Ранее тексты предварительных законопроектов опубликовало сначала 11 декабря авторитетное в медиасфере украинское интернет-издание «Детектор медиа», а затем 26 декабря интернет-издание «Страна». Тексты достаточно близко совпадают, но во втором варианте появился ряд новых глав (а предыдущие оказались «сдвинуты» по номерам). В итоговом варианте, внесенном в Верховную Раду, даже по сравнению с вариантом «Страны» немало новых добавок.

Внесли «Проект закона о медиа» на рассмотрение депутатов руководитель Комитета Верховной Рады по вопросам гуманитарной и информационной политики Александр Ткаченко и его заместитель Никита Потураев. Оба из фракции «Слуга народа», и оба ранее уже заявили о себе как о сторонниках «закручивания гаек» в сфере массмедиа.

В частности, Ткаченко изложил свои основные идеи в выступлении на парламентских слушаниях о защите свободы слова 6 ноября, и они были посвящены прежде всего борьбе с Виктором Медведчуком, которого считают контролирующим популярные телеканалы NewsOne, «112 Украина» и ZIK. Все это мы видим сейчас в законопроекте.

Статья 25 «Требования к прозрачности структуры собственности и контроля» в первом же пункте постулирует эмоционально изложенные в ноябре Ткаченко требования к медиа:

«1. Структура собственности и контроля субъектов в сфере медиа должна быть прозрачной, то есть соответствовать следующим требованиям:
1) содержать информацию про всех собственников, участников, акционеров субъекта в сфере медиа, в том числе бенефициарных владельцев (контроллеров), а при их отсутствии — всех собственников, участников, акционеров субъекта в сфере медиа и всех физических лиц и владельцев, участников, акционеров юридических лиц на всех уровнях цепи владения корпоративными правами субъекта в сфере медиа;

2) позволять установить всех лиц, имеющих прямое или косвенное существенное участие в субъекте в сфере медиа;
3) разрешать установить всех связанных лиц с субъектом в сфере медиа, осуществляющих деятельность в сфере медиа и электронных коммуникаций, или являются публичными лицами;
4) позволять установить наличие отношений контроля в отношении субъекта в сфере медиа между всеми лицами, указанными в пунктах первом, втором и третьем настоящей части;

Признание структуры собственности и контроля субъекта в сфере медиа непрозрачной является основанием для отказа в продлении лицензии, и может стать основанием для применения санкций или мер реагирования, предусмотренных настоящим Законом».

В Верховной Раде зарегистрировали новый медиазакон «против Медведчука»

Статья 27 «Обеспечение соблюдения требований прозрачности структуры собственности и контроля» более длинная и детализированная, но основное изложено в первом же пункте, а далее идет, если так можно выразиться, пошаговое руководство к применению:

Инквизиция для украинских журналистов
Инквизиция для украинских журналистов
© Facebook, Володимир Бородянський | Перейти в фотобанк

«1. Национальный совет может проводить исследования вопросы соблюдения субъектом в сфере медиа требований по прозрачности структуры собственности и контроля, в следующих случаях:
1) при рассмотрении заявлений о выдаче и (или) продление лицензии;
2) в случае, предусмотренном частью десятой статьи 26 настоящего Закона;
3) в случае выявления признаков возможного нарушения субъектом в сфере медиа (включая субъектов в сфере печатных медиа, субъектов в сфере онлайн-медиа, провайдеров платформ общего доступа к информации) нарушение требований законодательства и / или условий лицензии».

Также в данном контексте стоит процитировать первый пункт статьи 121 (в изначальном варианте, опубликованном «Детектор медиа», эта глава носила номер 120, уже в варианте «Страны» приобрела номер 121) «Ограничение по структуре собственности и финансирования медиа во время вооруженной агрессии»:

«1. Субъектом в сфере медиа в Украине не может быть:
1) физическое лицо, являющееся гражданином государства-агрессора (страны-оккупанта);
2) юридическое лицо, в котором владельцем существенного участия, контроллером или бенефициаром на любом уровне цепи владения корпоративными правами является лицо, которое является гражданином или резидентом государства-агрессора (страны-оккупанта) или юридическое лицо, зарегистрированное в таком государстве или местонахождением в таком государстве;
3) юридическое лицо, получающее финансирование от физических лиц, являющихся гражданами государства-агрессора (страны-оккупанта), юридических лиц, зарегистрированных в таком государстве или с местонахождением в таком государстве».

 

К чему бы это? Еще пару лет назад журналисты программы «Схемы» выяснили, что жена Медведчука, телеведущая Оксана Марченко стала единственным учредителем кипрской фирмы Tumillon Investments LTD, который владеет на 100% другим кипрским офшором Ventolor Holding LTD, а тот, в свою очередь, — 50,1% акций ООО «НЗНП Трейд», зарегистрированного в России и в 2015 году выигравшего конкурс на право добывать нефть на Гавриковском месторождении в Ханты-Мансийском автономном округе, одном из трех крупнейших нефтегазовых месторождений России.

