Утром 30 ноября сотрудники Службы безопасности Украины провели обыски в Киево-Печерской лавре, в ее подсобном хозяйстве и трехэтажном особняке, находящемся в селе Вороньково Киевской области, который принадлежит настоятелю монастыря, викарию Киевской епархии митрополиту Вышгородскому и Чернобыльскому Павлу (Лебедю). Впрочем, как заявил юрист митрополита, в этом доме Лебедь не проживает с 2013 года.

Статья для митрополита

Поводом для обысков стало уголовное дело, возбужденное по части 2 статьи 161 Уголовного кодекса Украины (нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам). Судя по всему, дело возбуждено по факту интервью, размещенного 25 октября на YouTube-канале «Главновости» (в последние месяцы журналисты этого канала брали интервью и у других иерархов Украинской православной церкви) под названием «Митрополит Павел про Филарета: Он с бесом поцеловался». За прошедший месяц с небольшим видео собрало около 90 тысяч просмотров.

Об этом уголовном деле митрополит, судя по всему, знал еще до прихода сотрудников СБУ. 29 ноября он заявил на брифинге перед журналистами в лавре: «До меня дошла информация, она достоверная, хотя и закрытая… что мне инкриминируют на основе религии, что есть некоторые недоразумения, что я неправильно отношусь к патриарху Варфоломею, что какими-то нецензурными словами называл Филарета».

Про патриарха Константинопольского Варфоломея речь также шла в упомянутом выше интервью «Главновостям». «Если сегодня, как они считают, нет Русской православной церкви, то Стамбула и Константинополя тем более нет, — заявил в интервью митрополит Павел. — И всякое беззаконие оттуда все исходит, ереси, где все рождались, — там: арианство, иконоборчество… Он (Варфоломей. — Авт.) хотел быть Матерью-Церковью, но не удалось по множеству причин, поэтому они все эти козни и делают».

Впрочем, это может быть не единственная инкриминируемая митрополиту статья.

«Есть и слухи, и знаю из достоверных источников, что против меня, как человека, гражданина Украины, открыто несколько отдельных (уголовных. — Авт.) дел. Правда, они идут под грифом закрытости, но можно догадываться, что они могут мне инкриминировать, — заявил он 29 ноября на брифинге. — В связи с этим я хотел бы вам сказать про то, что я никогда не был против своей страны, суверенитета своей страны, я стоял на принципах ее независимости в 1991 году. Был несколько раз депутатом в Волынской области, в Киевской, в самом городе Киеве, и для меня главное — это сохранить мою державу, где я родился».

Судя по контексту его заявлений, речь может идти об одной или нескольких из «букета» сепаратистских статей Уголовного кодекса Украины, по которым, например, в последние годы СБУ обычно заводит уголовные дела на пользователей соцсетей, — 109 (действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или на захват государственной власти), 110 (посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины) и 111 (государственная измена).

Можно вспомнить, что настоятель Киево-Печерской лавры в 2008—2014 годах также был депутатом городского совета Киева от «Партии регионов», а 22 января 2014 года во время проповеди после проводимого им торжественного богослужения в День соборности Украины сказал присутствовавшему там президенту Виктору Януковичу: «Сегодня вы несете тяжелый крест, и Церковь с вами сегодня до конца, подобно тому как Симон Киринейский помогал нести Крест Христу на Голгофу».

Вероятнее всего, сейчас чересчур ретивому ранее в выражении поддержки начальству митрополиту «шьют» причастность к делу бывшего президента Украины, обвиняемого в государственной измене и пособничестве изменению государственных границ Украины.

Впрочем, возможно, этим дело не ограничивается. Последующие слова митрополита Павла на брифинге о том, что он также всегда «считал главным… независимость Церкви», наводит на мысль, что есть и связанное с этим уголовное дело, по которому он проходит. И скорее всего, это дело о незаконном лишении свободы викария Киевской епархии, митрополита Переяслав-Хмельницкого и Вишневского Александра (Драбинко) и попытке физического устранения митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана), обвинения в котором предъявлены Виктору Януковичу и министру внутренних дел в 2011—2014 годах Виталию Захарченко.

