Об этом он рассказал в интервью Украина.ру.

Закон о «приземлении» иностранных IT-гигантов вступил в силу с 1 января 2022 года. Он касается компаний с суточной аудиторией более 500 тысяч российских пользователей и обязывает владельцев таких информационных ресурсов для работы в стране создать филиалы, представительства или учредить российские юрлица.

Эксперты отмечают, что новый закон позволит контролировать деятельность зарубежных гигантов инфосферы в российском обществе и принудит, в частности, Google и YouTube к соблюдению российского законодательства под угрозой полной блокировки.

- Алексей Константинович, иностранные IT-гиганты, такие как Google, занижают российские СМИ в поисковой выдаче, скрытно замедляют трафик, применяют иные меры, недостаточные для внимания Роскомнадзора. Что с этим можно сделать?

Алексей Пушков: кто он
Алексей Пушков: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

Я думаю, что у Роскомнадзора достаточно инструментов для противодействия Google. Помимо этих нарушений, за Google есть еще целый ряд прегрешений, и поэтому вполне можно выставить им за эти прегрешения крупные штрафы. Google был недавно оштрафован на 7,2 миллиарда рублей за повторное неудаление запрещённого контента. Это так называемый оборотный штраф, который должен достигать от 10% до 20% годового дохода компании в России. Google в прошлом году здесь заработал 144 миллиарда рублей. 7,2 миллиарда — это всего 5%. А могли бы и на 14 миллиардов оштрафовать.

Так что сейчас стесняться больших штрафов в адрес глобальных компаний совершенно невозможнo. Недавно Facebook* был оштрафован на 150 миллионов евро во Франции за нарушение работы с данными. Пожалуйста, 150 миллионов евро. Понятно, что ситуация разная, Франция — член западного альянса, Facebook оттуда уходить не будет, другие отношения.

Тем не менее, хочу сказать, что эти крупные штрафы превратились в норму отношений национальных государств с IT-гигантами. Я считаю, что надо, безусловно, на нарушения реагировать, потому что любое наше инстинктивное желание закрыть глаза на какие-то прегрешения порождает больше прегрешений с их стороны.

Эти компании — это акулы, понимаете? Вы же акулу не будете пытаться задобрить. Это кончится тем, что она откусит, в лучшем случае, руку. Здесь то же самое. Они идут настолько далеко, насколько им позволяют. Поэтому я считаю, что нужно использовать целый ряд мер, нужно использовать систему штрафов, нужно использовать запрет на размещение рекламы, финансовые меры. 99% их доходов — это размещение рекламы. Запретите им размещать рекламу — посмотрите, как они будут реагировать.

Если они хотят уйти из России — пусть уходят из России. Обойдемся. Китайцы обошлись — и мы обойдёмся. Создадим свои собственные альтернативные платформы. Они уже, собственно, есть, они нуждаются в развитии. Они нуждаются в повышении эффективности, привлекательности, я согласен. Но я считаю, что те методы реагирования, те санкции, которые заложены в законе 236-ФЗ (закон о «приземлении». — Ред.), обеспечивают полный набор реакций на действия Google. Фазированных реакций. Мало прегрешений — следует мало наказаний. И так до больших, вплоть до блокировки, как её на себе испытали Facebook и Instagram*, в случае прямого нарушения российского законодательства, публикации экстремистских призывов. Я считаю, что всё зависит от решительности наших властей.

Эксперт рассказала о плюсах блокировки Instagram и Facebook в РФ
Эксперт рассказала о плюсах блокировки Instagram и Facebook в РФ
© РИА Новости, Максим Блинов / Перейти в фотобанк

А эти компании будут эксплуатировать нашу нерешительность настолько, насколько они смогут, пользуясь своим полумонопольным положением. Это у них глубоко в сознании — что они особенные, они глобальные, они работают во всём мире, и поэтому к ним должно быть особое отношение. Так вот, особого отношения к ним здесь быть не должно. А если будем его допускать — то они откусят нам руку. А потом и всё остальное. 

- Кто выиграет в этой гонке между так называемыми «правилами сообщества» IT-гигантов и российским законодательством, кто успеет подстроиться?

Я считаю, что уже выигрывает российское законодательство, потому что три компании, следовавшие правилам сообщества, а не нашим законам, были заблокированы. Это Twitter*, Facebook и Instagram. YouTube, я считаю, находится на самой грани, прежде всего, он ответственен за цензурирование российских интернет-ресурсов, информационных ресурсов.

