Другой важный расчёт был на то, чтобы пресс-конференция украинского президента состоялась раньше пресс-конференции Путина. Российский лидер должен отвечать на вызовы со стороны Украины, а не наоборот (собственно, с объективной точки зрения именно так дело и обстоит — Украина ведет активную игру, в то время как Россия «долго запрягает»).

Везде враги

Чуть ли не наибольший резонанс получило заявление украинского президента, которое он сам счёл, скорее всего, рядовым (до такой степени, что оно даже не появилось в новостях президентского сайта). Наверное, именно потому, что эта фраза уж очень чётко отражает сквозную тему избирательной кампании президента — борьбу с агентами влияния государства-агрессора по схеме «Порошенко против Путина».

Президент выразил недовольство тем, что на Украине «есть большое количество государственных служащих, в том числе в правоохранительных органах, у которых есть родственники в Крыму» и призвал главу СБУ Василий Грицака навести ясность в этом вопросе.

Общественность тут же изъявила желание помочь Грицаку в этом нелёгком деле и начала напоминать разные любопытные факты. В частности:

— Одно высшее должностное лицо Украины владеет кондитерской фабрикой в российском Липецке. Это, конечно, не родственник, но всё же…

— Жена сына этого же должностного лица, Юлия Алиханова, из Санкт-Петербурга, её отец — военный пенсионер, родственники живут в Крыму.

— Ещё одно высшее должностное лицо родилось в российском Курске. Отец его жены (кстати — ответственного работника АП) — российский генерал Юрий Михайленко, награжденный медалью «За возвращение Крыма».

Семья Петра Порошенко. Справка
Семья Петра Порошенко. Справка
© Facebook/Петро Порошенко

На этом, собственно, можно закончить. Единственное предположение, которое тут можно выдвинуть, — Порошенко решил подставить Грицака. Потому что провести расследование по этому делу, не выйдя на самого Порошенко и главу МИД Климкина, просто нереально…

Томософрения

Начал Порошенко, впрочем, не с этого, а с итогов церковного собора и телефонного разговора с патриархом Варфоломеем.

По словам президента, «его Святейшество считает, что наш Собор вообще стал поворотным моментом в истории вселенского православия». Тут, скорее, надо согласиться — не каждый день, год и даже столетие Вселенский патриарх благословляет церковный раскол…

Президент также напомнил о попытках создать силами государства автокефальную церковь во времена Украинской народной Республики (УНР) и гетьманата Скоропадского, почему-то прошёл мимо факта создания УПЦ КП (которая, собственно, и получила признание по итогам собора) и сообщил, что создание ПЦУ — «решающий шаг в процессе государственного строительства, (…) соразмерный с Актом провозглашения нашей украинской государственности». При этом он предсказуемо забыл уточнить, что в соответствии с Декларацией о суверенитете, Актом о независимости и Конституцией Украина — светское государство, отделённое от церкви.

Порошенко снова указал, что создание ПЦУ — вопрос национальной безопасности, поскольку Кремль рассматривает православную веру как свое «гибридное оружие», а теперь, в результате решительной победы Киева, «звёзды на кремлёвских шпилях почернели».

Отдельный момент — то, что томос (к слову — ещё не предоставленный) оказывается «весомым аргументом в пользу территориальной целостности Украины». Оказывается, границы Украины тоже определяет Вселенский патриархат… Правда, если говорить о решении Фанара относительно возвращения контроля над Киевской митрополией, то слова президента содержат в себе большую опасность — ведь границы Киевской митрополии XVI века составляют лишь небольшую часть территории современной Украины. Они не касаются ни западных областей, ни Новороссии, ни Крыма. Президенту это, похоже, забыли объяснить.

Томос об украинской автокефалии. Справка
Томос об украинской автокефалии. Справка
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Отдельно Порошенко обиженно отметил, что «государство наше обвиняют безосновательно в давлении» (речь идет об обысках в храмах и допросах священнослужителей), но из десяти иерархов УПЦ, которые пообещали прийти на собор, пришло только два — «это результат давления, но точно не нашего государства».

Порошенко в охоте на врагов нации и государства

«Власть уважает выбор тех, кто решит остаться в церковной структуре, которая сохранить единство с РПЦ» (но будет считать этот выбор результатом давления со стороны другого государства — см. выше) и «государство защитит права тех священников и мирян УПЦ Московского патриархата, которые добровольно решат уйти из-под Москвы» (но — только им; о защите прав тех, кто останется с РПЦ, Порошенко никогда не говорил).

Стратегия

Кампания по созданию Православной церкви Украины (ПЦУ), по мнению Порошенко, является элементом стратегии деколонизации, включающей в себя также: подписание соглашения об ассоциации с ЕС, безвиз, отказ от российского газа, усиление армии, укрепление позиций украинского языка, создание международной коалиции в поддержку Украины; принятие изменений в Конституцию относительно членства в НАТО и ЕС (он настаивает на окончательном принятии этих изменений уже на следующей сессии, которая начнётся в феврале 2019 года).

