Такой интерес к фигуре Суркова не случаен, закономерно даже не то, что российско-украинскую политику связывают с отдельными фигурами кремлевских небожителей, а то, что и в России, и в Украине ожидают изменений. Я думаю, изменений искренне ожидают прежде всего избиратели Зеленского, те самые пресловутые 73 процента населения, которые голосовали за Зеленского (во всяком случае большинство из них) и которым внушили, что «злые дядьки в Кремле» не хотят мира Украине.

Все началось в субботу утром, когда в политической тусовке Москвы случился небольшой переполох: стало известно, что Владислав Сурков намерен покинуть пост куратора донбасского и украинского направления.

Ближайший помощник Суркова — политолог Алексей Чеснаков — сообщил в своем телеграм-канале, что тот уходит с государственной службы:

«В связи со сменой курса на украинском направлении Сурков ушел с государственной службы. В течение ближайшего месяца он будет заниматься медитацией. После этого обещал сообщить о причинах принятого им решения и о дальнейших планах».

Потом добавил:

«Когда появится указ — определит Президент. Решение Сурковым принято и не изменится.
Мне это известно от самого Суркова».

Из разговоров и анонимных источников стало также известно, что куратором Донбасса и Украины теперь станет Дмитрий Козак, накануне назначенный замглавы администрации президента.

В свою очередь пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сообщил, что каких-либо указов Путина на этот счет нет.

Также он опроверг сообщение Чеснакова о смене курса в отношении Украины.

«Какие-либо слова об изменении курса по Украине не соответствуют действительности и отражают только личную точку зрения тех, кто об этом говорит», — заявил Песков.

Сурков не изменит решение уйти с государственной службы – Чеснаков
Сурков не изменит решение уйти с государственной службы – Чеснаков
© РИА Новости, Евгений Одиноков | Перейти в фотобанк

«Линия Суркова» проиграла «линии Козака»?

По поводу того, сменится ли с уходом Суркова курс России в отношении Украины и Донбасса, в кругах, близких к Владиславу Юрьевичу, существует два прямо противоположных мнения: одни говорят, что нет, не изменится ничего — курс будет прежним, мол, его определяет Путин, а не Сурков, тут персона ответственного за проведение курса не важна; вторые — что да, с уходом Суркова изменится ВСЁ.

Собеседник Украина.ру, который попросил не называть его имени в печати, полагает, что уход Суркова означает смену курса. Вот что он сказал:

«Пока это только мое мнение, но в ближайшие дни мы уже будем знать все точно. Так вот, в отношении Украины в российской власти всегда существовало две стратегических линии: первая — Украина — это государство, которое в силу внутренних обстоятельств всегда будут сотрясать разного рода тектонические процессы, которые пока она существует в том виде, в котором существует, не остановить.

Но эту ситуацию Россия может использовать с пользой для себя — она постепенно, шаг за шагом будет отвоевывать русское пространство внутри Украины. Не надо надеться на то, что Украина сама по себе развалится. Не развалится. Все, что мы можем сделать, это увеличивать подконтрольное себе пространство.

С руководством Украины и с Западом договариваться бессмысленно — они все равно обманут. И не важно, кто во главе Украины, не важно, что тот или иной новый руководитель вам обещает, взятые на себя обязательства он или не будет выполнять, или не сможет, или ему не дадут».

Именно эту линию, по словам нашего собеседника, и олицетворял Сурков.

«Вторая линия, рассказывает наш информатор, — это попытка договориться с Украиной. Особенно, когда у руля новое руководство, которое идет России навстречу. Вот эту линию и олицетворяет Козак».

Сурков был против переговоров, утверждает наш собеседник, поэтому ему и пришлось уйти.

«Но победит ли линия Козака, я пока точно сказать не могу», — рассказал наш собеседник из близкого окружения Суркова.

А может, причиной всему самолюбие?

В окружении Суркова есть еще одно объяснение его демарша с заявлением об уходе с государственной службы. Речь идет якобы просто о самолюбии Суркова.

«На самом деле вопрос о его отставке — это еще не решенный вопрос. Путин не хочет далеко отпускать Суркова и хочет, чтобы он и дальше занимался и Донбассом, и украинским направлением. А демарш Владислава Юрьевича — это его самолюбие. Он не хочет находиться в подчинении у Козака, который формально как бы стал его начальником. Он хочет подчиняться только Путину. Так что надо подождать несколько дней, и тогда мы поймем, чем всё закончится», — полагает другой собеседник Украина.ру в ближайшем окружении Суркова.

Чеснаков: Сурков ушел с госслужбы в связи со сменой курса на украинском направлении
Чеснаков: Сурков ушел с госслужбы в связи со сменой курса на украинском направлении
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Какой на самом деле была «линии Суркова»?