Все наши главные телеканалы, все наши ведущие программы, всё заблокировано. Я думаю, что YouTube постепенно движется к тому, что он не будет работать на территории России. При сохранении нынешней политики YouTube я не вижу перспективы надежной, прочной работы в России.

Глава Instagram прокомментировал блокировку соцсети в России
Глава Instagram прокомментировал блокировку соцсети в России
© РИА Новости, Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанк

Кроме того, законы во всём мире принимаются в парламентах, у нас — в Госдуме и в Совете Федерации. Кто принимает правила сообщества? Что это за сообщество такое? Вы когда-нибудь слышали, чтобы, скажем, Facebook сделал опрос среди миллиардов своих пользователей относительно того, какие должны быть правила у этого так называемого сообщества? Никогда такого не было, и понятно почему. Потому что они не получат единой картины.

Вот если мы возьмём — Twitter заблокировал в сентябре аккаунт экс-президента США [Дональда] Трампа. 80 миллионов человек были подписаны на этот аккаунт. Правила сообщества должны что диктовать? Что человек с аккаунтом, которого поддерживают 80 миллионов пользователей, уж никак не может быть заблокирован. Вот вам сообщество — 80 миллионов сторонников. Заблокировали, по решению Джека Дорси, тогдашнего руководителя Twitter и сторонника крайне либеральных взглядов.

Враньё эти правила сообщества. Это выдумка. Враньё и подлог. Правила сообщества вырабатываются двумя-тремя людьми в руководстве компании. И это не правила сообщества — это идеологические требования, уложенные в определённые формулы. Среди этих идеологических требований есть некоторые, с которыми можно согласиться, — например, нет расистским призывам. Хорошо, да?

Но когда, например, среди этих идеологических требований следует такое: блокируем все материалы, осуждающие операции по смене пола у детей, то вы понимаете, что это уже не имеет ничего общего ни со здравым смыслом, ни с той системой ценностей, которую мы исповедуем, да и кстати, с той системой ценностей, которую исповедует большая часть мира. Это уже навязанные правила.

Они следуют из определённой идеологии — ультралиберальной идеологии, которая господствует сейчас в США. С ней мы примириться не можем. Правила сообщества — это подлог, который создан, чтобы убедить людей в том, что есть какая-то легитимная база у этих решений. У этих решений нет легитимной базы.

Послушайте, меня восемь раз блокировал YouTube, пока не заблокировал полностью все мои программы. Ни разу они не объясняли, по каким причинам они блокируют. Вам предоставлено догадываться об этом. Это называется — диктатура. Знаете, в самых авторитарных государствах, когда человека арестовывают, ему говорят — вы обвиняетесь в том-то и том-то. Вы имеете право хранить молчание. Но ему предъявляется обвинение.

Илон Маск отказался от блокировки российских медиа
Илон Маск отказался от блокировки российских медиа
© commons.wikimedia.org, Public Domain

Никого не арестовывают и не говорят: вы арестованы просто так. «Вы нарушили правила сообщества». Какие я нарушил? Я год сидел дома, что я мог нарушить? Я год сидел дома, у меня был коронавирус. «Вы нарушили правила сообщества, вы арестованы». Вы понимаете, что это просто-напросто тоталитарная диктатура? Как это ещё называть?

В том-то вся история, что ультралиберализм — это тоталитаризм. Ультралибералы настаивают на своей идеологии и на своих так называемых правилах с истовостью и неистовостью, характерной для самых крайних диктатур. Мы, конечно, это не примем. Вы говорите, в этом соревновании кто победит? Российские законы победят.

Уже три ресурса заблокированы, на подходе — YouTube и Google. Они гуляют по самой грани. Я уверен, что мы не примем правила сообщества как основу для отношений с этой компанией. Это совершенно однозначно. Другое дело, что у YouTube есть определённая социальная востребованность — им пользуются многие люди. Поэтому есть и сторонники блокировки, есть и противники.

Говорят: «Как же мы лишим людей возможности пользоваться этой популярной платформой?» Собственно, вся дискуссия происходит между тем, насколько жёстко мы должны применять наше законодательство. Но то, что наше законодательство направлено против правил сообщества, — это не сосуществование с правилами сообщества. Правила сообщества на территории России действовать не будут. Если ещё сейчас они пока действуют на каких-то платформах, то, я думаю, это вопрос времени. 

- Что можно сказать о правилах сообщества отечественных платформ?

–  Они должны посмотреть, насколько этот термин соотносятся с нашим законодательством, иначе они столкнутся с теми же проблемами.

* Ресурсы, запрещённые в Российской Федерации и признанные в РФ экстремистскими