Украинское измерение: Настало время агрессивных неучей
Украинское измерение: Настало время агрессивных неучей
© РИА Новости, Александр Максименко | Перейти в фотобанк
Высшее образование служит хорошим индикатором для определения, как уровня, так и потенциала социально-экономического и политического развития страны. Результатом двух майданов на Украине стала победа в современном украинском обществе идей над здравым смыслом, хуторского мышления в коллективном сознании.

У пришедших к власти на Украине временщиков слова постоянно расходятся с делом. Можно сколько угодно произносить красивые и умные слова об интегрировании в европейское пространство, о великих достижениях в экономике, образовании и науке, но факты неумолимая вещь.

Когда приходится говорить о высшем образовании послемайданной Украины, то мысленно в уме возникает далеко не позитивный перечень изменений в стране победившей «революции достоинства». Достойно и последовательно сокращается год от года госзаказ, происходит урезание бюджетного финансирования вузов, в том числе, на материально-техническое, стипендиальное обеспечение, оплату коммунальных услуг. Фактически отсутствует социальная защищенность всех участников учебного процесса, катастрофически растет учебная миграция студенческой молодежи.

Все эти факторы сказываются на показателях украинских вузов, которые не в состоянии занимать приличные позиции в мировых университетских рейтингах — таких, как QS World University Rankings, The World Reputation Rankings или — Academic Ranking of World Universities (более известный, как Шанхайский рейтинг). Ни один из украинских университетов за эти годы так и не смог попасть в ТОП-500 лучших университетов мира.

Справедливости ради, следует сказать, что уже после государственного переворота в 2014 года украинская власть обозначила нужный вектор для развития высшего образования, приняв два закона Украины — «О высшем образовании» и «О научной и научно-технической деятельности», предусматривающих широкую университетскую автономию и изменение принципиальных подходов к развитию науки. Но в стране, не единожды поправшей правовую систему (то третьим туром президентских выборов, то госпереворотом), их выполнение так и осталось благими намерениями.

На фоне зашкаливающей политизации образовательной системы Украины, происходит и перманентное сокращение финансирования вузов.

Ну, хоть в этом нынешнее киевское руководство оказалось честным перед студентами. Хотели жить как в Европе — нет вопросов — плати полностью за проезд в транспорте, за подорожавшие в несколько раз коммунальные услуги в общежитии и не смей требовать получения стипендии, даже если ты успеваешь на средний балл «4».

Украине не грозят ее хайгуи

Еще в 2017 году в связи с введением нового порядка начисления стипендий для украинских студентов, ее лишилось большое количество учащихся. Представители Министерства финансов Украины официально заявили о том, что количество стипендиатов уменьшилось с 65% до 40-45%, а к 2018 году этот показатель снизится до 25%, к 2020 г. — до 15% от общего числа стипендиатов.

Печально обстоят дела и с госзаказом. В 2016 году Кабинет министров Украины сократил государственный заказ в вузах до 256,3 тыс., в 2017 г. — до 213 тыс., а в 2018 г. — до 191,1 тыс. мест.

Впрочем, сокращение госзаказа вполне объяснимо в условиях стагнации украинской экономики, когда массово закрываются предприятия, происходит ликвидация целых отраслей и бюджетообразующих производств, когда государственный бюджет поддерживается «на плаву» исключительно вливаниями МВФ. Да и в условиях запредельного количества высших учебных заведений на душу населения их финансирование превращается в серьезную проблему для разваливающего государства. В год старта независимости (1991) на Украине насчитывалось 149 вузов, в 2015  их уже было 664, при этом 175 из них — университеты и 66 — академии. Для сравнения: в Италии с населением 62 млн. насчитывается 95 университетов, во Франции (67 млн. человек) — 167, в Англии (55 млн.) — 139 университетов. Проще сократить госзаказ, чем лишить аккредитации вузы, имеющие проблемы с набором студентов и низкие показатели в национальных рейтингах.

При этом сокращение бюджетных мест в высших учебных заведениях Украины за последние годы объясняется представителями МОН Украины интересными причинами: одна из них сокращение выпускников общеобразовательных школ, вторая — декоммунизацией.

Что до сокращения выпускников — как всегда, лукавят представители украинской власти. К примеру, в 2017 и в 2018 годах количество выпускников школ сокращалось ежегодно на 4%, тогда как госзаказ был сокращен соответственно на 17% (2017) и на 10 % (2018). А с трактовкой процесса декоммунизации в вузах — еще занятнее. По мнению украинских чиновников, отход от советской практики и переход к европейской, построенной на трех уровнях (бакалавр, магистр, доктор) и упразднение при этом степени «специалист», — это и есть пример декоммунизации в системе высшего образования страны.

