Сейчас эта общественная организация готовится зарегистрироваться как партия.

- Сергей, как вы и ваше движение "Союз" относитесь к ультиматуму Тихановской и самому феномену Тихановской? Её можно воспринимать как политика?

— Совершенно понятно, что так называемый ультиматум Тихановской привязан к крайнему сроку подачи предложений по изменению Конституции Республики Беларусь (25 октября). Прозападная оппозиция категорически не приемлет инициированную государством конституционную реформу, так как понимает, что любые реформы снижают политический накал и массовость протестов.

С другой стороны, такие громкие заявления не делаются на беспочвенной основе. К часу Х оппозиция должна что-то продемонстрировать, иначе пострадает репутация Тихановской как лидера протеста.

Артём Агафонов: Ни Лукашенко, ни оппозиция Белоруссии к компромиссу не готовы
Артём Агафонов: Ни Лукашенко, ни оппозиция Белоруссии к компромиссу не готовы
© vk.com, Артем Агафонов

Можно с иронией относиться к Тихановской-политику, но не стоит забывать, что за ней стоят достаточно влиятельные силы, и после личной встречи Тихановской с Макроном и Меркель все ее заявления и поступки тщательно шлифуются. Поэтому план у оппозиции, безусловно, есть.

- Что вы думаете о заявлении белорусских силовиков о возможности применения оружия? О колючей проволоке в центре Минска?

— Силовую составляющую, разумеется, давно пора сворачивать. Во-первых, одними только силовыми методами проблему не решить.

Во-вторых, люди устают от нагнетания обстановки, начинается психоз. И заявления о возможности применения боевого оружия, конечно, не способствуют стабилизации в обществе.

По-моему, у власти было достаточно времени, чтобы прийти в себя и перехватить инициативу. К слову, конституционная реформа будет в этом смысле хорошим заделом.

- Гражданская инициатива «Союз» является пророссийским движением. Будет ли «Союз» преобразован в политическую партию? Кто ваши союзники в белорусском политикуме — партии и персоналии?

— Буквально 18 октября состоялось заседание организационного комитета по учреждению политической партии «Союз». Данное решение не является спонтанным. Гражданская инициатива "Союз" с 2016 года целенаправленно шла к этому формату.

В ходе работы диалоговой площадки по внесению изменений в Конституцию Республики Беларусь мы окончательно выработали программные положения партии и расширили команду профессионалов, настроенных на серьезную политическую борьбу в соответствии с требованиями обстановки.

К нам поступают предложения о создании некой альтернативы прозападному Координационному совету, но я полагаю, этот посыл преждевременен. В условиях повышенной политической активности можно ожидать почкование общественных групп.

Но мы будем консолидироваться только с теми организациями, которые имеют серьезную поддержку в белорусском гражданском обществе и, что не менее важно, декларирующих приверженность белорусско-российской интеграции во всех ее проявлениях (Союзное государство, Евразийский Союз, Организация Договора о коллективной безопасности).

Таким же маркером является вопрос признания Крыма российской территорией, признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Следует отметить и то, что не все идеологически близкие нам группы готовы к той степени демократизации политической системы Беларуси, которая прописана в нашей программе.

Что касается политических партий, то им предстоит процесс перерегистрации, и, поверьте, большинство не пройдут это испытание.

- Что сегодня из себя структурно представляет змагарская оппозиция? Насколько она сильна и влиятельна?

— Белорусскую прозападную оппозицию следует делить на два лагеря: так называемую традиционную, которая не пользовалась популярностью у белорусов, и «новую», сплотившуюся вокруг Тихановской.

В ходе президентской кампании «новая» группа намеренно отрешилась от идеологических вопросов, предложив электорату близкую многим тему личностного достоинства, справедливости, материального благополучия.

Тактика сработала, и впервые к оппозиции примкнули те, кто раньше ее чурался по причине неприятия западной системы ценностей и националистской символики.

По идее обман должен вскрыться, и тогда наступит разочарование, но брутальные действия власти толкают белорусов в стан Тихановской, чья команда, умело используя момент, манипулирует сознанием граждан.

- Насколько опасно участие в акциях протеста змагаров, прошедших военную «практику» в Донбассе? Возродится ли военизированная организация радикальных змагаров "Белый легион"?

— За четыре месяца политического кризиса мы уже имели возможность убедиться в том, что прозападная оппозиция чередует тактику мирных протестов с экстремистскими выпадами. Объявление ультиматума предполагает именно радикализацию протеста.

А для этого оппозиции нужны люди, прошедшие специальную подготовку, и по логике сейчас они должны просачиваться на территорию Беларуси. Если власть не пойдет на реальные реформы, а попытается их сымитировать, то кризис затянется. Эскалация будет нарастать, стимулируя формирование экстремистских группировок, чьи потенциальные активы достаточно комфортно себя чувствуют в соседней Украине.

Всеволод Шимов: Пресс со стороны белорусского МВД может привести к полноценной городской герилье
Всеволод Шимов: Пресс со стороны белорусского МВД может привести к полноценной городской герилье
© vk.com, Всеволод Шимов

- Планирует ли возвращение в белорусскую политику Зенон Позняк, который в 90-е был лидером националистического Белорусского народного фронта, живущий сейчас в Америке?

— Конечно, я допускаю возвращение в Беларусь патриарха современного белорусского национализма Позняка в случае прихода к власти прозападной оппозиции.

Но он уже не будет играть серьезной роли как политик, потому что во время президентской кампании не только открыто критиковал лидеров новой оппозиции и их тактику, но даже обвинял в связях с Москвой, что является совершенной фантазией и ставит под сомнение аналитические способности Позняка, его информированность о происходящем.

Так что время этого политического динозавра кануло в Лету. Нас больше тревожат иные персоналии и тенденции. Я говорю о заигрывании белорусского руководства с так называемыми умеренными западниками, пошедшими на сотрудничество с властью в обмен на свободу от уголовного преследования.

Пример политики пресловутой многовекторности, похоже, ничему не научил правящую элиту.