Геворг Мирзаян: кто он
Геворг Мирзаян: кто он
© Владимир Трефилов
Уже несколько месяцев США и ЕС посылают в Киев сигналы о том, что никакой безусловной поддержки украинского режима больше нет. Что Вашингтон и Брюссель крайне недовольны радикальной риторикой Киева, в которой оскорбляются даже его спонсоры (например, за сделку между Меркель и Байденом по "Северному потоку-2!"), а также категорическим нежеланием украинских элит проводить реформы.

И вот наконец эти сигналы дошли до министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебы. «Украина усвоила уроки. Они показали, что обещания Запада имеют свойство не исполняться. Потому мы уже не верим западным обещаниям», — заявил он. По словам министра, украинцам «нужно надеяться только на самих себя: на свои войска, на дипломатию, на наш народ», а страна должна стать «гибким военным государством, подобным Израилю». Именно эта трансформация, уверен Кулеба, будет единственным выходом для Украины в сложившейся вокруг нее ситуации.

Проблема министра тут даже не только в том, что он упорно игнорирует другой выход, который заключается в снижении показателей украинского борзометра и начале выполнения Минских соглашений. Очевидное, вроде как, решение для спасения украинской государственности и получения перспектив ее развития в адекватном ключе. Проблема еще и в том, что Кулеба хочет подменить этот реальный выход распространенным среди стран-неудачников и находящихся в глубоком кризисе государств фантазией — «а давайте будем, как Израиль». Давайте, намекает Кулеба, повторим путь развития этой маленькой страны, которая не просто выживает в окружении враждебных государств, а еще и развивается там, являясь при этом маяком цивилизации и прогресса в регионе.

К сожалению для киевских фантазеров, у Израиля и Украины есть лишь три общих признака: выход к морю, президент-еврей и 7 букв в названии страны. В остальном эти страны и их возможности, мягко говоря, расходятся.

Россиянин, израильтянин или британец: что стоит за скандалом о втором гражданстве Зеленского
Россиянин, израильтянин или британец: что стоит за скандалом о втором гражданстве Зеленского
© пресс-служба президента Украины
Так, Израиль со всех сторон окружен врагами — странами, населенными враждебными евреям арабами. И даже несмотря на то, что с Иорданией и Египтом были заключены мирные договора, в Тель-Авиве понимают, что заключены они лишь с элитами. Которые будут соблюдать его ровно до тех пор, пока находятся у власти. При этом Израиль войны не хочет, и выступает за сохранение текущего статус-кво по принципу «вы нас не трогайте — мы вас не тронем».

Что же касается Украины, то враждебные ей государства (судя по заявлениям, исходящим из Киева) находятся лишь на востоке и севере — речь о Ордынском Мордоре и Батькином царстве. На западных рубежах же находятся вроде как большие союзники Украины в лице Польши, Венгрии, Словакии, Румынии и Молдавии, все из которых (за исключением последней) входят в Евросоюз, куда Киев и стремится. Проблема только в том, что Украина сама, на ровном месте, умудряется портить отношения даже с ними — конфликтуя, например, с Польшей по историческим вопросам, а с Венгрией по языковым. Просто потому, что в Киеве взяли на вооружение деструктивную националистическую идеологию, имеющую как антироссийский, так и, по сути, антиевропейский характер. Таким образом, если Израиль вынужден существовать во враждебном окружении, то Украина его создает сама.

Кроме подхода к соседям у стран принципиально разные оборонные возможности. Израильская армия (даже несмотря на конфузы в Ливане и Секторе Газы, имеющие скорее политические причины) остается самой мощной в регионе. На ее вооружении стоят новейшие образцы военной техники, персонал обучен по высшему разряду, а венцом израильской военной машины является небольшой, но достаточный для отрезвления соседей ядерный арсенал. В качестве десерта к этим основным блюдам идут самые профессиональные в регионе спецслужбы (куда входит не только легендарный Моссад).

Ничего такого на Украине и близко нет. Громкие слова о новейших образцах вооружения превращаются в, по сути, модернизированные образцы военной техники уровня 70-х годов, уровень профессионализма СБУ оставляет желать лучшего, а ядерное оружие находится лишь в украинских мечтах (и, соответственно, западных кошмарах). Если армия Израиля является сильнейшей в регионе, то вооруженные силы Украины — слабейшими (за исключением, опять же, молдавских), уступая и армиям России, и армиям НАТО, и даже белорусским коллегам.

При всех своих потенциалах возможности Израиля усиливаются и за счет грамотного лоббизма интересов в Соединенных Штатах. Этот лоббизм выстроен таким образом, что верность союзу с Израилем является альфой и омегой практически для любого конгрессмена, сенатора, губернатора и президента, который хочет избраться и переизбраться на свой пост. Всем им нужны деньги еврейских спонсоров и влияние могущественной еврейской диаспоры Соединенных Штатов. Поэтому даже если Штаты и пытаются как-то балансировать между Израилем и Палестиной (чем занимался, например, Обама), то финансовая помощь и военно-политические гарантии Израилю все равно остаются неизменными.

Что же касается Украины, то ее лоббистские возможности весьма ограничены. Кроме слов а-ля «дайте денег на защиту от российской агрессии» и «профинансируйте план модернизации страны на сотни миллиардов долларов, которого у нас еще нет, но мы его обязательно напишем, как только дадите денег» Киев ничего не может. При этом все прекрасно понимают, что воевать — а тем более с Россией — за Украину США не будут. Как не стали в 2008 году воевать за Грузию. По сути, все отношения между Киевом и Вашингтоном выстраиваются на заинтересованности США не в украинском союзнике, а в украинском инструменте давления на Москву. Инструменте, к которому относятся как к расходному материалу и по износу могут выбросить на помойку.

Украина больше не верит обещаниям Запада – глава МИД Кулеба
Украина больше не верит обещаниям Запада – глава МИД Кулеба
© Facebook, Dmytro Kuleba
Наконец, министр Кулеба, возможно, проводит некие аналогии между Палестиной и Донбассом. На самом деле тут сложно вообще найти общие черты — за исключением того, что оба эти конфликта внутригосударственные и гражданские (что как общую черту никогда не признает Украина, ибо для нее война с ДНР и ЛНР есть, по сути, «российская агрессия»).

Палестинское руководство регулярно проводит теракты против Израиля, в чем ни ДНР, ни ЛНР по отношению к Киеву не замечены. Палестинское руководство саботирует мирный процесс невыполнимыми условиями и отказывается выделяться в самостоятельное государство, поскольку привыкло жить на международные подачки и не собирается ни за что отвечать, тогда как ДНР и ЛНР будут только счастливы, если Киев признает их независимость в рамках нынешних де-факто границ. В Палестине пропагандируется идеология ненависти к Израилю и западной цивилизации в целом, тогда как народные республики Донбасса являются частью этой цивилизации — российского мира.

Таким образом, Украина не является Израилем и никогда ей не будет. И единственным для нее выходом, единственным способом обеспечить безопасность и достойную жизнь граждан является превращение в полноценную Украину из нынешней «Антироссии».