Проблема Европарламента в том, что принять-то он резолюцию принял, да кто ж ее будет исполнять? Потому что все национальные парламенты стран-членов ЕС вовсе не обязаны следовать этому решению. То есть то, что депутаты считают важным в Брюсселе (столице ЕС), никого не волнует, например, в Берлине и Париже (столицах Германии и Франции, откуда многие из этих депутатов избирались).

А ведь именно Германия и Франция, как говорится, являются градообразующими в системе Европейского союза.
Тогда зачем этот весь сыр-бор?

День выборов

На самом деле причиной неожиданного газового радикализма евродепутатов является не беспокойство за безопасность своих государств и их энергообеспечение, а собственная политическая судьба, которая будет решаться в мае нынешнего года на очередных выборах законодательного органа Евросоюза. Дело в том, что, хотя до выборов, как говорится, рукой подать, ажиотажа в Европе не ощущается. Как бы СМИ ЕС ни старались раскачать тему, привлечь внимание избирателя к важному, казалось бы, событию и настроить электорат «правильно», то есть чтобы он проголосовал за заседающих сегодня сторонников евроценностей, а не за поборников превращения альянса в союз национально идентифицированных государств, выборная кампания остается на задворках читательского интереса. Во всяком случае именно эту ситуацию фиксирует французская Le Figaro.

Корреспондент Нелли Гарнье напоминает, что «вряд ли выборы в какой-то стране по степени проявляемого к ним безразличия населением могут поспорить с голосованием за евродепутатов. На этих выборах явка — ниже не придумаешь».

Так и хочется, перефразируя «Пиковую даму» Александра Сергеевича, констатировать: «уж вотум близится, а кворума все нет».

Между тем, в отличие от нынешнего, уже устоявшегося состава Европарламента, в него вполне могут пройти сторонники сохранения национальных традиций и противники сдачи Европы незваным гостям из Африки и с Ближнего Востока. Как ни костерит западная пресса Маттео Сальвини из итальянской «Лиги», Марин Ле Пен из французского «Национального объединения» и Александра Гауланда из германской «АдГ», получается плохо. То есть шансы этих партий (сейчас практически не представленных в законодательном органе ЕС) на прохождение в Европарламент растут неумолимо.

Общий враг объединяет и помогает противостоять

И вот в европарламенте решили сыграть на «общем враге». И зашли с изрядно затертой от долгого использования, но все же работающей козырной карты, именуемой российской угрозой Украине.

Европейские законодатели выступили 12 марта 2019 года с призывом:

А) предусмотреть возможность расширения персональных санкций в отношении граждан РФ;

Б) ограничить доступ России к финансам и технологиям;

В) больше не считать Москву стратегическим партнером;

Г) остановить строительство российского газопровода «Северный поток-2», поскольку он усиливает зависимость Евросоюза от поставок российского газа, а также угрожает внутреннему европейскому рынку и не соответствует энергетической политике ЕС или его стратегическим интересам.

Такая вот странность. Странность потому, что Германия, будучи одним из главных доноров ЕС, как раз заинтересована в СП2, а ее соседи по Союзу — против.

Не газ, а мандат. Зачем Европарламент воюет против «Северного потока»

Ржавый гвоздик украинской политики

Смена гражданства полуостровом Крым, упорно именуемая на Западе аннексией, тоже обсуждалась, равно как и якобы имеющее место «нахождение регулярных частей российской армии в Донбассе», но гвоздем программы украинская тема все же не выглядела. Заржавел гвоздик. Не до Киева нынче Брюсселю — за пять лет, прошедших с момента «революции достоинства» (она же — государственный переворот), европейский интерес к Украине сильно поугас.

Минские соглашения так и не двигаются с мертвой точки, невероятно огромное количество российских военных, которое периодически обнаруживает на юго-востоке страны президент Петр Порошенко (от 40 до 200 тысяч — в зависимости от настроения и словоохотливости) оказываются на поверку существующими лишь в фантазиях гаранта Украины.

А несколько недель назад на заседании Генассамблеи ООН представитель Наблюдательной миссии ОБСЕ в Донбассе вообще заявил, что не располагает фактами их присутствия.

А что же дальше?

Но все же извернуться в речах про опасность СП2 для ЕС и выставить себя защитниками «обманутых газовых транзитеров» евродепутаты смогли. Украинский президент просто обязан их за проявленную солидарность и заботу поблагодарить. Правда, пожалуй, на этом и все. Причем с обеих сторон. Ну нет возможностей ни у Брюсселя выжать своими резолюциями что-то большее, чем насмешку здравомыслящих людей, ни у г-на Порошенко добиться реального подключения войск НАТО к противостоянию в Донбассе. Североатлантические ребята ведь прекрасно понимают: случись что в мятежном крае — воевать и гибнуть придется «варягам» не вместе, а вместо бойцов ВСУ. Так что лучше уж разговорами отделаться. И лицо сохранить, и солдат.

Сомнительно, что Россия очередной пустой резолюции европарламента испугается — сентенции подобные звучали уже не раз и ни к чему особо радикальному не приводили. Европарламент — вообще орган, существующий ради сохранения «институтов власти, которые положены», но во внешней политике ЕС от него ничего не зависит. По большому счету от членов Европейской комиссии зависит ненамного больше.
Принятие ответственных решений брюссельские деятели давно переложили на головы и плечи руководителей, восседающих в трех столицах: Вашингтоне, Берлине и Париже. Причем если раньше эти трое были заодно, то после прихода в Овальный кабинет Дональда Трампа за океаном — своя свадьба, а на франко-германской оси — своя.

«Брюссель давно уже не столица Евросоюза, а главный город захолустной провинции германо-французского царства, — отмечает на страницах итальянского интернет-портала военных новостей Gli Occhi Della Guerra его корреспондент Лоренцо Вита, — Жан-Клод Юнкер и его сподвижники много лет занимаются поисками внешнего врага, на которого можно было бы свалить все проблемы ЕС. Сначала таковым виделась Россия Владимира Путина, а теперь, пожалуй, США Дональда Трампа перевешивают».

По мнению журналиста, Евросоюз надеялся, что его спасут Ангела Меркель и Эммануэль Макрон, но они-то как раз по причине собственного эгоизма и заботы прежде всего о благе своих государств наносят сильнейший удар по остальным. Именно действия Германии и Франции ставят вопрос в ЕС ребром: либо все для них, либо альянс пойдет прахом.

В такой обстановке рассчитывать на то, что призыв остановить строительство СП2 будет реализован на практике, — утопия. Главным европейским выгодоприобретателем от эксплуатации нового газопровода вкупе с СП1 является Германия, которая не только обеспечит полностью свои потребности в голубом топливе, но и заработает на перепродаже излишков соседям.

То есть в Берлине, конечно, Европарламент услышат. Но решать будут, исходя из германских, а не общеевропейских и тем более не из украинских интересов.