Вороны же, что старались накаркать крах Лукашенко без российской нефти, были посрамлены прогнозом Украины.ру, опубликованным накануне саммита: нефть у Минска есть. Она в нефтепроводе «Дружба». Как мы и предвидели (слово в слово!), «Белнефтехим» начал отбор сырья из трубы, пояснив, что отбирает «не задействованное в транзите». Шах и мат, воронья стая! Именно о вас, а не о нефти, и были тезисы Бацьки, впервые после Сочи.

Об обострении классовой борьбы

Многих удивило то, что вместо громов и молний по нефти и/или союзной интеграции, Александр Григорьевич почему-то собрал руководителей ведущих государственных СМИ во Дворец Республики и стал много, обоснованно, хотя и несколько нудно, по бумажке, зачитывать претензии к их российским коллегам. Он высказал глубокое неудовлетворение тем, как о его стране пишут в России. В частности, в последнее время. Эта претензия очень справедлива. Официальные СМИ держат сторону своего политического руководства. Было бы странно им страдать отсутствием патриотизма. Чай не времена «семибанкирщины», когда олигархическая пресса стреляла в спину даже своей воюющей армии.

Политолог Суздальцев: Угрозы со стороны Лукашенко уже не производят впечатления на Москву
Политолог Суздальцев:  Угрозы со стороны Лукашенко уже не производят впечатления на Москву
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк

Но вот анонимные и набирающие популярность телеграм-каналы явно потеряли берега. Если судить по их публикациям, в Минске — майдан, Бацька летит в Ростов, политические элиты срочно переобуваются в вышиванки и на ломаной белорусской мове переименовывают страну в Великое княжество Литовское.

Поверь, дорогой читатель — если это и гротеск, то совсем чуть-чуть. На Лукашенко в «телеге» был обрушен целый шквал нечистот и откровенного бреда. Заказчики читались между строк, по словам Лукашенко, он постоянно возит на встречи с Путиным их списки.

Удивляться приоритетной встрече с руководителями государственных СМИ — вместо экономических элит — мог только человек, плохо осведомленный и не понимающий логику бессменного белорусского лидера. Всё очень в его стилистике и приоритетах. Переговоры с Россией зашли в тупик и два года топчутся на одном месте. От встречи к встрече  — нулевой результат, притом что белорусская сторона выглядит явно в роли просителя, у которого нет другого выхода, кроме как стоять на своем и додавливать преференции. Но успеха нет. И коль скоро главный поединщик сам президент, то каждый провал в очередных его попытках уговорить российского коллегу на высшем уровне сильно бьет по его престижу и авторитету. То есть наносит ущерб краеугольному камню в конструкции белорусского государства, каким мы его знаем: Александру Григорьевичу Лукашенко как президенту страны. Бессменному, начиная с 1994 года, который на выборах 2020 года снова выдвинет свою кандидатуру на высший пост.

Так что в данный момент для системы важнейшими исполнителями является аппарат государственных СМИ. Все очень логично. Прессе даны четкие указания — от главредов, назначенных два года назад, ждут идей. Дана и подсказка: им на пятки «наступает интернет». Еще точнее — телеграм-каналы. Так что ждем выполнения ожиданий Бацьки в белорусском сегменте «телеги». Будет очень интересно.

Аверьянов-Минский: Лукашенко не понимает, что любая интеграция предполагает ограничения суверенитета
Аверьянов-Минский: Лукашенко не понимает, что любая интеграция предполагает ограничения суверенитета
© Владимир Трефилов

На нефтяном фронте без перемен

Важнейшая роль на данном этапе — у СМИ. И этим Минск показал, что перед результатами переговоров в Сочи белорусский президент бессилен. Сохраняя в тайне содержание разговоров с российской стороной, Лукашенко демонстрирует спокойствие. Цена на газ не повышена, по нефти все стабильно: белорусские НПЗ будут обеспечены сырьем по тем же ценам, что и российские. Де-факто показан (неочевидно) принцип равноправия в нефтепереработке.

При этом как-то сами собой растворились в информационном пространстве пресловутые «дорожные карты», которые так хотели подписать в 20-ю годовщину создания Союзного государства. Уже после отставки Дмитрия Медведева над этой темой была приоткрыта завеса секретности, в том, что именно он и был автором идеи этой ревизии и инвентаризации итогов 20-летней интеграции. Стала окончательно понятна роль Михаила Бабича на посту посла в Минске: именно он и проводил по заданию главы правительства России эту инвентаризацию, путешествуя от области к области, от объекта к объекту. Было замечено, что Бабич за почти год в должности дипломата объездил Белоруссию больше, чем ее президент, что и вызвало высочайший гнев с последующим отзывом посла.

Де-юре Медведев и Бабич, усиленные Дмитрием Козаком, продолжают заниматься белорусским вопросом. Но факт и то, что «дорожные карты» как важнейший документ, который обязательно нужно подписать президентам Союзного государства, незаметно отошли на второй, а может, и третий план. Частью истории, очевидно, стал и вопрос, сколько же было этих «дорожных карт» — 30 или 31? Очень может быть, что мы этого так и не узнаем, если, конечно, издание «Коммерсантъ», объявившее в сентябре 2019 года, что имеет копии этих документов, все же не поделится ими. Интересно же! Но всё свидетельствует, что про «карты» мы больше не услышим, будет не до них. Во всяком случае, в ближайшее время. В Белоруссии тема №1 — выборы президента. В России на том же месте конституционная реформа с референдумом, перестройка всей конструкции государства российского.

