Сергей Марков: кто он
Сергей Марков: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

- Сергей Александрович, давайте начнем разговор с отказа Байдена от санкций в отношении «Северного потока-2». Это здравый смысл или какая-то игра?

— Это не игра, это стратегическая политика Байдена. Но эта политика не связана с Россией. Вообще идея о том, что санкции против «Северного потока-2» — это санкции против России, — проявление малограмотности и провинциальности в духе Украины, которой кажется, что страны и корпорации думают только про нее. Это не так. Эти санкции прежде всего направлены против Германии.

Речь идет о жестком уровне борьбы американских корпораций, которых представлял Дональд Трамп, против немецких корпораций с целью подорвать конкурентоспособность Германии и навязать ей более дорогой, даже не американский, а арабский, газ с целью сделать так, чтобы источники энергии для Германии были зависимы от США, потому что арабский газ тоже во многом зависит от США. Поэтому и предпринимались эти атаки на «Северный поток-2».

Поскольку у Трампа была стратегия жесткой конкуренции с корпорациями из других стран, он и применил жесткие санкции, а российский газ был только в качестве предлога. У Байдена другая стратегия. Он хочет восстановить союзнические отношения с европейскими странами, учитывая, что именно США являются главным бенефициаром этих союзнических отношений, потому что США играет в них лидирующую роль.

Поэтому решение Байдена принято перед саммитом НАТО и перед встречей с канцлером Германии Ангелой Меркель.

- Когда мы разговаривали с вами в апреле, вы говорили, что Россия сама спровоцировала новые американские санкции, чтобы провести встречу на уровне глав государств ближе к выборам в Госдуму, дабы она была более продуманной и конструктивной. Тем не менее, встреча пройдет в июне. Что-то не получилось или планы поменялись?

— Мне представляется, что саммит во многом проходит по американскому сценарию. Изначально было два сценария этого саммита. Российская идея (стратегической деэскалации) была в том, чтобы хорошо подготовиться, провести работу межведомственных групп и возобновить тем самым межведомственную коммуникацию. Американцам же нужна была тактическая деэскалация.

Пока мы видим, что в большей мере реализуется американская стратегия. Но это в принципе логично, поскольку США являются наступательной и более сильной стороной. Я бы не сказал, что это тактическое поражение России. Скорее это тактический выигрыш со стороны США.

Но вообще бенефициаром от такого саммита и от идеи по деэскалации в целом является в большей мере Россия. Потому что лозунги деэскалации подрывают идеи о травле России по всему миру. То есть сам по себе саммит выгоден России, а его форма (не стратегическая, а тактическая деэскалация) более выгодна США.

- Есть мнение, что США и Запад не считают Россию серьезным соперником, потому что воспринимают ее как проигравшую сторону в холодной войне. Согласны ли вы с этим, и может ли Россия в глазах Запада и сама для себя разрушить это восприятие?

— Скажем так, Запад не воспринимает российскую экономику как серьезного соперника, учитывая ее невысокий уровень высокотехнологичности и небольшую долю в мировом рынке. Запад также воспринимает Россию как слабую страну по числу союзников, потому что у США их намного больше. Запад считает Россию слабой с точки зрения экономического и демографического потенциала.

Николай Злобин: США будут добиваться гарантий транзита газа через Украину
Николай Злобин: США будут добиваться гарантий транзита газа через Украину
© РИА Новости, Нина Зотина
В то же время Россия воспринимается всерьез с точки зрения ядерного потенциала. Это единственная страна, которой США не могут диктовать условия с военной точки зрения (может, еще Китай или Индия). Россия также воспринимается очень серьезно с точки зрения воли, ума и яркости ее лидера Владимира Путина, которому они придают даже гипертрофированное значение и которого демонизируют.

Ключевой вопрос, вокруг которого ведется дискуссия, — это российское население и элиты. Они считают, что элиты в целом зависят от них, и если поднажать, то возникнет предательство элит. Что касается населения, то позиция все время меняется. Одни считают, что население будет твердо стоять за суверенитет, несмотря на те или иные трудности, другие полагают, что посредством пропаганды можно изменить его настроения.

В целом они считают, что есть противоречия между тем, как жестко Россия себя ведет, отстаивая свое мнение на мировой арене, и ее реальным потенциалом. Начиная с 2013-2014 годов они давят на Россию, считая, что это давление каким-то образом будет разрешено в их пользу.

- Есть еще стереотип, что если бы у России не было ядерного оружия, то США и НАТО превратили бы ее во вторую Югославию…

— Этого наверняка никто не знает. Я полагаю, что это вполне верно. Если мы видим, что США, отбросив все гуманистические принципы, совершили государственный переворот в Украине, ликвидировали демократию и навязали хунту, которая проводит политику государственного терроризма (расстреляли 100 человек на Майдане и сбили малазийский «Боинг»), то это свидетельствует о том, что они готовы на куда более страшные преступления, в том числе в отношении России.

- Можно сколько угодно говорить о том, что украинская тематика второстепенна для глав государств, но для России этот вопрос важный и болезненный. Ждать ли по результатам этой встречи улучшения или ухудшения ситуации на этом направлении?

— Тема Украины будет обсуждаться. Я думаю, что она будет обсуждаться в том смысле, что Байден потребует от Путина гарантий, что не будет военного вторжения в Украину. В ответ на это Путин скажет, что военного вторжения не будет, если не будет военной операции в Донбассе, и Байден пообещает, что военной операции не будет.

К сожалению, я считаю, что нынешняя российская позиция недостаточна. Необходимо поставить условие о том, что должна быть прекращена насильственная дерусификация. Более того, она должна быть повернута вспять, и законы о запрете русского языка должны быть отменены.

Стивен Сигал официально вступит в «Справедливую Россию — За правду»
Стивен Сигал официально вступит в «Справедливую Россию — За правду»
© РИА Новости, Алексей Дружинин / Перейти в фотобанк
Но я не уверен, что это прозвучит.

- Есть ли у России какие-то инструменты воздействия кроме военной составляющей?

— Конечно, есть, но, к сожалению, они не задействуются. Для этого необходимо проявить политическую волю. Нужно создавать телеканал на русском языке по украинской проблематике. Причем я считаю, что нужен не один телеканал, а три телеканала с тремя главными идеологиями, которые противостоят необандеровскому русофобскому оккупационному режиму.

Первая идеология — лево-социалистическая, вторая — православная, третья — общерусская имперская. Есть еще и демократическая идеология, поскольку нынешний киевский режим является антидемократическим, но этой идеологии нужно учиться. Сделайте хотя бы один, но нет ни одного.

- А как они будут вещать? На Украине же все блокируется?

— Во-первых, они могут вещать в интернете. Если будет хороший контент, вся Украина будет смотреть. Во-вторых, можно поставить передатчики в Донецке, Луганске, Крыму и даже в нейтральных водах Черного моря напротив Одессы. Из Белгорода можно на Харьков вещать. Таким образом, будет покрыта вся территория с русскоязычным населением.

К этому также нужно добавить радиостанции. Современные технологии позволяют делать радио таким, что все таксисты в Киеве будут слушать это радио из России. И идеология этих ресурсов должна быть по-настоящему жесткой. Только жесткость в отношении украинского режима привлечет поддержку населения Украины. Чем жёстче позиция в отношении украинского режима, тем громче ей будут аплодировать украинские граждане.