- Ренат, на прошлой неделе в своем аккаунте на ФБ вы предложили Зеленскому дать правовую, а не политическую оценку того, что произошло в Донбассе, что в свою очередь, по вашему мнению, сможет возвратить Донбасс в правовое русло Украины. А можно поконкретней и с примерами, что значит «дать правовую оценку»?

— Хотите поконкретней и с примерами? Пожалуйста. Например, Конституционный̆суд Украины или, к примеру, Венецианская комиссия, могли бы дать заключение о конституционности либо неконституционности отстранения Януковича от власти, объявления внеочередных парламентских и президентских выборов, назначения исполняющих обязанностей̆ президента и генпрокурора, а также объявления антитеррористической операции (АТО).

Это положило бы конец политическим спорам, типа: «хорошо-плохо», «правильно-неправильно». «Законно-незаконно», «конституционно-неконституционно» — вот критерии оценки событий 2014 года.

И, если будет установлено, что власть в Украине была захвачена неконституционно, то нужно будет дать уголовно-правовую оценку действиям заговорщиков, которые под прикрытием вполне законных массовых протестов на Майдане совершили государственный переворот и захватили власть в Киеве.

Если будет установлено, что Конституции не соответствовало и объявление АТО, то и этому факту нужно дать уголовно-правовую оценку. К примеру, если будет установлено, что власть в Украине захватили преступники, которые еще и незаконно объявили АТО, то это вполне может означать, что вооруженное сопротивление, оказанное Донбассом, включая и создание Л/ДНР, было отчаянной попыткой защититься от произвола новых киевских властей, а не «сепаратистским терроризмом».

А это, в свою очередь, будет означать, что действия восставших могут расцениваться как необходимая оборона или крайняя необходимость, исключающие уголовную ответственность. Это значит, что никакая «амнистия» им не нужна. Разумеется, речь не идет о лицах, совершивших военные преступления и насилие над мирным населением. Для таких должны в полную силу применяться уголовно-правовые нормы, предусматривающие уголовную ответственность за совершенные преступления.

Я предлагаю уйти от политических обвинений и начать говорить друг с другом языком закона. Не «наши-ваши», не «ватники-вышиватники», а «законно-незаконно», «конституционно-неконституционно». Тогда и Минские соглашения заиграют новыми красками, и утраченные территории смогут безболезненно вернуться назад, а Л/ДНР получат основания для самороспуска, т.к. условия, обусловившие их создание, могут быть быстро устранены.

И это лишь некоторые примеры, как вы понимаете.

- Почему вы думаете, что «правовая оценка» может что-то решить? Не утопия ли это?

— Потому, что политические оценки всегда конъюнктурны, как и политические решения, которые, как известно, не имеют юридической силы и не подлежат обязательному исполнению. А вот закон есть закон. Это обязательное правило, подлежащее безусловному исполнению на всей территории Украины, как, впрочем, и приговор суда, вынесенный на основании закона именем Украины. Утопия ли это? Вовсе нет.

Вспомните, как Нюрнбергский судебный процесс расставил всё на свои места. Были осуждены и нацизм, и нацистская идеология, и нацистские организации, и главные нацистские преступники. И только после этого начались судебные процессы над рядовыми нацистами и денацификация Европы. Было всё именно так и в такой̆ последовательности, а не иначе. Даже тогда, почти 100 лет назад, во главу угла был поставлен закон. Разве это утопия? Это история. И юриспруденция, кстати, тоже.

- Вы на полном серьезе полагаете, что ЛДНР хочет возвратиться в правовое поле Украины? И это после геноцида, устроенного Киевом, тысяч убитых, экономической блокады, начала получения российских паспортов? Вы что, думаете, что кто-то в Донецке и Луганске поверит Киеву, что те, кто выступил на стороне республик не будут репрессированы?

— А вы считаете, что все население Л/ДНР сильно уж любит псевдоруководство этих псевдореспублик? Думаете, люди всю жизнь мечтали о том, чтобы их постоянно грабили, сначала «освободители от бандеровской хунты», потом «освободители от российских оккупантов»?

А когда «ополченцы» ограбили все банки, банковские ячейки и офисы предприятий? А когда у мирного безоружного населения, якобы для нужд фронта, «отжимали» автомобили, квартиры и дома? Об этом мечтали дончане?

(Всё, о чем говорит Кузьмин — махновщина и бандитизм — действительно имели место в Донбассе в короткий период конца весны — лета 2014 года во время активной фазы военных действий, когда прежняя, украинская власть, пала, а новая, республиканская, еще не была в полной мере организована; с осени 2014 года руководство ЛДНР начало тотальную борьбу с махновщиной: те командиры и их подчиненные, которые занимались «отжимами» и другой преступной деятельностью либо были уничтожены, либо сели в тюрьму, либо были изгнаны с территории ЛДНР; в настоящий момент в ЛДНР давно установлена диктатура закона, поэтому апеллировать к тому, о чем говорит Кузьмин, который не был дома больше 5 лет и не знает реальную ситуацию в республиках, по крайней мере несерьезно — прим.)

Или о том, чтобы по улицам, где они выросли, проходила линия соприкосновения? Да, я на полном серьезе считаю, что правовое решение проблемы Донбасса — это реальный выход из конфликта.

Виноватых — в тюрьму, невиновных — на волю, героям — награды. Если украинская власть будет действовать исключительно в правовом поле, если ко всем будут применяться одинаковые правила, то и возвращение утраченных территорий пройдёт безболезненно и быстро. Вы считаете, что украинцы никогда уже не смогут примириться? Ошибаетесь.

Прощать или не прощать? Моральная проблема Минских соглашений
Прощать или не прощать? Моральная проблема Минских соглашений
© РИА Новости, Геннадий Дубовой | Перейти в фотобанк


Народ мудрее политиков. Примирение произойдёт гораздо быстрее, чем кажется на первый взгляд. Западная и Восточная Германия, например, могли же примириться, наконец. Почему же мы не сможем? Украинская власть должна определиться: является ли она правопреемником власти предыдущей и будет продолжать прежнюю порочную политику разжигания ненависти, или же она открестится от «папередників» и наймётся реальным объединением нации.

- Что сейчас происходит с делом Бузины? Как вы оцениваете информацию Артеменко? То, о чем он сообщил, это нормально, или это фактическое закрытие расследования?

— ГПУ направила уголовное дело об организаторах и заказчиках убийства Бузины в Государственное бюро расследований. А через несколько дней зачем-то отозвала его назад. О причинах такого решения мне не известно. Тут важно помнить, что 20 ноября у прокуратуры истекают полномочия по расследованию преступлений, это значит, что через несколько дней дело опять вернется из ГПУ в ГБР. Вот тогда и посмотрим на активность новых следователей.
Азаров: Олесь Бузина – настоящий патриот Украины, погибший за правду
Азаров: Олесь Бузина – настоящий патриот Украины, погибший за правду
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк


А, чтобы новый генпрокурор, который, как говорил новый президент, является на 100% его человеком, не забывал о деле Бузины, я внес депутатский запрос с требованием к генпрокурору отчитаться с трибуны Рады о проделанной по этому делу работе. Я не дам генпрокуратуре «заболтать» это дело и тихо похоронить его в архиве.

Если власть не изменит своего отношения к делу Бузины, буду требовать создания парламентской следственной комиссии, а тогда уж, как в детской считалочке: «кто не шаховался, я не виноват…».