«Традиционный грабеж». Суздальцев о заборе технологической нефти из «Дружбы»
«Традиционный грабеж». Суздальцев о заборе технологической нефти из «Дружбы»
© Екатерина Чеснокова

Что такое «мировая цена»

Точно так же, едва прозвучав, ушла в туман тема стоимости российской нефти для Белоруссии. Было сказано слово «мировая». Но цифры не последовало. И журналисты обратились за разъяснениями к официальным лицам, потому что, как российско-белорусские переговоры ни изучай, везде гостайны. Первый вице-премьер РБ Дмитрий Крутой на прямой вопрос корреспондента БЕЛТА ответил, что «весь сыр-бор идет в рамках ценообразования между компаниями». Компании — это белорусские НПЗ и российские поставщики. К пошлинам компании отношения не имеют и на переговоры не влияют. Пошлины — вопрос договоренности между минфинами, правительствами, межгосударственных отношений в ЕАЭС. И далее Крутой стал разъяснять, что такое налоговый маневр и как он лишает белорусский бюджет миллионов, а может даже и миллиардов американских долларов. А сейчас цена для Минска на 17% ниже мировой. Этот господин или товарищ совсем не виноват. Просто ему запрещено разглашать содержание переговоров, потому и вся эта белиберда из романа о похождениях бравого солдата Швейка: «Известно ли вам, что такое клейстер? Клейстер — это клей». По Дмитрию Крутому выходит, что «мировая цена» на 17% ниже «мировой цены».

Первый вице-премьер, когда артикулировал это, скорее всего, не помнил, что ранее в «Белнефтехиме» заявляли, что цена российской нефти для Белоруссии в настоящее время составляет 83% от «мировой». «А если мы пошлину уберем и возьмем чистую цену между компаниями, то она, по сути, мировая», — закончил Крутой. В общем, получилась очень понятная, круглая цифра.

Политолог Дзермант: Белоруссия хочет фиксированного равноправия с Россией
Политолог Дзермант: Белоруссия хочет фиксированного равноправия с Россией
© Facebook, Алексей Дзермант

Примерно в таком же духе сообщил о стоимости российской нефти для Белоруссии замглавы уже упомянутого госконцерна «Белнефтехим» Владимир Сизов. «Один из главных факторов, который учитывали при разработке стратегии — это внешние риски и пути их минимизации. Главный риск — это выход на мировую цену и снятие зависимости нефтехимического комплекса от этих колебаний, а также возможность работы в условиях мировых цен на нефтехимическое сырье», — пояснил чиновник. Слова «мировая цена» прозвучали в одном предложении два раза. Цифра — ноль раз. Если нырнуть в Гугл, можно найти информацию о том, что в 2019 году разница между мировыми ценами и ценами поставки русской нефти за счёт отсутствия экспортной пошлины составила примерно 15-17 долларов в пользу Белоруссии. Но что есть процент от неизвестного — тайна, покрытая мраком.

Бездонная «Дружба»

В общем, все закончилось как всегда: Минск приступил к отбору нефти из трубы. «Как всегда», потому что в каждой своей статье, посвященной белорусско-российскому пикированию, Украина.ру напоминает, что в этот раз страсти не кипят, как раньше. Раньше они кипели куда более бурно. Доходило до отключения нефти, газа со стороны России, прекращения поставок сырья в ЕС, конечному потребителю со стороны Белоруссии. А в медийном пространстве выступали не какие-то анонимные телеграм-каналы, а супертяжеловес среди российских СМИ — канал НТВ с документальным многосерийным фильмом «Крестный батька». Доходило и до приглашения Михо Саакашвили на белорусское телевидение с просьбой рассказать все, что он думает о России и ее руководстве. И он, поверьте, рассказал. Сегодняшние события — не чета тогдашним страстям. А сейчас отбор был делом предсказуемым, который в «Белнефтехиме», пряча глаза, объяснили «отсутствием поставок прежних объемов нефти». А в Кремле на это не отвечают, делая вид, что ничего особенного не происходит. Дмитрий Крутой не прояснил и вопрос альтернативной нефти. Будет ли заключаться соглашение с Норвегией, Азербайджаном или Казахстаном, с которыми сейчас, вроде бы ведутся переговоры? Ничего конкретного: то ли никаких переговоров нет, то ли нас ждет сенсация.

Александр Шпаковский: Интенсивной интеграции Белоруссии с Россией ждать не стоит
Александр Шпаковский: Интенсивной интеграции Белоруссии с Россией ждать не стоит
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк

Кстати, о США. После недавнего визита в Минск госсекретаря США Майка Помпео в злоязычных телеграм-каналах стартовало живейшее обсуждение гипотетического «письма Трампа» с предложением «Большой сделки». Все это чистейшей воды вымысел или домысел. Якобы, министерство торговли США инициировало процедуру пересмотра статуса экономики Белоруссии. А президент ЕБРР Сума Чакрабарти считает ее перспективной для инвестирования. И тоже чего-то там изучают. Из этого ясно лишь то, что запад Минску поможет только утопиться: там видят, что ненавидимый ими Лукашенко в цейтноте и цугцванге, куда, похоже, сам себя загнал. Впрочем, стоит повторить, что бывало и похуже. Ясно только одно: этот «тупик Троцкого» (ни мира, ни войны) не будет длиться вечно. Дай-то Бог, чтобы все понимали, что делают.