Действия российской нефтяной компании производятся в качестве компенсации за неисполнение требований международного арбитража, по которым Украина должна выплатить российским нефтяникам 112 млн долларов за рейдерские дела группы «Приват» Игоря Коломойского. Автор издания Украина.ру попытался разобраться в этой запутанной истории.

История «Укртатнефти», рейдерский захват ее активов Коломойским

Компания «Укртатнефть» была создана как совместное украинско-российское предприятие в соответствии с указами президента Украины Леонида Кучмы и главы Татарстана Минтимера Шаймиева в 1994 году на базе Кременчугского НПЗ.

Украина передала в уставный фонд компании целостный имущественный комплекс АО «Кременчугнефтеоргсинтез» (правопреемник Кременчугского НПЗ), российская сторона — денежные взносы, акции нефтедобывающих компаний. В состав предприятия вошли структурные подразделения, объединяющие разведку, добычу, переработку нефти и сбыт нефтепродуктов. В ее лучшие времена там работали 4000 человек.

Акции «Укртатнафты» распределились следующим образом: Украина получила 43,05% акций, Министерство имущества Татарстана — 28,8%, «Татнефть» — 8,6%, ООО Корсан (представители «Привата» — 1,1%). Помимо них, долями в 9,96% и 8,3% соответственно владели американская Sea Group International Inc и швейцарская Amruz Traiding A.G. Последние структуры были аффилированы с «Татнефтью», поэтому она владела большей частью компании.

Представители украинского государства пытались оспорить данное положение вещей, ведя борьбу за передачу контрольного пакета в свои руки. С данной целью Фонд Госимущества (ФГИ) обратился в Хозяйственный суд Киева с иском о признании соглашения по продаже акций Sea Group и Amruz недействительным. Но после трехлетних судебных разбирательств в 2004 году истцу отказали, подтвердив законность сделки.

В 2005 году Юлия Тимошенко, став премьер-министром, потребовала от ФГИ и «Нафтогаза» возобновить судебные разбирательства против Sea Group и Amruz. В том же году Высший хозяйственный суд Украины признал сделку недействительной.

«Укртатнафта» в ответ подала апелляцию в Верховный суд Украины, который принял ее сторону и 18 мая 2006 года признал законной продажу 18,3% акций американской и швейцарской фирмам. С этим не смирилась Генпрокуратура Украины (ГПУ), подав кассационную жалобу. 18 марта 2007 года Верховный суд Украины удовлетворил кассацию ГПУ, признав за государством законность владения спорными 18,3% акций. Общая доля «Нафтогаза Украины» в «Укртатнафте» составила 61,3% акций.

В 2009 году Хозяйственный суд Полтавской области признал недействительной продажу Татарстану 28,8% акций «Укртатнафты» и еще 8,6% акций — «Татнефти».

Но данной ситуацией в итоге воспользовался олигарх Игорь Коломойский, прибравший к рукам контроль над Кременчугским НПЗ: 18,2% акций завладела «приватовская» ООО «Корсан», еще 28,7% — другая неизвестная структура днепропетровского олигарха.

В итоге ситуация повторилась как с государственным предприятием «Укрнафта»: контрольный пакет там принадлежал государству. Но при этом группа «Приват» свела к нулю влияние государственной власти на принятие решений, поскольку, согласно действовавшим тогда законам, при проведении акционерного собрания решение принимают 60% акционеров. Коломойский создал свой ручной наблюдательный совет, который фактически лишил российских представителей их доли в «Укртатнафте».

Судебные разбирательства в международных судах

С тех пор началось судебное разбирательство, продолжавшееся фактически 10 лет в международных судах. «Татнефть» предъявила иск Украине в мае 2008 года на основании российско-украинского соглашения о защите инвестиций, заключенном в 1998 году, в связи с захватом ЗАО «Укртатнафта» и незаконным лишением ее доли в предприятии.

В 2014 г. Международный коммерческий арбитраж обязал Украину выплатить «Татнефти» $112 млн плюс проценты из-за потери российской компанией активов на территории страны. Украина подала апелляцию на это решение в Апелляционный суд Парижа, который своим решением 29 ноября 2016 г. ей отказал. В марте 2017 года Украина подала кассационную жалобу на данное решение Апелляционного суда Парижа.

В апреле 2017 г. «Татнефть» подала два ходатайства — в Арбитражный суд Москвы и Высокий суд Лондона о принудительном взыскании с Украины 144 млн долларов в пользу компании. Высокий суд Лондона вынес положительное решение, а в прошлом году Апелляционный суд подтвердил его, отклонив жалобу представителей украинской стороны.