После начала евромайдана в ноябре 2013 года Сурков, занимавшийся до этого Абхазией и Южной Осетией, перешел на украинское направление. Вместе со своим ближайшим помощником Алексеем Чеснаковым он прибыли в Киев, чтобы на месте разобраться в ситуации. При этом Чеснаков принял участие в разработке противодействия Майдану, в чем, как известно, не преуспел, работая в этом направлении вместе с Виктором Медведчуком.

В реальной политике уже после Майдана Сурков был одним из «ястребов» российской политики, который настаивал на расширении конфликта с властью Порошенко, о чем автор этих строк знает из личных бесед с самим Владиславом Юрьевичем.

Когда в конце февраля 2014 года, уже после государственного переворота в Киеве, в Крыму началась Русская весна, Сурков лично прилетел на полуостров, чтобы, по его словам, самому ощутить то, что там происходит.

В середине июля 2014 года Сурков стал куратором Донбасса. Его политикой была максимальная интеграция ЛДНР с Россией. Республики перешли в рублевую зону, началась интеграция экономик республик с Россией через Южную Осетию, признавшую ДНР и ЛНР, адаптация местного законодательства к российскому. Именно Сурков в 2015 году был инициатором идеи раздачи российских паспортов гражданам ЛДНР. Тогда, правда, эту идею зарубил российский МИД, так как это могло нанести ущерб выполнению Минских соглашений. Впрочем, позже эта идея, когда нежелание украинской стороной выполнять свою часть обязательств стало очевидным, была реализована (2019 год).

По словам Суркова, именно он был одним из главных сторонников того, что Киев не может принимать законов, касающихся ЛДНР, без их согласования с Донецком и Луганском. Правда, эта же вполне разумная норма фактически стала одним из главных препятствий в реализации Минских соглашений — Киев не хочет сотрудничать с, как они их называют, «оккупационной администрацией». В результате Минские соглашения оказались на тормозе, но при этом и Украина по своей воле не может получить контроль над «отдельными районами Донецкой и Луганской областей».

При этом замораживание переговорного процесса как тактика использовалось Сурковым и в отношениях с Европой и Штатами. Например, несмотря на периодические встречи Суркова с представителями администрации президента США  — сначала с Викторией Нуланд (при Обаме), а потом и с Куртом Волкером (при Трампе), продвижения не произошло. Более того, именно Сурков остается активным противником подключения Вашингтона к реализации Минских соглашений.

При этом Сурков считает, что русские и украинцы — это один народ, поэтому рано или поздно они будут вместе.

Он неоднократно бывал в Донецке, чтобы лично посмотреть, что там происходит, и при этом никогда этого не скрывал. О его поездках рассказал в своей книге «Контур безопасности. Генерация ДНР» экс-глава МГБ ДНР Андрей Пинчук.

Также совершенно открыто и публично Сурков патронировал созданный, в том числе и по его инициативе, Союз добровольцев Донбасса, который возглавил Александр Бородай. Он участвовал во многих его мероприятиях — от работы съезда до открытия памятника добровольцам в Ростове-на-Дону.

Так будут ли изменения в политике?

А теперь немного холодного душа на головы тех, кто склонен по обе стороны российско-украинской границы демонизировать фигуру Суркова.

Во-первых, никакого влияния на Майдан (в смысле противостояния накануне, во время и после государственного переворота в 2014 году) ни он, ни его команда оказать не смогли. И не потому, что плохо работали или не были способны это сделать, а потому, что политические процессы и силы, которые тогда разворачивались в Украине, вернее даже в столице Украины — Киеве, были куда более мощными и объективными, чем это могли себе представить Сурков и его окружение.

Во-вторых, что касается Крыма. Процессы в Крыму по возвращению полуострова в РФ начались не в марте 2014 года, а еще в 1991 году, когда Крым заявил о своем выходе из состава Украины, что было подтверждено соответствующими решениями его Верховного Совета. Но тогда из этого ничего не получилось. А позже, вплоть до февраля-марта 2014 года, настроения в Крыму по поводу вхождения в РФ только крепли. И участие в этих процессах Суркова, надо честно признать, было минимальным.

Реализация Минских соглашений — длительный процесс, и, кажется, в нем в нынешней ситуации наступает едва заметный, но все-таки перелом. И это в-третьих, как бы Сурков ни говорил о том, что именно он настаивал на признании руководства ЛДНР в качестве одной из переговорных сторон, это, во-первых, естественный процесс, а во-вторых, подтвержденный лидерами Франции и Германии наряду с Россией, что проявилось при подписании Минских соглашений.

Безусловно, стилистику многим ситуациям, которые возникли во взаимоотношениях Украины с Россией, задавали люди, которые в них участвовали или их готовили. Но на сами процессы, как учат нас Маркс и Энгельс, они все-таки не влияют.