Отдельно президент остановился на санкциях против России, которые в очередной раз были продлены на днях. По его мнению, «это никак не наказание России — это отдельно судебными решениями будет решаться. А это мотивация для РФ исполнять Минские соглашения и сесть за стол переговоров».

Земан: Санкции против РФ бесполезны, а в ЕС нет сильного лидера
Земан: Санкции против РФ бесполезны, а в ЕС нет сильного лидера
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк

Тут бы как раз вспомнить, что четыре с половиной года санкции никак не мотивировали Россию к выполнению Минских соглашений (что бы под этим не имелось в виду), а Путин вообще отказывается разговаривать с Порошенко… Но нет. Когда был поднят вопрос о несостоявшихся телефонных разговорах, Пётр Алексеевич отметил только, что Путину ему нечего сказать.

Правда, Порошенко рассчитывает на принятие 17 декабря в ООН резолюции по поводу ситуации в Азовском море. Кроме того, он рассчитывает на отдельные санкции против российских военнослужащих, следователей и судей, имеющих отношение к Керченскому инциденту и санкций против «Северного потока—2».

Планов громадьё

Поставил президент Украины и цели: «Следующие пять лет будут еще более важными. Три главные вещи, которые нужно сделать. Во-первых, достичь мира на основе национальных интересов Украины, а не на основе капитуляции. Во-вторых, преодолеть последствия экономического кризиса, вызванного войной и экономической блокадой со стороны России, всеми элементами российской гибридной войны. Обеспечить восстановление и рост уровня жизни простых людей. И, в-третьих, достичь критериев, которые необходимы для вступления в Евросоюз и в Североатлантический альянс, чтобы наши заявки выглядели железобетонно аргументированными».

«Мир на основе национальных интересов» — это, очевидно, восстановление территориальной целостности (включая Крым) без выполнения Минских соглашений. У Порошенко есть основания рассчитывать именно на такой исход, поскольку украинская платформа для достижения мира пользуется полной поддержкой западных партнёров. Российская же дипломатия занимает слабые позиции — глава российского МИДа Серей Лавров днём позже в очередной раз повторил, что Минским соглашениям нет альтернативы, хотя уже скоро год минул с того времени, как Украина официально, на законодательном уровне отказалась от их выполнения.

Преодоление последствий экономического кризиса при нынешних темпах экономического роста — дело отнюдь не пятилетней перспективы. То же касается критериев членства в ЕС и НАТО.

Порошенко признаёт, что эти планы критикуют за нереалистичность, но указывает, что нереалистичными были планы подписания соглашения об ассоциации, получения безвиза и создания ПЦУ. В этом отношении он прав — даже темпы экономического развития могут быть ускорены. Например — за счёт значительной западной экономической помощи, совмещённой с сокращением численности населения.

Самое же важное, впрочем, не это, а то, что президент вообще ставит задачи на следующий срок… Даже если он проиграет выборы 2019 года, его преемник будет вынужден двигаться этим путём.

Военное положение (ВП)

О ВП президент говорил, отвечая на вопросы, и высказал три ключевые идеи:

Во-первых, введение ВП обусловлено сосредоточением у границы российских войск — 80 тыс. человек живой силы, 300 танков (в апреле этого года министр Полторак заявил, что в приграничных районах России сосредоточено 77 тыс. российских военных и ещё 40 тыс. составляют армии ЛДНР; в мае Порошенко говорил о том, что на Донбассе находится 10 тыс. российских военных и 50 тыс. добровольцев) и «фактическая оккупация Керченского пролива». Около 10% своих войск Россия якобы отвела. ВП было нужно для передислокации войск, которая занимает 60 дней, но (поскольку Рада их не дала) уложились в 30 дней.

Порошенко в охоте на врагов нации и государства

Во-вторых, «никакое военное положение не будет мешать проведению выборов». Поскольку военное положение не то чтобы мешает, а принципиально исключает проведение выборов, очевидно, речь идет о внесении изменений в профильный закон, которые бы разрешили проведение выборов в условиях ВП.

В-третьих, «если не состоится начало широкомасштабной агрессии (…) военное положение продолжено не будет». Тут президент путается — в других своих заявлениях он утверждал, что ВП будет завершено тогда, когда российские войска будут отведены от границ Украины. Но в данном случае очевидно, что президент не собирается досрочно прекращать ВП, о чём говорится в СМИ.

Резюме

В своём выступлении Порошенко осветил один из вариантов проведения своей избирательной кампании — путём массовых репрессий против врагов народа, которых вокруг него тьма тьмущая (кто-то же запугивал священников УПЦ, которые так и не добрались до собора ПЦУ).

Вероятность именно такого развития событий обсуждается давно, но выглядит маловероятной — вообще Запад готов простить репрессии против «российских агентов», однако слишком велика вероятность того, что эти репрессии поставят под вопрос демократичность президентских выборов. А это именно то, чего Западу необходимо избежать.