Обвинение считает, что помещением личного помощника главы УПЦ под многомесячную охрану спецподразделением МВД «Грифон» Янукович пытался взять УПЦ под свой контроль и добиться устранения Сабодана. Учитывая, что в 2012 году во время тяжелого приступа болезни Сабодана на созванном заседании Священного синода Лебедь и Саввин провели решение о снятии Драбинко с целого ряда высоких постов, а 11 декабря 2013 года Лебедь выражал публичную поддержку действиям подчиненных Захарченко на Майдане, повод «прицепить» настоятеля Киево-Печерской лавры к «делу Драбинко», которое расследуется (правда, достаточно вяло) с 2014 года, налицо.

Другое дело, что все упомянутые выше уголовные дела, по которым проходит настоятель Киево-Печерской лавры, расследуются уже не первый год и без особых подвижек. Видимо, поэтому обыски и прошли по свежевозбужденному делу о нарушении равноправия граждан по религиозному признаку.

Допросы и беседы в СБУ

Про допросы в епархиях, действующих на территории Ровенской области, стало известно 1 декабря из публикации на сайте Информационно-просветительский отдел УПЦ: «Как сообщили в управлениях Ровенской и Сарненской епархий Украинской православной церкви, священников Ровенской области массово вызывают на допрос к заместителю начальника следотдела УСБУ в Ровенской области Тузу Б.М… В частности, поступила информация о том, что значительное количество священников-благочинных Сарненской епархии, а также 20 священнослужителей Ровенской епархии получили повестки о вызове на допрос в качестве свидетеля, без разъяснения, о чем свидетельствовать».

Чуть позже издание «Вести» опубликовало  фотографию одной из таки повесток, где видна дата, на которую вызван на допрос глава Костопольского благочиния Сарненской епархии архимандрит Иларион (в миру Иван Клебан) — 5 декабря.

Торгаш в храме. Порошенко предлагает духовенству УПЦ кнут и пряник

Можно лишь предполагать, в связи с чем проводятся допросы. Например, 27 января 2017 года Информационно-просветительский отдел УПЦ сообщил: «25 января 2017 года сотрудники СБУ провели обыск в домах священников Ровненской епархии Украинской православной церкви. Одним из них является протоиерей Виктор Земляной… Как отметил адвокат, следственные действия проходили в рамках уголовного производства о разглашении государственной тайны (статья 328 УКУ)». Возможно, снова дан ход данному уголовному делу, возможно, речь идет о деле митрополита Павла, возможно — есть и другие статьи.

Перед этим духовенство начали вызывать в СБУ для профилактических бесед. «Как стало известно, СБУ начало приглашать некоторых епископов УПЦ на «разговор» или «беседу», — написал 16 ноября в Facebook глава юридического отдела УПЦ протоиерей Александр Бахов.

20 ноября подробный рассказ о визите в СБУ митрополита Запорожского и Мелитопольского Луки (Коваленко) был размещен на YouTube-канале его епархии. «Сегодня в пол-одиннадцатого утра мне позвонили, человек представился сотрудником СБУ, и пригласили на беседу, — рассказывает митрополит. — Я спросил, по какому вопросу? Не телефонный разговор. Я говорю — это на допрос или?… Нет, это на беседу… Мы бы хотели встретиться с вами в стенах нашего учреждения».

Интересно, что Бахов 16 ноября писал, обращаясь к архиереям, что «процессуальный закон не содержит такой формы общения, как «разговор» или «беседа». Закон и кодексы таких формулировок действительно не содержат, но любой практикующий адвокат знает, что деятельность органов определяется не только этими документами, но также и внутренними. Например, никто не отменял задержаний на основании рассылаемых по отделениям полиции ориентировок на подозреваемых. Точно так же существует и беседа — в рамках профилактической деятельности. Это действительно не допрос (и поэтому не присылают повестку и не ведут протокола), и Коваленко об этом подробно рассказал далее, упомянув по ходу дела, что это «беседа чисто профилактическая».

«Беседа была очень деликатна, очень корректна, — говорит митрополит. — Меня спрашивали, как я езжу за границу, какими видами транспорта, что происходит на границе, прохожу ли я по какому-то особому коридору или как все обычные граждане. Я говорю — я гражданин Украины, у меня нет никаких привилегий, никаких дипломатических паспортов, я, как все, стою в очереди (если есть очередь) и прохожу необходимые контрольные действия». Судя по всему, вопрос должен был показать наличие у митрополита иных паспортов, кроме украинского, например российского или одной из стран Европейского союза.

