- Алексей Николаевич, на ваш взгляд, что сейчас происходит в Белоруссии?  Удается ли Лукашенко держать под контролем массовые протесты оппозиции?

— Главное содержание того, что происходит сейчас в Белоруссии, — это то, что власть делает огромную ошибку. Они переводят противостояние с оппозицией из рациональной плоскости в плоскость противостояния, когда вопросы благополучия Белоруссии не имеют никакого значения.

То есть если идет непропорциональное применение насилия, если идет то, что в народе называют "массовое винтилово", арестовывают всех, кто оказался вечером на улице, возникает противостояние между обществом и властью, брешь между ними, которую потом очень сложно заделать.

Социология, которую делал Финансовый университет перед выборами, показывает, что Лукашенко побеждал любого кандидата оппозиции на честных справедливых выборах. У него рейтинг реально выше, чем у любого потенциально конкурента, включая Бабарико и Цепкало. Вместо того, чтобы показать реальный результат, а по нашим оценкам он набрал не 80%, а от 60 до 65%, он зачем-то пошел на обман собственного населения и показал завышенный результат голосования. Такая подтасовка является вызовом всему здравомыслящему взрослому населению страны.

Анатомия белорусских протестов. Три взгляда на попытку цветной революции
Анатомия белорусских протестов. Три взгляда на попытку цветной революции
© REUTERS, Jedrzej Nowicki/Agencja Gazeta/via REUTERS
Это обман, который вбивает клин между властью и обществом. Вместо того, чтобы организовать гражданский диалог между властью и обществом, примирение, поиск путей развития, диалог с внешними игроками, Лукашенко пошел на силовое подавление протестов и тем самым еще больше внес раскол в общество.

Может ли он силой подавить протесты? Да, может с учетом избыточного немотивированного насилия. У Лукашенко есть репрессивный аппарат, чтобы разогнать протестующих. Но будет ли это победа? Нет, это будет поражение, так как чтобы управлять страной ему нужно доверие населения, бизнес-кругов, политического сообщества.

Понятно, что среди протестующих есть люди, которых послали туда протестовать, это те, кто пытаются организовать очередную "оранжевую революцию". Но с другой стороны, там очень много людей, которые реально возмущены тем, что происходит, и не хотят жить в стране, где происходит силовое подавление любой непроправительственной деятельности.

С этими людьми надо будет потом разговаривать, а это крайне сложно и ставит под вопрос будущее страны.

То есть победа Лукашенко в долгосрочной перспективе ставит под вопрос существование Белоруссии как таковой, как независимого государства. Диалог между властью и обществом возможен только если есть взаимное доверие и уважение. Не понимаю, о чем люди, которых он оскорбил и унизил силовыми акциями и подтасовкой выборов, будут с ним дальше разговаривать.

- Как же должен поступить Лукашенко в сложившейся ситуации?

— Чтобы эффективно управлять страной, необходимо это доверие вернуть. То есть Лукашенко придется пойти на нормализацию отношений в обществе, выпустить задержанных, альтернативных кандидатов, прекратить преследовать членов их семей.

Лукашенко придется эти раны залечивать путем диалога и взаимодействия с обществом. Как Лукашенко пойдет на это в долгосрочной перспективе, я понимаю с трудом.

- Насколько внешние игроки, ближайшие соседи Белоруссии, заинтересованы в дестабилизации обстановки в стране?

 — Польша, Литва и западные страны с удовольствием поглотили бы Белоруссию по тем же правилам, лекалам и рецептам, по которым они поглотили Украину.

Они превратили бы Белоруссию в часть балто-черноморской дуги, санитарного кордона между Россией и Европой из лимитрофов, которые являются сдерживающим фактором по отношению к России, инструментом давления на нашу страну.

Но Лукашенко для них человек неприемлемый, они с удовольствием купили бы Белоруссию, но без Лукашенко. Проблема в том, что Лукашенко, когда предлагает себя Западу, предлагает пакетную сделку — купите меня вместе с Белоруссией. Эта сделка Запад не устроила.

Большая разница. Почему Запад и постсоветские страны по-разному оценивают выборы в Белоруссии
Большая разница. Почему Запад и постсоветские страны по-разному оценивают выборы в Белоруссии
© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк
Он же не в первый раз предлагает предать Россию и уйти на Запад. Если ему предложат нормальную цену, он предаст Россию на следующий день. Но его проблема в том, что пока ему эту цену не предлагают. То есть ему пока не предлагали вечное пребывание у власти в обмен на западный курс. Как только ему это предложат, он побежит на Запад, забыв славянское братство.

То есть России приходится иметь дело с очень неприятным персонажем, который не раз показывал, что предательство интересов Союзного государств, славянского сообщества и своего народа — это вопрос политической сделки.

То есть задача западных соседей Белоруссии — Польши и Литвы — повалить Лукашенко и после этого поглотить Белоруссию по украинскому сценарию. Но Лукашенко человек решительный, у него серьезный силовой аппарат, он не задумываясь применяет силу в отличие от Януковича, и повалить его по сценарию цветной революции вряд ли возможно.