Кроме того, на тот же офшор замыкалась и собственность Новошахтинского завода нефтепродуктов (Ростовская область), перерабатывающего добываемую в Западной Сибири нефть. Дело в том, что и ООО «НЗНП Трейд», и этот завод принадлежали одному крупному российскому собственнику, начавшему распродавать свои активы в 2014 году.

Об этой истории я писал в сентябре этого года на Украине.ру, когда выяснилось, что в этой схеме участвуют и нардеп от ОПЗЖ Тарас Козак, на которого официально записаны купленные Медведчуком телеканалы, и его гражданская жена Наталия Лавренюк, которая неоднократно летала в Россию вместе с Медведчуком на частном самолете.

Одним словом, закон «О медиа» практически написан «против Медведчука».

Одну из интересных инноваций предусматривает статья 97 (в версии законопроекта, опубликованного «Детектор медиа» — 98, «Страны» — 99) «Санкции и меры реагирования Национального совета на нарушения законодательства в сфере медиа»:

«6. Мерами реагирования Национального совета (по вопросам телевидения и радиовещания. — Авт.) на нарушения являются:
1) предписание;
2) запрет распространения медиа на территории Украины.

Обыск у Медведчука: Зеленский между Парижем и националистами
Обыск у Медведчука: Зеленский между Парижем и националистами
© Sputnik | Перейти в фотобанк

…8. В случае если в соответствии с настоящим Законом запрет распространения медиа на территории Украины реализуется в форме ограничения доступа к сайту, такое ограничение осуществляется путем обязательства провайдера услуг хостинга, предоставляющая услуги и (или) ресурсы для размещения соответствующего веб-сайта (страницы), временно прекратить предоставление таких услуг и (или) ресурсов, а также путем обязательства соответствующего регистратора доменных имен временно приостановить предоставление услуг пользования относительно соответствующего доменного имени».

В Верховной Раде зарегистрировали новый медиазакон «против Медведчука»

Да, как сообщалось в презентации, представленной журналистам 13 ноября 2019 года Ткаченко и Потураевым, решение о запретах СМИ будет проводиться через суд. Но как?

В той же главе по этому поводу сообщается следующее: «Решение об отмене регистрации и/или аннулировании лицензии принимается судом. Дело рассматривается в порядке сокращенного производства. В случае принятия судом решения об отмене регистрации и/или аннулирование лицензии, своим решением суд также устанавливает запрет распространения медиа на территории Украины».

То есть решение все-таки проходит через суд, но в форме, максимально устраняющей из состязательного правосудия (и даже от уведомления о нарушении!) обвиняемую регулятором сторону: «Реагирование в виде запрета распространения медиа на территории Украины применяется независимо от того, был ли установлен субъект, который является ответственным за нарушения, путем обращения Национального совета в суд с соответствующим иском. Решение о применении меры реагирования в виде запрета распространения медиа на территории Украины принимается судом. Дело рассматривается в порядке сокращенного производства».

Вообще инициативы в данной сфере в последнее время идут на Украине одна за другой. Так, 10 декабря издание InternetUA опубликовало сканы выдержек из подготавливаемого в Комитете по вопросам цифровой трансформации Верховной Рады законопроекта «Об электронных коммуникациях». Участвующие в разработке закона представители Национальной полиции предложили поправки, согласно которым в новом законе будет введено понятие «предписание» как «обязательное к исполнению письменное требование подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, которое предоставляется операторам, провайдерам телекоммуникаций с целью сохранения информации в цифровой (электронной) форме», а также статья «Порядок выполнения временного ограничения (блокировки) доступа к определенному (идентифицированному) информационному ресурсу (информационному сервису)». В случае принятия этих поправок украинские провайдеры будут обязаны блокировать сайты в том числе по решениям следственного судьи, то есть судьи-следователя, который предварительно рассматривает уголовные дела единолично, без присутствия адвокатов.

Можно вспомнить, что 21 июня 2018 года и 9 февраля 2019 года в повестку дня Верховной Рады включался законопроект №6688 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия угрозам национальной безопасности в информационной сфере», внесенный 12 июля 2017 года членами Комитета по вопросам национальной безопасности и обороны народными депутатами Иваном Винником (Блок Петра Порошенко), Дмитрием Тымчуком («Народный фронт») и Татьяной Черновол («Народный фронт»), предусматривающий дать СБУ возможность блокировать сайты без решения суда: «Обеспечивать в случаях, установленных законом, блокирование доступа к определенному (идентифицированного) информационного ресурса (сервиса) с использованием технических средств, устанавливаются операторами, провайдерами телекоммуникаций, а также другими субъектами хозяйствования на выполнение требований части 4-1 статьи 39 Закона Украины "О телекоммуникациях"». Немаловажно, что тогда также предлагалось ввести временную блокировку на 48 часов лишь по запросу следователя. Однако в итоге этот закон был заблокирован Комитетом Верховной Рады по информатизации и связи.