брэндс же утверждает, что «дружба» России и Китая против США заканчивается, поскольку в «авторитарной оси» России уготовано лишь место младшего партнера, а она хочет быть независимым центром силы в мировой политике.

Аамериканский истеблишмент будет делать ставку на разобщение России и Китая, т. к. для этого есть основания и возможности — вот центральная мысль обоих авторов. И такое положение вещей, если оно будет осуществлено, неизбежно может напомнить ситуацию конфликта хрущевского СССР с Китаем. Тогда Никсон ради борьбы с главным врагом — СССР — «пробил» для КНР (врага № 2) место в Совбезе ООН, инвестиции и технологии. Сегодня иерархия врагов Соединенных Штатов обратная, а классическая стратегия «разделяй и властвуй» работает всегда.

Николай Злобин: В ближайшее десятилетие главной проблемой США будет Китай, а не Россия
Николай Злобин: В ближайшее десятилетие главной проблемой США будет Китай, а не Россия
© РИА Новости, Нина Зотина

National Interest прямо говорит: антикитайская политика Байдена может привести к усилению позиций России в Европе. Ради того, чтобы Германия признала наконец-то Китай проблемой для НАТО, Байден не ввел санкции против нужного и Германии, и России «Северного потока — 2». Издание утверждает, что США не слишком противодействует экономическому взаимодействию России с Европой, Индией, Японией и Южной Кореей для того, чтобы РФ не было смысла вступать в настоящий союз с КНР, в котором, как уже говорилось, Россия будет лишь младшим партнером.

Washington Post же вообще разминает тему неэффективности санкций как таковых.

Сигналы, сплошные сигналы. Defense News разразился статьей о том, что НАТО переключается с противодействия России на Китай, и это вызвало панику у американских союзников в Прибалтике по поводу возможности «новой агрессии» со стороны Москвы. Оно и понятно, ведь глава Пентагона Остин на словах выразил поддержку всем своим восточноевропейским сателлитам (в том числе Украине), однако уточнил, что в ближайшем будущем усиливать натовский контингент в Европе не собирается.

Правый поворот

И все эти игры финализируются тем, с чего мы начинали — очень специфическим выступлением Путина на «Валдае» о его негативном отношении к СССР, коммунизму, революции, о любимых ультраправых философах, исчерпании «существующей модели капитализма» (многие ошибочно приписывают ему слова об исчерпании капитализма вообще, а он говорил исключительно о либеральном капитализме) и благе «консервативной» политики. Тут, что называется, имеющий уши да услышит.

Такие воззрения Путина не являются новостью, это, в конце концов, его личное дело. Конституция РФ постулирует идеологический плюрализм, т. е. каждый может выбрать для себя, что ему нравится на вполне законных основаниях. Но в публичной политике президент России долгое время держал «центр». Этого требовала как внутриполитическая обстановка (критически значительная часть жителей РФ симпатизирует левым взглядам), так и внешнеполитическая необходимость сближения с Китаем на фоне ссоры с Западом из-за Крыма.

Китайцев восхитила реакция Путина на газовый кризис в Европе
Китайцев восхитила реакция Путина на газовый кризис в Европе
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк

Нынешняя же резко поправевшая риторика вызвала положительную реакцию в ультраправых, трампистских, кругах США. Издание экс-советника Трампа Стивена Беннона Breitbart восхитилось антилиберальной речью Путина. Для понимания, Беннон — организатор объединяющего праворадикальных европейских политиков брюссельского аналитического центра The Movement и консультант испанской националистической партии «Голос». В 2020 он вместе с китайским миллиардером-диссидентом Го Вэньгуем провел в Нью-Йорке акцию против КПК: запустил в небо самолеты с баннерами «Поздравления федеративному государству Новый Китай». В общем, посыл был принят. Если США нужно ослабить Китай, немного наладив отношения с Россией, то налаживать их будут через идеологически близких людей в американском истеблишменте. Как известно, во внешней политике разногласия демократов и республиканцев всегда исчезают.

Между двух огней

Чем политические качели с правым креном закончатся для России — вопрос открытый. А вот на Украине всполошились не зря. Русский либерализм (в хорошем смысле этого слова) может плюралистически принимать украинский национализм как нечто не очень приятное, но исторически обоснованное «веками российской оккупации» и т. д. А вот русский национализм терпеть рядом с собой другой национализм не может.

И тут подливает масла в огонь говорящий о неэффективности санкций The Washington Post — ради раскола российско-китайского союза можно пойти на отказ от влияния на Украине и даже вывести войска НАТО из Прибалтики.

Главе МИД Украины Кулебе остается только читать несовместимые друг с другом мантры о необходимости развивать отношения с Китаем, но выступать при этом как «часть Западного политического пространства». Некоторые же украинские СМИ стали недвусмысленно намекать на то, что торговые связи с Китаем (КНР — торговый партнер Украины № 1) надо бы пересмотреть «в пользу демократических стран», чтобы в один прекрасный момент не оказаться между двух огней.

Тем временем под огнем Донбасс. В ДНР сообщили, что украинские силовики захватили поселок Старомарьевка в Тельмановском районе, а в генштабе ВСУ отчитались о первом ракетном ударе с беспилотника Bayraktar. Ставки повышаются. Если Украина тычет палкой в медведя ради проверки обещаний главы Пентагона и, если обещаниям этим, как многие считают, грош цена, самые худшие сценарии могут стать реальностью. Хотелось бы думать, что война никому не нужна, но нет, это не так.