И спецслужбы, и армия понимают, что с ними будет, если Лукашенко уйдет. Для них это означает, как минимум, потерю работы, а для многих — свободы, что они видели на Украине. Поэтому они стоят за него, понимая, что без Лукашенко у них нет будущего.

Поэтому сценарии цветных революций в Белоруссии, скорее всего, не сработают. Получить Белоруссию без Лукашенко у поляков, литовцев, американцев не получится, что не мешает им цветную революция в Белоруссии осуществить.

 - А как теперь будут складываться отношения Лукашенко с Россией?

— С одной стороны, Лукашенко перешел ряд красных линий и в отношениях с Россией, и в отношениях с собственным населением. Но с другой стороны понятно, что цветная революция, которая происходит в Минске и других городах, — это сценарий, навязанный из-за границы.

В этой связи надежда России на то, что эта ожидаемая попытка цветной революции Лукашенко отрезвит и сделает более сговорчивым, открытым прежде всего для собственного народа. Он поймет, что так поступать плохо. Вполне возможно, что неуспех этой цветной революции будет основанием для того, что отношении между Белоруссией и Россией будут налаживаться.

Россия неоднократно заявляла, что не вмешивается во внутренние дела Белоруссии и не собирается исполнять собственную роль во внутреннем политическом пространстве Белоруссии. С другой стороны Россия заинтересована в том, чтобы там установился мир, благополучие и спокойствие.

Западные СМИ: Лукашенко наверняка сохранит власть, но будущее Белоруссии туманно
Западные СМИ: Лукашенко наверняка сохранит власть, но будущее Белоруссии туманно
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк
Необходимо, чтобы общество имело возможность влиять на власть, и работали открытее демократические процедуры. Лукашенко должен извлечь для себя из нынешних событий простой вывод: морочить голову населению разговорами об интеграции, которой нет, это путь, который ведет в никуда, в сторону цветной революции. Если он хочет кончить как другие свергнутые политические лидеры, наверно, это его выбор.

Но лучше бы, чтобы это не произошло, и он сумел бы сделать шаг назад и вернуться к здоровому взаимодействию с Россией и собственным народом.

- Сможет ли белорусская оппозиция выдвинуть из своих рядов нового лидера взамен Светланы Тихановской и возникнет ли в таком случае венесуэльский сценарий, когда альтернативный лидер провозгласит себя главой государства за его пределами?

— Об этом сейчас много говорят. Есть требование белорусской оппозиции признать Тихановскую президентом в изгнании, но Запад, скорее всего на это не пойдет. В Венесуэле это не сработало. И не только там, в Сирии была похожая история. Когда оппозиция попыталась свергнуть Асада, она заявила, что он не является законным представителем сирийского народа, а представляют его лидеры оппозиции, живущие за рубежом. Но это, как и в случае с Мадуро в Венесуэле, закончилось ничем.

То есть когда политический режим способен сопротивляться, этот инструмент не работает. Понятно, что Лукашенко может и будет сопротивляться, силовые структуры на его стороне, и не только они, а также и политический класс, большое число людей на госпредприятиях. Если Лукашенко уйдет, эти предприятия будут приватизированы и эти люди останутся без работы.

Майдан в Киеве и Плошча в Минске: в чём сходства и различия?
Майдан в Киеве и Плошча в Минске: в чём сходства и различия?
© REUTERS, Jedrzej Nowicki/Agencja Gazeta/via REUTERS
То есть у Лукашенко достаточно широкая поддержка со стороны населения, и этим объясняется его победа. Потому что он залог благополучия страны. Появление внешнего, назначенного кем-то победителя для большинства населения не приемлемо. Западные элиты тоже не склонны к такому развитию событий. Недавно читал статью в Bloomberg о белорусских делах, там прямо говорится о том, что, как бы ни хотелось свергнуть Лукашенко, нам придется с ним работать, потому что он реальный человек, который осуществляет власть в этой части Европы.

Любой внешний человек, назначенный из-за границы, не имеет шансов на поддержку в Белоруссии. Если этот вариант будет реализован, то это будет означать объявление войны. Запад на это не пойдет, потому что это очередной конфликт в Европе, которых уже предостаточно, это Балканы и Украина.

С другой стороны, Белоруссия — это государство, которое играет значительную роль в европейской экономике. Достаточно вспомнить про транзит грузов, который идет через территорию Белоруссии. Что будет с этим транзитом, если Запад открыто объявит войну белорусскому режиму и заявит, что Тихановская — это президент, а Лукашенко — самозванец? Запад не пойдет на разрыв экономических отношений с Белоруссией.

Запад понимает, что ему выгоднее иметь дело с Лукашенко, чем назначать ему какого-то сменщика, который будет прятаться в американском посольстве.

Россия в случае непризнания легитимности Лукашенко встанет на его сторону, потому что силовой сценарий свержения правительства на нашей границе нам точно не нужен. Здесь, конечно, будут иметь значения события ближайших дней, в какой мере Лукашенко готов отойти от практики силового противостояния. Если начнется гражданский диалог, мы будем его только приветствовать.