Налог на русский язык: новый закидон Ницой
Налог на русский язык: новый закидон Ницой
© Larysa Nitsoi
Вместо борьбы с русским языком, русским культурным и научным наследием, вместо борьбы с историей собственного народа нынешнему руководству Украины следовало разумно подойти к реформированию высшего образования в стране, чтобы создать здоровую конкуренцию в высшей школе, сделать его привлекательным, в первую очередь, для внутренних инвесторов — представителей украинского бизнеса.

Пока же украинские эксперты в сфере высшего образования рассуждают о проблемах имплементации законов, призванных реформировать всю образовательную систему в государстве, украинские студенты голосуют ногами.

Но официальная статистика молчит об учебной миграции украинской молодежи. Подобная информация отсутствует, как и отсутствуют серьезные аналитические исследования по данной проблематике. Сведения об уехавших студентах можно получить, как правило, в исследованиях общественных организаций, существующих на гранты, или в миграционных службах тех стран, куда убыли молодые украинцы.

Например, по данным аналитического центра CEDOS, специализирующегося на исследованиях в области образования, миграции и социального развития в 2015-2016 учебном году за рубежом обучалось почти 60 000 украинских студентов, тогда как уже в 2016-2017 учебном году — уже 72 000.

Примерно такие же цифры приводят в своих интервью и выступлениях и представители украинской власти. Так, выступая не так давно на мероприятии государственного уровня — открытии Национальной программы стажировок в ЦОИВ — министр экономического развития Украины Степан Кубив озвучил, что в 2017 году в зарубежных вузах проходило обучение около 70 тысяч украинских студентов. Данная цифра, с его слов, с 2009 года выросла на 186%. Следует заметить, что в отличие от нынешней постмайданной киевской власти, довоенное руководство страны анализировало учебную миграцию молодежи и вела статистику. Так вот, в довоенном 2013 году за границу на обучение из Украины выехало 32,6 тысяч студентов, а в 2008-2009 учебном году данная цифра была куда как скромнее — 21,5 тысяч. А это означает, что за десятилетие количество украинских студентов, выехавших на обучение за рубеж, выросло на 225%!

Украине не грозят ее хайгуи

Кроме того, Кубрив в своем выступлении сослался на исследования, которые провел польский Институт общественных отношений (ISP), по данным которого только 7 % украинцев, обучающихся в польских университетах, планирует вернуться обратно на родину, 30% украинских студентов планируют ехать в другие страны ЕС.

Согласно данным ООН к 2050 году население Украины может сократиться на 18 % — до 36 млн.человек. Страна рискует превратиться в государство пенсионеров и несовершеннолетних детей, так как основная причина — трудовая миграция.

Пока украинское общество живет неонацистской парадигмой «Украина прежде всего!», Евросоюз с целью защиты культурного наследия европейской идентичности вплотную подошел к созданию единого Европейского образовательного пространства, планируя завершить его создание к 2025 году.

Постсоветская молодежь ностальгирует по СССР
Постсоветская молодежь ностальгирует по СССР
© РИА Новости, Кирилл Каллиников | Перейти в фотобанк
Утечка за границу активной и наиболее мобильной части населения Украины — молодежи, — свидетельствует не только о необратимых процессах в украинском обществе, но и об отсутствии жизненных перспектив у украинского государства как такового. За 27 лет независимости на Украине так и не была воспитана новая элита, стремящаяся созидать и приумножать доставшееся от предыдущих поколений наследие страны. Так и не были созданы условия для сохранения интеллектуального потенциала украинского общества.

В Китае есть специальное понятие "хайгуи" — люди, вернувшиеся на родину после учебы за рубежом. То есть, набрались знаний, полезного опыта и прибыли домой, трудиться на благо своей страны. Так вот, Украине ее хайгуи явно не грозят. А надпись на латыни, украшающая фасад главного корпуса Львовского национального университета с момента его строительства в XIX веке «Patriae decori civibus educandis», и обозначающая в переводе «Образованные граждане — украшение Родины», звучит сегодня, как минимум, цинично и глумливо.

Доскакавшаяся на майданах Украина так и не закрепилась в европейском образовательном пространстве. Но с холопской услужливостью стала поставлять в Западную Европу не только рабочие руки, уникальный чернозем, бесценный карпатский лес, человеческие органы, но и инвестировать в европейское образовательное пространство свое отвергнутое интеллектуальное будущее — молодежь.