1 января 2019 года должна состояться монетизация льгот и субсидий за услуги ЖКХ. Власть преподносит это как решение всех проблем: от уменьшения долгов по оплате и заработка потребителей на экономии потребления до победы над коррупцией в тарифообразовании.

Но так ли это, или очередная ложь власти?

1. Потребители смогут экономить на потреблении, и у них останутся «живые», сэкономленные деньги на руках, утверждает власть. Но монетизация вводится именно для того, чтобы субсидировать не социальные нормы (которые некоторые потребители «не добирают»), а ФАКТИЧЕСКОЕ потребление. То есть потребители будут получать субсидию исключительно на то, что потребят фактически, а значит «живых», сэкономленных денег здесь нет и быть не может.

2. Долги по оплате уменьшатся, и предприятия отрасли ЖКХ наконец-то увидят «живые» деньги. Во-первых, сегодня задолженность власти перед предприятиями отрасли около 30 миллиардов, и погашать долг она не спешит. Во-вторых, по данным Счётной палаты, по состоянию на 1 июля задолженность по льготам и субсидиям для населения для оплаты жилищно-коммунальных услуг у государства уже составила 8,3 миллиарда гривен, но ещё полгода впереди.

Отсюда простой вопрос: если у власти нет денег на субсидии сегодня при существующей цене на газ, где она возьмёт ещё большие деньги на субсидии при новой цене на газ в 2019 году? Но теперь у потребителей возникнет обязательство 100%-ой оплаты услуг, за 85% которой они не отвечают по независящим от них обстоятельств — это доля государства. Потому придётся платить свои деньги, и ждать и надеяться, что государство потом как-нибудь долги по субсидии погасит. Фактически монетизация субсидий — это субсидии в долг: вы платите свои деньги в срок, а мы вам потом, когда появится возможность, возместим.

3. Ну, а разговоры о том, что монетизация поставит крест на коррупции в тарифообразовании, вообще не выдерживают никакой критики. Ведь субсидия оплачивает уже утверждённые тарифы, а вся коррупция — в самой процедуре их утверждения.

Вот так и получается: за что ни возьмётся эта власть, всё не то и всё не так.