Александр Лукашок: Лукашенко пойдёт на реформы, только если Россия будет сильной
Александр Лукашок: Лукашенко пойдёт на реформы, только если Россия будет сильной
© Facebook, Александр Лукашок

- Антон, 9 сентября стало известно, что одна из лидеров белорусского протеста Мария Колесникова получила статус подозреваемой в уголовном деле о захвате власти. Как вы оцениваете эту ситуацию? К каким политическим последствиям она может привезти?

— Для начала следует разобраться, а потом уже выводы делать. Хотя в любом случае очевидно, что любые репрессивные действия в отношении оппозиции лишь усугубят ситуацию.

- Практически каждую неделю после воскресных митингов в Белоруссии говорят о том, что теперь-то точно протестная активность пойдет на спад, однако эти акции по-прежнему многочисленны. С чем это связано?

— Связано это с нашей привычкой к самообману. Киевский Майдан мы тоже хоронили сколько раз. Даже организаторы объявляли об его окончании, правда, уже несколькими часами позже было организовано "злочинное побыття", и агрессия вышла на принципиально новый уровень.

Численность протестных мероприятий связана с тем, что это стало модно. Как, собственно, фактор моды сыграл роль и в Киеве, когда люди, никогда не интересовавшиеся политикой, вдруг стали революционировать впереди самых профессиональных революционеров.

- Как вы оцениваете поведение Лукашенко, публикацию «прослушек» переговоров Берлина и Варшавы?

— Защищается как умеет. Умеет, правда не очень, что и неудивительно. Лукашенко — это политика позавчерашнего дня, ему чрезвычайно трудно выстраивать коммуникацию с обществом в эпоху соцсетей, YouTube и вообще вирусного распространения информации.

А ещё в эпоху тотальной политизации. А переговоры — такая себе история. Вот в Киеве сливали переговоры на не пойми кого с не пойми кем, а беседы вполне конкретных европейских и американских чиновников. Толку, правда, вышло ноль без палочки.

- На ваш взгляд, действительно ли Лукашенко пойдёт на реформы, как обещал?

— Тема реформ — тема религиозная. В реформы верят, как раньше верили в Бога — сейчас в него тоже многие верят, но эта вера уже лишена иррациональности, или является позой. А вот в реформы верят мистически, как в исцеление святыми мощами.

Полагаю, что Лукашенко на реформы пойдёт. Они назрели — Белоруссия ещё не совершила переход к новому формату, отчего ещё вчера крепкая и монолитная государственность стала давать трещину. Вопрос в том, какие это будут реформы.

В конце концов, Александр Григорьевич любит заниматься «перетряхиванием» чиновников. Проблема лишь в том, что, какими бы эти реформы ни были, они едва ли изменят восприятие режима белорусами. Тут как с Украиной эпохи позднего Кучмы — когда успех реформ был налицо, в стране появилась оплачиваемая более-менее достойно работа даже в бюджетной сфере, но общество уже не хотело ничего кроме «Кучму гэть!». Тут ситуация будет аналогичной.

- Допускаете ли вы, что у оппозиции Белоруссии появится свой четкий лидер? Если да, это будет кто-то из нынешних фигур — или новый человек?

— Не следует ждать появления лидера белорусской оппозиции до того, как Лукашенко будет отстранён от власти. Это противоречит технологии, в формате которой каждый участник должен верить, что именно его личная повестка является основной.

Думаю, что такой фигурой станет Алексиевич — ее международная репутация не подлежит сомнению (как репутация Кличко), при этом ее политическая повестка полностью лежит в фарватере Брюссель-Вильнюс (НАТО и постсоветский культ пособников нацистов).

Всеволод Шимов: Основная проблема белорусского протеста — отсутствие лидеров и стратегии борьбы
Всеволод Шимов: Основная проблема белорусского протеста — отсутствие лидеров и стратегии борьбы
© vk.com, Всеволод Шимов

- Как вы оцениваете политику России в отношении Белоруссии?

— Если до 2014 года Москва продолжала идеологический прессинг в течение самих протестов, работая на пророссийски ориентированную часть общества, то после событий на Донбассе и в связи с возникшими вследствие этого проблемами политика была пересмотрена.

Уже во время протестов в Ереване Москва пошла по пути поиска консенсуса с новой властью. Вот только в случае Белоруссии вопрос о новой власти остаётся открытым, а ставка Запада может быть изменена в любую минуту.

- Сохраняется ли, на ваш взгляд, опасность радикализации протеста в Белоруссии по украинскому сценарию?

— Считаю, что радикализация протестов неизбежна, просто радикалы ждут отмашки. Ведь не секрет, что сотни белорусских ультраправых прошли тренинги в Украине, в том же "Азове".

А ещё не секрет, что украино-белорусская граница должным образом не оборудована, а значит, завалить Белоруссию оружием из Украины не представляло труда.