За всё хорошее против всего плохого. Что обещает Лукашенко перед выборами
За всё хорошее против всего плохого. Что обещает Лукашенко перед выборами
© REUTERS, Nikolai Petrov/BelTA
- Богдан Анатольевич, как вы в целом оцениваете выступление Лукашенко, на какие моменты особенно следует обратить внимание?

— Вы знаете, это смесь злости, лжи, лицемерия и самодовольства. Я могу только так оценить его послание. Это очень большое количество эмоций, которое сопровождается призывами как раз не делать акцент на эмоциях.

По большому счету, Лукашенко сосредоточился на: а) заявлениях о России; b) на внешней политике и с) на том, что Беларусь благодаря ему является государством успешным, сохранившим индустрию, стабильность и стремящимся к процветанию. По большому счету, Лукашенко отождествил государство с самим собой, он и белорусский народ отождествил с самим собой: говоря от имени белорусского народа, он, конечно же, имеет в виду себя.

Ну и, собственно говоря, там было очень много обещаний, которые он раздает уже 26 год, и очень много было прямой лжи. Когда он говорит, что в Белоруссии было создано несколько сотен тысяч рабочих мест, совершенно непонятно, почему же тогда белорусы едут во все окружающие страны на заработки: в Польшу, Литву, Россию. В один из прошлых годов в Россию уехало более миллиона граждан на заработки. Неужели они уехали, потому что в Белоруссии такое большое количество рабочих мест?

В целом, что я могу сказать. Это предвыборная речь, которая призвана, с одной стороны, запугать избирателя, объяснив ему, что единственным гарантом существования в относительной стабильности является он — Александр Григорьевич Лукашенко. А с другой стороны, это прямые непосредственные угрозы самому избирателю, чтобы он не вздумал каким-то образом противодействовать желанию Лукашенко остаться у власти. Это было сказано почти прямым текстом.

Но это говорилось не только в послании, об этом Лукашенко говорил и раньше, когда вспоминал [президента Таджикистана Эмомали] Рахмона, [экс-президента Узбекистана Ислама] Каримова, и сейчас он примерно то же самое говорил.

Так что из необычного можно отметить лишь то, что речь длилась всего полтора часа. Это, очевидно, связано с состоянием его здоровья — не лучшим на данный момент.

- Говоря о России, Лукашенко заявил, что Россия всегда будет ее ближайшим союзником, «даже несмотря на то, что братские отношения поменяла на партнерские». Как вы можете оценить это заявление?

— Это очень сильная обида со стороны Александра Григорьевича, что Россия отказалась от политики «нефть в обмен на поцелуй». Долгое время Россия снабжала его миллиардами долларов, рынком сбыта, сырьем по сниженным ценам, а теперь стала вести более практичную, рациональную политику и, соответственно, сокращать дотации, субсидии, не дождавшись каких-то ответных шагов.

«Попытка организовать бойню в центре Минска очевидна». Главное из обращения Лукашенко к народу
«Попытка организовать бойню в центре Минска очевидна». Главное из обращения Лукашенко к народу
© REUTERS, Maxim Guchek/BelTA
Есть целая линейка товаров, которые мы не можем продавать в Белоруссии. Нам отказали в размещении военной базы, которая в условиях стагнации мировой экономики и роста напряженности нам необходима. Нам отказали в том, чтобы Белоруссия как член ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности — ред.) участвовала в военных операциях за пределами, собственно, Белоруссии. Ну и во многом чём другом нам тоже постоянно отказывали, утверждая, что Белоруссия — это гордая независимая, суверенная страна, которая избирает свой собственный путь.

- К слову о собственном пути. Лукашенко подчеркнул, что Белоруссия выбирает политику многовекторности. Не стала ли как раз эта многовекторность причиной того, что российско-белорусские отношения охладели?

— Конечно, говорить о многовекторности и о том, что Россия осталась главным союзником, — это все равно что утверждать, что лучшим напитком является только что вскипевший чай с добавлением свежих кусочков льда из холодильника. Нельзя проводить политику многовекторности и иметь при этом основного союзника и быть основным и единственным другом, как он сам сказал.

Статус союзника и друга накладывает массу обязательств — финансовых, политических, медийных, дипломатических и каких угодно. А наш дорогой союзник в лице Александра Григорьевича даже не удосужился признать суверенитет России над Крымом, не говоря уже обо всем остальном. О том, что произошло в конце июля, тоже было затронуто в послании, а именно арест 33 граждан России [по подозрению в организации террористических актов].

