В воскресенье в Белоруссии прошли выборы президента. ЦИК фактически объявил победителем Лукашенко с результатом более 80%. Однако оппозиция не согласна с результатами: c 10 августа по вечерам и по ночам люди массово выходят на улицу, а силовики жестко зачищают протестные акции.

Анатомия белорусских протестов. Три взгляда на попытку цветной революции
Анатомия белорусских протестов. Три взгляда на попытку цветной революции
© REUTERS, Jedrzej Nowicki/Agencja Gazeta/via REUTERS

- Андрей,  как на ваш взгляд, можно ли говорить, что Лукашенко удаётся подавить протесты? Или массовые акции продолжатся? Если да, к чему они могут привести?

— Массовые акции, уличные протесты, столкновения проходят в очень больших масштабах для Белоруссии. В огромных. Плюс объявлено забастовочно-стачечное движение, и для Белоруссии это существенно, поскольку львиная доля предприятий находятся в государственной собственности и создают общегосударственный валовый продукт. Можно сказать, что пока господин Лукашенко несёт очень большие имиджевые, политические и экономические потери.

В том или ином смысле Лукашенко проиграл. Он, будучи авторитарным лидером, решил поиграть в западную демократию: придумал выборы, под них приняли соответствующее законодательство. Словом, он хотел на таком, скажем так, демократическом коне въехать в свой очередной президентский срок.

Однако он сам же нарушил свои правила, посадив двух кандидатов в тюрьму, выдворив одного из кандидатов за границу, запретив агитацию и пропаганду.

Как обстоят дела, мы не знаем, но теперь в объединённом штабе оппозиции заявляют, что у них есть протоколы участковых избиркомов с мокрыми печатями и, по их параллельному подсчёту, Лукашенко набрал 20%, а его оппонент (Светлана Тихановская. — Ред.) набрала 60%. Так это или нет, сказать трудно.

Однако можно сказать определённо, что Лукашенко, нарушая свои же правила, убрал возможность для переговоров с каким-либо из лидеров оппозиции, для судебного разбирательства, в ходе которого эту информацию можно проверить. Таким образом, сохраняя за собой пока пост президента, Лукашенко проиграл политически и проиграл в правовом смысле, поскольку теперь есть понимание, что он не является легитимным президентом.

- Но почему?

— Он, вполне может быть, даже и выиграл, может быть, он действительно набрал 80%. Но основой права и легитимности является доверие, доверие равно легитимности, а оно уже подорвано.  

Подорвано, в частности, и проявлениями акций физического воздействия, когда белорусская милиция не блокирует просто улицы, не охраняет просто общественный порядок, либо аккуратно выносит протестующих, как это умеют делать в России, — а натравливает бойцов, которые во многих случаях избивают людей. А в других случаях задерживают, притом что за несанкционированный митинг грозит огромный срок… Этим Лукашенко порождает ещё большее насилие и мотивирует людей эти митинги не прекращать.

Белоруссия. Хроника протестов, ночь с 11 на 12 августа
Белоруссия. Хроника протестов, ночь с 11 на 12 августа

- Каким же образом это мотивирует?     

— Такую же ошибку в своё время допустил (президент Украины. — Ред.) Янукович. Когда митинг в Киеве уже практически расходился, были достигнуты политические договорённости, подписан договор между оппозицией и Януковичем об урегулировании, и Майдан начал расходиться по домам, людей начал вылавливать уголовный розыск, УБОЗ… И народ понял, что надо на Майдан возвращаться и уже оттуда не уходить, покуда Януковича не отстранят.

Такую же ошибку сейчас совершает Лукашенко. К тому же он умудрился поссориться и с Российской Федерацией, и с европейцами, заигравшись и потеряв адекватную оценку ситуации.

Сохранить власть Лукашенко, может быть, и сможет, но что он отдаст взамен, какой кусок суверенитета, какие имущественные права, и на кого сделает ставку — это вопрос. А вот то, что он уже политически проиграл — это уже свершившийся факт.

- Но всё же протесты могут быть подавлены силой?

— Могут. Но каково количество крови, которое готов пролить Лукашенко? Это раз. Второе — готовность правоохранителей. В какой-то момент, когда дают приказ стрелять в свой собственный народ, правоохранители могут перейти на другую сторону.

Мне трудно прогнозировать, как изменятся настроения внутри Белоруссии, потому, что сам я там был очень давно. Но, как правило, если лидер не имеет тотальной поддержки среди населения, даже среди тех, кто не выходит на улицы… Фон поддержки должен у лидера быть. Акты насилия лишь провоцируют ещё большее насилие, в том числе осуществляемое и террористическими методами.

- Кандидат в президенты Светлана Тихановская фактически вышла из политических процессов. Появится ли кто-то другой, кто может стать лидером оппозиции? Кто это может быть? И будет ли он действовать внутри Белоруссии или за пределами страны — как те же Тихановская и Цепкало? Насколько возможно управление протестами из-за границы?

