Никита Мендкович: кто он
Никита Мендкович: кто он
© РИА Новости, Александр Натрускин / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

В четверг, 27 января погранслужба Киргизии сообщила о начале перестрелки между киргизскими и таджикскими пограничниками. По информации ведомства, таджикская сторона применяла гранатометы и минометы. Причиной конфликта стало перекрытие таджикскими военными автодороги, соединяющей киргизские города Исфану и Баткен. Боестолкновения длились в течение нескольких часов, перемирия удалось достичь после переговоров представителей двух стран в районе 00.00 мск 28 января.

- Никита, это уже не первое столкновение на границе. Оно вызвано типичными проблемами региона или тут есть особые обстоятельства?

— Проблемой именно киргизо-таджикской границы является долгосрочная нерегулируемость и недемаркированность границ. Наличие спорных участков затрагивает и местное население, и местных элит, что приводит к силовому способу выяснения отношений, от чего страдают рядовые жители.

Хочу подчеркнуть, что причиной такой ситуации является отсутствие политической воли сторон, и Душанбе, и Бишкека. Напомню, что в 2017 году был достаточно позитивный пример урегулирования большей части пограничных споров с Узбекистаном, когда буквально за считанные месяцы решили вопрос о 85% спорных участках, был достигнут прорыв в двусторонних отношениях, сняты блокадные меры, а Ташкент и Бишкек провозгласили лозунг о «превращении границ раздора в границу дружбы».

«Туфли целовать не надо». Грозин о том, почему Киргизия точно не станет Украиной
«Туфли целовать не надо». Грозин о том, почему Киргизия точно не станет Украиной
© Sputnik / Перейти в фотобанк

Что касается ситуации с Душанбе, то это все было бы возможно, если бы обе стороны решились привлечь к арбитражу третейского судью в лице ОКДБ или официальной Москвы.

- Почему нет политической воли? Дело в амбициях или во внутренней нестабильности?

— Речь идет в том числе об амбициях. На фоне коронакризиса и социальных проблем властям легко эксплуатировать националистическую риторику, заявлять о территориальных претензиях, разжигать вражду и отвлекать таким образом население от насущных проблем.

Возможно, есть опасения, что общество не оценит компромиссное решение. Но я считаю такое представление неверным. В 2017 году, когда был достигнут компромисс с Ташкентом, именно это во многом позволило на тот момент кандидату в президент Киргизии Жээнбекову добиться достаточно большого рейтинга, хотя изначально он не был достаточно публичной фигурой.

- Когда было обострение в мае 2021 года, киргизские пользователи соцсетей развернули целую пропагандистскую кампанию, называли Рахмона «басмачом» и выступали под лозунгами «за нашу и вашу свободу». Как таджикская сторона обосновывает свою позицию?

— Пропаганда обеих сторон утверждает, что речь идет об их исконных территориях, которые просто захватываются оппонентами. На более серьезном уровне у обеих сторон есть ссылки на старые карты и на акты советских времен. Таджикская сторона, например, апеллирует к заключению Генпрокуратуры СССР от 1970х годов.

Антон Розенвайн: Главное направление беженцев из Афганистана — Узбекистан и Таджикистан
Антон Розенвайн: Главное направление беженцев из Афганистана — Узбекистан и Таджикистан
© kp.ru

Проблема в том, что, к сожалению, главную роль в этом вопросе играют не убедительные аргументы, а оружие. Там активно используются минометы и пулеметы, что приводит к массовой эвакуации населения из пограничных районов.     

- Есть версия, что Таджикистан таким образом пытается пробить круглогодичный коридор в Китай. Как вы к ней относитесь?

— Подобные вещи сомнительны. Безусловно, конфликты разжигаются за счет роли криминалитета, который использует борьбу за границей в интересах борьбы за контрабанду, прежде всего, за контрабанду наркотиков. Кроме того, к сожалению, в разжигании конфликта принимают участие внешние игроки, которым выгодны противоречия внутри стран ОДКБ.

Именно они сейчас создают в Кыргызстане ощущение того, что ОДКБ должен принудить Таджикистан к уступкам, а раз он отказывается, то нам не нужен ОДКБ. Это достаточно примитивная, заказанная извне пропаганда.

Хотел бы пояснить, что позиция ОДКБ и позиция Москвы тут очень проста. Россия и ОДКБ неоднократно заявляли, что готовы стать арбитрами и обеспечить наблюдательную миссию на границе, но они не считают возможность принуждать к односторонним уступкам какую-либо из сторон. Нужно просто садиться, брать те самые заключения и карты, и начинать выяснять, что кому принадлежит и как решить вопрос анклавов и эксклавов.

- Если когда-нибудь конфликт перерастет в настоящую войну, как тогда будет действовать ОДКБ? Нужно, чтобы ее позвали Таджикистан и Киргизия, или она самостоятельно сможет направить туда миротворцев? Как это юридически оформить?

— Устав ОДКБ не позволяет производить действия, не поддерживающиеся странами. Поэтому ОДКБ сейчас физически не может принять решение об отправке туда военных, если к нему не обратятся и Таджикистан, и Киргизия. Но если ситуация действительно дойдет до края, боюсь, что России придется вмешиваться явочным порядком.

Конфликт затяжной, отсутствие политическое воли, вмешательство внешних игроков и внутреннего криминалитета доведено до предела. Страдают тысячи людей. В этом году речь шла уже об эвакуации тысячи людей в пограничных районах. Хватит. Штыки в землю.

Если на это не хватает политической воли, то нужен внешний толчок, особенно в жестком формате. Надеюсь, что он не потребуется и политики просто ужаснутся тому, что они сотворили.