Так что вся эта риторика с обидой, злостью, эмоциями, упреками, угрозами, запугиванием, восхвалением самого себя, — все это очень грубая, неуклюжая предвыборная речь, которая по сути является пустой, потому что никаких особых достижений преподнести своему избирателю Лукашенко не может.

Экономика стагнирует, импорт-экспорт падают примерно на 20%, безработица растет. На самом деле инвесторы не спешат вкладывать деньги в Белоруссию, особенно на фоне рейдерских захватов, в частности, «дочки» российского банка — «Белгазпромбанк», на фоне ареста людей, которые составляли ему конкуренцию на выборах президента. Поэтому казна в Белоруссии сейчас пустая, налоговый маневр, как он сам выразился, стоил Белоруссии порядка $1,5 миллиарда и так далее. То есть преподнести что-то своему избирателю в качестве хотя бы формального повода как своих достижений он не может.

Поэтому он и сосредоточился на том, что во всем мире, дескать, плохо, война, смотрите, как плохо в Соединенных Штатах, а вот у нас стабильность, которую обеспечил вам я. Именно поэтому он сосредоточился на каких-то бандах, которые он ликвидировал в 90-е или раньше.

Анатолий Вассерман о заявлениях Лукашенко: Он повторяет ошибки сразу двух президентов Украины
Анатолий Вассерман о заявлениях Лукашенко: Он повторяет ошибки сразу двух президентов Украины
© РИА Новости, Александр Натрускин
- Кстати, о 90-х. Лукашенко несколько раз поднял тему возврата к конституции 1994 года, настаивая на том, что тогда в республику вернется безвластие. Действительно ли можно говорить о возврате к хаосу и 90-ым?

— Нет, дело в том, что это манипуляция, он постоянно манипулирует, угрожает, апеллирует к эмоциям.

Дело в том, что [кандидат в президенты Белоруссии Светлана] Тихановская имела в виде конкретную вещь: по конституции 1994 года у Лукашенко не было такого количества полномочий. Сейчас у Лукашенко полномочий больше, чем у монарха в XIX веке. Тихановская просто хотела ограничить вот такую почти безграничную власть президента, не лично даже Лукашенко, а вообще президентскую власть в целом.

А Лукашенко апеллирует к эмоциям: смотрите, нас хотят вернуть в 90-е, вы что, хотите приватизацию, разграбление? Причем тут вообще приватизация и разграбление? Кстати, о приватизации: а что, китайские олигархи разве не покупают сейчас в Белоруссии предприятия? Вот он говорил о рабочих местах: китайцы завозят своих рабочих туда даже в Белоруссию. Россия дает десятки миллиардов долларов в год, и она своих рабочих туда не завозит, разве что на строительство атомной электростанции, которую тоже Александр Григорьевич преподнес как свое достижение, хотя в целом это полная заслуга России.

- Лукашенко уверен, что на Белоруссии «решили отработать цветные революции на новых технологиях». Существует ли вероятность Майдана в республике? Можно ли текущие события сравнить с тем, что было на предмайданной Украине?

— Нет, конечно, отличий от предмайданной Украины очень много — в самой структуре государства и общества. Украина всегда была разделена на Запад и Восток.

Проблема не в том, что в Белоруссии кто-то хочет организовать Майдан. Да, конечно, западные фонды хотели бы организовать там Майдан или бархатную революцию и привести к власти других людей. Но Лукашенко им мешает тем, что из маниакальной любви к власти он не идет на ряд уступок.

Но проблема-то в том, что Лукашенко сам увязывает угрозу Майдана и цветных революций не со стороны Запада, который реально хотел бы видеть такой сценарий в Белоруссии, а со стороны России. И этих 33 граждан России, которые были там арестованы, тоже обвиняют в том, что их заслали, чтобы свергнуть Лукашенко с поста президента и так далее. Ведь в своем послании он обвинил не только этих людей, он же обвинил руководство, которое говорило о том, что эти люди ехали в совершенно другую страну.

По сути в послании он как раз обвинял в организации цветных революций и майданов не Запад, а нашу страну. И это еще одна пощечина со стороны Александра Григорьевича нашей стране, нашему руководству, нашему народу. Совершенно очевидно, что союзник он исключительно формальный, и очень жаль, что идея Союзного государства стала заложницей политика, который в качестве самого сильного своего наркотика использует личную, почти ничем не ограниченную власть.