Управление протестами из-за границы очень легко возможно, это продемонстрировала так называемая Арабская весна. И во многих странах тоже не было отчётливо очерченных [лидеров] оппозиции, и акции организовывались через соцсети… Я бы не сказал, что в Украине в 2014 году ТягнибокКличко и Яценюк были действительными лидерами Майдана. Да, они себе это лидерство присваивали, но помню, как они говорили, что о чём-то с Януковичем договорились — народ их просто матерными кричалками отправлял…

Называть себя лидерами оппозиции и быть действительно движущей силой протестного процесса — это разные вещи. Думаю, что в Белоруссии нет действительного лидера протестного движения, и оно просто стихийное.  

- Стихийное, полагаете?

— Мы должны учесть 12 лет стагнации белорусской экономики, которая свалилась в рецессию, и коронавирусные непонятные движения Лукашенко. Его сексистские высказывания, когда он говорил, что Конституция не написана под женщин — притом что женщины составляют половину электората. В Белоруссии сейчас против Лукашенко сошлось такое множество факторов, что…

Слабой оказалась не только Тихановская, но и её предвыборный штаб. Что будет дальше с протестами в Белоруссии
Слабой оказалась не только Тихановская, но и её предвыборный штаб. Что будет дальше с протестами в Белоруссии
© РИА Новости, Дмитрий Виноградов | Перейти в фотобанк

Авторитарные режимы способствуют накоплению определённых обид. Мы должны говорить и о девальвации белорусского рубля, что происходит регулярно. Стоит вспомнить и о непонятном внешнеполитическом векторе Лукашенко: сегодня он дружит с Россией, завтра не дружит. То он покупает русскую нефть, то собирается покупать американский сжиженный газ.

Всё это я бы назвал потерей политической адекватности режима. И он перестаёт адекватно справляться с вызовами. Да, для 90-х и для двухтысячных годов Лукашенко был, возможно, хорошим правителем. Но сейчас надо ориентироваться на белорусов.

- Но ведь большинство за него, вы сами об этом говорите…

— Лукашенко сам лишил возможности как бы измерить результат выборов. Теперь каждый политический проходимец может ему этим тыкать в нос. Лукашенко запретил соцопросы, запретил нормальные сторонние экзитполы, перестал пускать журналистов… Да, мы как угодно можем относиться к нашим коллегам из «Дождя», но тут я проявлю и свою журналистскую солидарность. Укладывать журналистов лицом в асфальт — ну зачем? Если хотите задержать, подойдите аккуратно, скажите: здравствуйте, мы из КГБ, вы объявлены персонами нон грата, проследуйте за нами… Всё ведь можно вежливо сделать. Зачем же показательно швырять на землю журналистов, бить, что это такое?

Лукашенко сам себя лишил многих возможностей. Первая — это возможность измерить свои результаты. Если он хотел поиграться в демократию, то это надо делать с умом. Ну, пусть ты победишь не в 80%, а в 50%, в 60%… Либо хотя бы социологией объективной можно было это измерить. А он сам себя загнал в такой политико-правовой тупик, любой выход из которого заканчивается его нелегитимностью. Даже в том случае, если он подавит уличные протесты.

-  Может ли Лукашенко — под давлением Запада, например — пойти на переговоры с оппозицией, пойти на уступки? Возможен ли в белорусских условиях вариант компромисса, переговоров с оппозицией?

— С какой? Он же сам себя лишил даже переговорщиков. Оппозиция сидит в тюрьме либо за границей, а Лукашенко говорит, что оппозиции никакой нет, это заговор. То чехи, то непонятно кто. И с кем он может переговариваться?

Единственный способ политического выживания для Александра Лукашенко
Единственный способ политического выживания для Александра Лукашенко
© БелТА | Перейти в фотобанк

Нет, получается, легитимной стороны, с кем можно вести переговоры. Нет легитимного суда: давайте возьмем протоколы, пойдем в суд и проверим. Если Лукашенко набрал 80%, то это ведь легко можно посчитать.

- Оппозиция и требует, в частности, пересчёта голосов…

— Да.

- Как вы думаете, какими будут теперь отношения Белоруссии и России? Некоторые эксперты считают, что преодоление негативных последствий протестов возможно только при реальном переходе Белоруссии в Союзное государство. Другие же говорят, что это ничего не даст. Ваше мнение?

— Я думаю, что реальный переход в Союзное государство — это сейчас единственный выход для Лукашенко, единственный способ налаживания нормальных отношений с Россией. А после его манёвров… Он Российскую Федерацию подставил, надо говорить прямо. Потому что РФ видела в Белоруссии союзника. И в критический момент, когда началась нефтегазовая война с саудитами, с ОПЕК, что делает союзник России Лукашенко? Он начинает играть в сторону европейцев и американцев, со сжиженным газом и прочими вещами.

Хотя документы о создании Союзного государства подписаны были много лет тому назад, Лукашенко как бы саботирует этот процесс. Сейчас, я думаю, единственное для него спасение в том, что он сделает ставку на Российскую Федерацию, и будет форсирование вопроса о едином Союзном государстве. Но думаю, что всё равно это будет сложно. Уж теперь, я подозреваю, Путин подумает дважды. Поскольку одно дело, когда ты говоришь с легитимным президентом, а совсем другое дело — говорить с человеком, под которым горит земля. Это уже другая ситуация.