«Северный поток – 2»: что США прячут за «заботой об Украине»
«Северный поток – 2»: что США прячут за «заботой об Украине»
© U.S. Department of Energy/Simon Edelman
8 октября было опубликовано первое интервью министра иностранных дел Польши Яцека Чапутовича российскому СМИ. В беседе с корреспондентом газеты «Коммерсантъ» глава польской дипломатии несколько раз акцентировал внимание на том, что Варшава остается противником строительства газопровода «Северный поток — 2», и назвал этот проект одним из главных вопросов, омрачающих диалог Варшавы с Москвой.

«Мы отрицательно относимся к проекту Nord Stream 2, считаем, что эта инициатива не обеспечивает диверсификацию и энергетическую безопасность европейских стран. И так считаем не мы одни: Еврокомиссия также сочла, что этот проект невыгоден для Европы и что он должен быть приведен в соответствие с европейским законодательством. Впрочем, некоторые страны, например Германия и Россия, видят это по-своему», — сказал глава МИД Польши в этом интервью.

Однако 5 октября на конференции «Польша в мире кризисов» в Варшаве дипломат не исключал, что его страна будет получать газ из Германии. В ответ на вопрос, что будет делать Польша, если к моменту завершения долгосрочного контракта с «Газпромом» газопровод Baltic Pipe (из Норвегии в Польшу) еще не заработает, а Германия предложит получать газ с ее территории, Яцек Чапутович заявил: «Если так случится, хотя я надеюсь, что Baltic Pipe будет построен, тогда мы будем покупать газ там, где он самый дешевый, возможно, из США через терминал сжиженного природного газа (СПГ) и, возможно, из Германии, если будут хорошие цены».

Президент польского Центра стратегического анализа Витольд Юраш в статье для популярного портала Onet.pl сразу же отметил, что хотя немецкие газопроводы позволяют импортировать не только российский газ, однако структура их сети такова, что вблизи границы с Польшей основным источником газа для Германии является точка входа газопровода «Северный поток» в Грейфсвальде. «Иными словами, объявленная покупка газа из Германии означает, что Польша будет получать газ из трубопровода, с которым мы до сих пор сражаемся», — перевёл аналитик слова Чапутовича с дипломатического на бытовой язык.

Дело — труба

Осторожно, Польша закрывается!
Осторожно, Польша закрывается!
© SE/ EAST NEWS | Перейти в фотобанк
В ответ пресс-служба МИД Польши в специальном заявлении 7 октября обвинила Юраша в «манипуляции словами министра и приписывании ему ответа, который не просто не прозвучал, но и полностью противоречит всем предыдущим ответам Яцека Чапутовича в этом вопросе». При этом в заявлении содержится цитата, приведённая выше, но, по мнению пресс-службы дипломатического ведомства, она вовсе не означает, что министр допустил закупки Польшей российского газа, доставленного по газопроводу «Северный поток — 2». Видимо, польскую публику всерьёз планируют убеждать в том, что из Германии будет поставляться какой-то «немецкий» газ — точно так же, как киевские власти вот уже третий год говорят о поставках в страну «словацкого», «венгерского» и даже «польского» газа, хотя во всех случаях речь идёт о российском голубом топливе, прокачанном в страны ЕС «Газпромом».

Кроме когнитивного диссонанса (ведь официальная Варшава много лет публично выступает против «Северного потока — 2»), есть ещё одна причина резкой реакции МИД Польши: эта страна планирует получить серьёзное финансирование от Европейского Союза для строительства газопровода Baltic Pipe. Поэтому неудивительно, что 7 октября премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий пообещал, что Baltic Pipe будет непременно построен, а 8 октября правительственный уполномоченный по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Пётр Наимский даже назвал предполагаемую дату запуска этого газопровода — 1 октября 2022 года.

Однако пан Наимский, которого в Польше считают одним из главных лоббистов Baltic Pipe, признал, что подписание инвесторами соглашения о строительстве запланировано лишь на декабрь 2018 года, хотя уже выбран окончательный маршрут газопровода и проведены исследования возможного его влияния на окружающую среду. Кстати, польский чиновник попытался «продать» этот несуществующий газопровод и Соединённым Штатам: 26 сентября 2018-го на специальном собрании в фонде Jamestown в Вашингтоне он доказывал, что проект важен для всего региона Балтийского моря и повысит значение терминала СПГ в польском Свиноуйсьце, через который планируется импорт в страны ЕС американского сжиженного газа.

Таким образом, любые сомнения в необходимости постройки Baltic Pipe несут для польских властей как имиджевые, так и чисто материальные потери. При этом поставляемый через Данию норвежский газ всё равно будет ощутимо дороже российского из «Северного потока — 2». То есть построенный на европейские средства газопровод может оказаться коммерчески невыгодным — как это случилось с плавучим терминалом по приёму СПГ в литовской Клайпеде. За этот объект, взятый в аренду у норвежской компании с целью «надавить на «Газпром», бюджет Литвы каждый год платит 60 миллионов евро, при этом цены на газ в стране выросли на 5—8%.

От отрицания — к принятию

Польша и Россия: союз почти не виден
Польша и Россия: союз почти не виден
© РИА Новости, Владимир Астапкович | Перейти в фотобанк
Заявление Чапутовича о возможности закупок Польшей газа из Германии свидетельствует о том, что Варшава учится на ошибках Вильнюса. Конечно, пока «Северный поток — 2» не построен, а Польшу ожидает сразу несколько избирательных кампаний (21 октября нынешнего года — местные выборы, в 2019-м — выборы в Европарламент и Сейм, а в 2020-м — президентские выборы), радикальная смена риторики властей страны маловероятна. Ведь заявления, что заканчивающийся в 2022-м году договор с «Газпромом» о поставках газа в Польшу не будет продлён, должны, кроме всего прочего, демонстрировать уверенность правящей партии «Право и справедливость» в том, что через четыре года она всё ещё будет руководить страной.

Но хотя в Варшаве до сих пор публично пытаются отрицать «Северный поток — 2», несмотря на начало строительства газопровода, на техническом уровне польское правительство явно готовится к принятию новых энергетических реалий в Европе. Более того — планирует на них заработать: ускоренными темпами строится интерконнектор между газотранспортными сетями Польши и Украины, рассчитанный на поставку 5 миллиардов кубометров газа в год (причём ГТС Польши для этого модернизируется за счёт бюджета ЕС), а посол Польши в Киеве Ян Пекло ещё в апреле 2018-го заявлял, что есть техническая возможность транспортировки газа из третьих стран в Украину по территории Польши и переговоры в этом направлении идут. Как и в случае с Чапутовичем, слово «Россия» дипломат не произносил, но явно держал в уме.

Что интересно, польская либеральная оппозиция, которая обычно в русофобских заявлениях пытается перещеголять польские власти, тоже понемногу меняет риторику в отношении «Северного потока — 2». Пока экс-премьер Польши Дональд Туск, ныне занимающий пост президента ЕС, называет этот газопровод не отвечающим стратегическим интересам Европы, его соратник, экс-глава МИД Польши Радослав Сикорский считает несколько иначе. 5 октября в ответ на вопрос журналиста: «Если бы вы сейчас были у власти, то остановили бы бы Nord Steram 2?» — политик ответил вопросом: «Если не можешь чего-то остановить — не стоит ли к этому присоединиться?..»