«Меня попросили, что если кто-то за границей ко мне будет подходить, что-то предлагать, что-то передать, материальное что-то передать, предлагать какие-то сотрудничества, они бы хотели, чтобы я поставил в известность Службу безопасности», — сообщил далее митрополит. Формально речь, пояснил он далее, «об избежании каких-либо провокаций», но по сути — недвусмысленный намек на то, что возможный провоз из-за границы архиереем какой-либо литературы или денежных средств отслеживается СБУ. Равно как, разумеется, и любым из представителей подчиненного ему духовенства.

Митрополит добавил далее, что «вопросов об автокефалии или занятии определенной позиции меня не спрашивали (так в оригинале. — Авт.) и ничего не говорили». Видимо, он как раз к таковым и готовился, так что был удивлен. Но госбезопасность — это обычная бюрократическая структура, там не ведут идеологических битв, она как механизм, последовательно «пропалывающий» вопросы, находящиеся в ее ведении.

Там, где СБУ видит почву для дальнейших действий, следуют и новые мероприятия.

К автокефалии склоняют акции и наградами

Можно отметить и достаточно мало освещенную кампанию, развернутую сторонниками автокефалии. Определенный резонанс получил пикет, проведенный 17 ноября в Кривом Роге (пресс-служба епархии написала тогда о попытке штурма, но на видеозаписи видно, что один из пикетчиков просто периодически дергает одной рукой — в другой он держит плакат — высокие кованые ворота).

Однако из сообщения пресс-службы Житомирской епархии также известно, что 18 ноября несколько десятков человек (некоторые были одеты в камуфляж) провели с плакатами в поддержку автокефалии (например, «Кто против томоса — тот против Украины») пикет у кафедрального собора в Житомире, прямо во время происходившего там воскресного богослужения, проводимого правящим архиереем.

Торгаш в храме. Порошенко предлагает духовенству УПЦ кнут и пряник

19 ноября, по сообщению журналиста Укринформа, аналогичный пикет с плакатами прошел  у епархиального управления в Запорожье.

Эти акции напоминают кампанию против УПЦ, прошедшую в январе в разных регионах страны, разве что тогда ее проводили националисты (С14, «Национальный корпус», «Правый сектор»*, «Свобода»*), а сейчас данных об этом нет. Стоит заметить, что и эти пикеты, и недавние вызовы на допросы и обыски проходят в регионах, где не объявлено военное положение (исключая разве что Запорожье), в штатном режиме работы силовиков. Для таких действий действительно военное положение и не требуется.

Еще до последних обысков и вызовов на допросы я писал: «Если охранка как следует «нажмет» на епископат УПЦ (пока что лишь ведутся беседы, но архиереи уже изрядно напуганы), к этому подключатся националисты, и, например, налоговая и иные контрольные службы с вопросами о законности хозяйственной деятельности епархий и монастырей (например, той же богатой Киево-Печерской лавры), немалая часть епископов вполне может дрогнуть и подписать индивидуально все что угодно».

Проработка епископов идет и в другом направлении — направлении пряника. 1 декабря Петр Порошенко подписал указ №404/2018 «О награждении государственными наградами Украины по случаю 27-й годовщины подтверждения всеукраинским референдумом Акта провозглашения независимости Украины 1 декабря 1991 года», в котором среди награжденных фигурируют и два архиерея УПЦ — митрополит Сарненский и Полесский Анатолий (Гладкий) и митрополит Черкасский и Каневский Софроний (Дмитрук), оба награжденные орденом Ярослава Мудрого V степени.

Митрополит Софроний давно известен своими автокефалистскими и националистическими взглядами, в апреле этого года он подписал обращение к патриарху Константинопольскому Варфоломею с просьбой о предоставлении томоса об автокефалии. В свою очередь, митрополит Анатолий вместе с митрополитом Ровенским и Острожским Варфоломеем (Ващуком) 13 ноября 2014 года торжественно подписал вместе с ровенскими представителями раскольников и униатов митрополита «Меморандум о единой Украине и единой Украинской поместной православной церкви».

Потом, правда, двух ровенских архиереев УПЦ вызвали «на ковер» в киевскую митрополию, и они свои подписи отозвали. Но проявленная ими моральная нестойкость и готовность пойти на такое без всякого ощутимого давления, кроме «выразительных намеков» со стороны местного губернатора, явно были замечены в Киеве.

* Организации запрещены в России Верховным судом РФ