Помимо этого, российские нефтяники заявили, что Коломойский и Ко присвоили денежные средства, причитавшиеся компании за нефть, поставленную на Кременчугский НПЗ в 2009 году. На основании этого «Татнефть» 23 марта 2016 г. инициировала еще одно судебное разбирательство против Игоря Коломойского, Геннадия Боголюбова, Александра Ярославского и Павла Овчаренко. Сумма исков исчислялась $334 млн. Сначала Высокий суд Лондона отказал представителям истца, но 18 октября 2017 года апелляционный суд Англии и Уэльса удовлетворил жалобу в полном объеме.

Ставропольские санатории в качестве компенсации

1 марта этого года в связи с решением английского суда против Украины арбитражный суд Ставропольского края поддержал требования «Татнефти» об исполнении международного арбитража и выплате 112 млн долларов.

В постановлении указано, что Киеву принадлежит несколько объектов недвижимости на территории России, на которые может быть обращено взыскание. В частности, к ним относятся четыре здания санатория им. Семашко, расположенных в центре Кисловодска, в 100 метрах от курортного парка с общей вместительностью на 300 человек и санаторий «Украина», находящийся поблизости от знаменитых Ессентукских источников, вмещающий 200 человек.

Представитель Минюста Украины на заседании заявил, что здания находятся в собственности Украины с 2001 года на основании межправительственного протокола и сейчас переданы санаторию на праве оперативного управления. «Санаторий не отвечает по обязательствам Украины, наличие у санатория имущества, принадлежащего ему на праве оперативного управления, не может являться основанием для подачи заявления в арбитражный суд Ставропольского края», — пояснил он.

Но, по словам заявителей, суд не должен исследовать статус выявленного на территории Ставропольского края имущества Украины — для эффективной юрисдикции суда достаточно лишь установить сам факт его наличия. Следовательно, суд имел право выдать исполнительный лист на принудительное выполнение иностранного арбитражного решения.

Как утверждала российская сторона, она была готова не прибегать к таким крайним мерам, если бы Украина исполнила решение международного арбитража самостоятельно, но она в течение четырех лет уклонялась от этого.

Реален ли отъем имущества: мнение экспертов

Если «Татнефть» сможет изъять имущество соседнего государства, это создаст опасный прецедент, поскольку Украина может попытаться отнять российское имущество на своей территории за утерянные активы в Крыму, в том числе обращаясь в международные суды.

По мнению экспертов, забрать данное имущество у Украины вполне реально, хотя, конечно, будут определенные юридические нюансы.

«Забрать здание санатория на юге России в счет исковых требований вполне реально. Имущество иностранного государства, пользующееся иммунитетом в отношении исполнения решения суда, перечислено в статье 16 Федерального закона от 03.11.2015 номер 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации». Исходя из имеющихся данных, можно сделать вывод, что на здания санатория иммунитет не распространяется», — полагает руководитель практики юридического агентства «ЮНЭКС» Рушан Салахов.

Юрист Тагир Назыров не считает данный прецедент чем-то «революционным», поскольку признание и приведение в исполнение решений международного суда является обычным делом, хоть и нечастым в юридической практике.

«Подписав соглашение между правительством РФ и Кабинетом министров Украины о поощрении и взаимной защите инвестиций, а также направив своих представителей для участия в заседаниях в международном коммерческом арбитраже по иску «Татнефти», Украина отказалась от судебного иммунитета. Причем данный отказ распространяется не только на сам процесс, но и на процедуры признания и приведения в исполнение арбитражного решения», — утверждает Назыров.

По словам юриста Артура Ялилова, исполнение решения международного арбитража в РФ было вопросом времени, так как Россия и Украина имели и имеют обширный хозяйственный оборот и имущество на территории друг друга.

«Данное решение международного арбитража сейчас уже приведено в исполнение в Англии (Высокий суд Англии и Уэльса отклонил апелляцию. — Ред.), также Апелляционный суд Парижа подтвердил действительность и возможность приведения в исполнение арбитражного решения. Кроме того, ранее Верховный Суд Российской Федерации отказал в пересмотре постановления Арбитражного суда Московского округа, подтвердившего полномочия российского суда на рассмотрение заявления ПАО «Татнефть» о признании и исполнении данного решения… Я не думаю, что вопрос с фактическим исполнением решения будет простым, речь идет как-никак о реализации здания санатория, относящегося к системе здравоохранения другого государства. На сегодня вовсе отсутствует подобная практика, возникнут вопросы как с исполнительным производством, так и с дальнейшей судьбой санатория», — резюмировал Ялилов.