Опыт есть. О системе цифрового контроля в Китае написано достаточно много. Пандемия значительно ускорила процесс усиления такого контроля и в других регионах. Так, цифровое отслеживание контактов через сигналы с мобильных телефонов с помощью специального приложения или через мобильных операторов позволяет властям ряда стран (Сингапур, Южная Корея, Тайвань) быстро находить и изолировать тех, кто общался с заразившимся коронавирусной инфекцией человеком.

Запад не прочь перенять этот опыт и уже активно перенимает. Как отмечает ВВС, «на смену всеобщему карантину может прийти режим, в котором люди возвращаются к прежней жизни, но власти знают о каждом их шаге».

Коронавирус и вирус цифрового контроля: что опаснее?
Коронавирус и вирус цифрового контроля: что опаснее?
© РИА Новости, Густаво Вальенте | Перейти в фотобанк
На Украине Министерство цифровой трансформации (Минцифры) с началом эпидемии запустило мобильное приложение «Дий Вдома», предназначенное для мониторинга режима обязательной самоизоляции граждан, прибывших в страну из-за рубежа, имеющих подозрение на заражение COVID-19.

Минцифры также создало карту, которая фиксирует несоблюдение правил самоизоляции прибывшими из-за границы гражданами. Как сообщал в начале апреля глава ведомства Михаил Фёдоров на своей странице в Facebook, этой картой могут пользоваться Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины и Минздрав.

По словам министра, Минцифры получает от операторов мобильной связи Big Data более чем о полумиллионе человек.

«Это абоненты, которые вернулись в Украину оттуда, где есть эпидемия, начиная с 17 марта (…) С помощью анализа большого объема данных были определены населенные пункты, в которых живут люди, которые вернулись из-за границы и меньше придерживались карантина — меньше находятся на самоизоляции в течение 14 дней после приезда», — написал Фёдоров, подчеркнув, что данные мобильных операторов не содержат никакой персональной информации об абонентах, звонки не отслеживаются.

По словам министра, государство будет использовать карту для оценки уровня соблюдения карантинных ограничений лицами, которые имеют высокий риск стать носителями COVID-19 в разных городах. Чтобы оптимизировать размещение ресурсов в тех кризисных регионах и для планирования мер безопасности и охраны здоровья.

«Я сумасшедший». Зеленский рассказал, как хотел специально заразиться коронавирусом
«Я сумасшедший». Зеленский рассказал, как хотел специально заразиться коронавирусом
© AP, Sergey Dolzhenko/Pool Photo via AP
Тем не менее, в комментариях к посту задают вопрос: какой закон даёт право отслеживать перемещение граждан? И такой вопрос, в ряду прочих подобных, возникает, конечно, не только на Украине. Как сказала в интервью изданию Украина.ру живущая в Курске художник-иконописец Мария Шанина, у неё «есть страх, каким будет мир после ковида».

«Боюсь цифровизации, так как боюсь того, что буду под пристальным контролем у государства, и несвободы из-за этого, в том числе религиозной», — сказала она.

Мария Шанина в своих опасениях вовсе не одинока. Многие эксперты и вдумчивые наблюдатели говорят о вероятном наступлении эпохи «цифрового рабства». И всё это не так далеко, как может показаться.  

Никита Михалков в новом выпуске программы «Бесогон» цитирует итальянского философа Джорджо Агамбена, сказавшего: «То, что было очевидно внимательному наблюдателю, а именно что так называемая пандемия будет использоваться в качестве предлога для всё более широкого распространения цифровых технологий, теперь стало реальностью».

Конечно, дело не только в реальной угрозе установления режима тотального контроля. Этим список опасностей далеко не ограничивается. Так, Джоджо Агамбен предупреждает о наступлении технологического варварства и предрекает «конец коллективности как формы жизни».

Коронавирус — это лишь первые раскаты самой настоящей войны, она пока «холодная», но вполне может перерасти в череду горячих войн, считает писатель, эксперт по искусственному интеллекту Игорь Шнуренко

По его словам, это «старая добрая ресурсная война», но с отличиями: раньше такие войны велись в бедных странах, располагающих природными ресурсами. Теперь же борьба идёт за человеческие данные, за контроль над Big data (большие данные) — и такую войну имеет смысл вести в странах, где большие данные собираются. И будут собираться при помощи всё более эффективных инструментов.

Мир после пандемии: западные СМИ строят планы и надеются на лучшее
Мир после пандемии: западные СМИ строят планы и надеются на лучшее
© REUTERS, Yves Herman
Кому выгодна эта война? По мнению эксперта, ответ лежит на поверхности: бенефициарами вообще «карантинного» или «бункерного» (в моду входит строительство бункеров. — Ред.) капитализма являются крупнейшие технологические компании мира (Facebook, Amazon, Google, Microsoft, Apple) и, конечно, Федеральная Резервная Система (ФРС) США.

Шнуренко сравнил эту пятёрку цифровых гигантов (FAGMA — по первым буквам названий компаний) и ФРС с композитным вирусом и отметил: «эти компании строят дивный новый мир, в котором большая цифра в союзе с государством управляет человеческими популяциями» (численность которых надо регулировать).

По словам эксперта, мы видим два процесса: «цифровые корпорации становятся государствами, а государства становятся цифровыми корпорациями».

Шнуренко добавил, что объём данных о человеке возрастёт на порядки с введением интернета вещей (для этого и создаётся сеть 5G). Так что коронавирус может быть только первой ласточкой на нашем пути в «дивный новый мир», и пройти осталось не так много.