У нас есть две полиции: полиция, которая убивает и полиция, которая бездействует, когда убивают. Других нет и быть не может.

Государственный переворот стал примером того, как безнаказанно можно уничтожить правопорядок, грабить страну и воевать с собственными гражданами. Преступная группа просто возглавила преступность.

Вот и вся ваша «революция». Одно сплошное массовое убийство.

О чем молчит Аваков. Ответит ли министр МВД за пьяную выходку своих подчиненных?
О чем молчит Аваков. Ответит ли министр МВД за пьяную выходку своих подчиненных?
© Yulia Babych | Перейти в фотобанк

Это стало эпидемией. Шестой год уже можно безнаказанно делать все: громить, крушить, поджигать, взрывать, убивать… Ни одно резонансное преступление не раскрыто.

Чем Пашинский, стреляющий в Химикуса, отличается от стрелков в Княжичах; от полицейского Олейника, застрелившего 17-летнего парня; от пьяных полицейских, застреливших пятилетнего мальчишку, или от тех, кто их аттестовал?

Пашинский засевает 64-й округ Житомирской области и чувствует себя прекрасно. Олейник восстановлен на работе. Про Княжичи уже все забыли. Реформатор полиции Мустафа [Найем] молчит, Аваков постит фото убитого Кирилла, а эти грузинские леди-реформаторы растворились в тумане.

Пьяные нелюди, выстрелившие в голову ребенка, не переживали особо и быстро сочинили историю, что малыш Кирилл по неосторожности поскользнулся и упал на асфальт и камень, в результате чего получил травму головы.

Уничтожение памятника Жукову: почему в Украине ничего не изменилось
Уничтожение памятника Жукову: почему в Украине ничего не изменилось
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Теперь, когда правда о трагедии всплыла, они сидят и думают, когда уже общественный интерес к их преступлению утихнет и они откупятся. Как все. И как обычно. И они имеют все основания так думать.

Потому что преступления, совершаемые стражами правопорядка, были всегда, но последние годы избавили преступников от необходимости переживать о неотвратимости наказания.

И никто не знает, в кого следующего попадет пуля. Право на беззаконие впору делать конституционным.

Царствие Небесное тебе, Кирилл. Не знаю, что может быть страшнее…

Разве осознание того, что никто не ответит.