Об этом в интервью изданию Украина.ру сказал украинский адвокат, правозащитник и общественный деятель Андрей Гожый.

Разговор с адвокатом возник в связи с решением суда в Житомире, который в понедельник, 10 июня, оставил обвиняемого в госизмене журналиста Василия Муравицкого под круглосуточным домашним арестом, отклонив два ходатайства об изменении меры пресечения, заявленные его защитницей Светланой Новицкой и самим подсудимым. Ходатайство прокурора об изменении Муравицкому меры пресечения с круглосуточного домашнего ареста на содержание под стражей суд рассмотрит 18 июня.

- Были надежды на то, что при Зеленском репрессии против инакомыслящих будут остановлены. Но пока мы не видим каких-то подвижек. Что скажете по этому поводу?

— Зеленский до сих пор не признал ни лично, ни через свои подконтрольные структуры, ни через Службу безопасности Украины (СБУ) наличие политических узников в Украине, не признал того факта, что режим Порошенко осуществлял преследования своих политических противников. Соответственно не подал сигнал структурам, органам власти, оперативным следственным органам о том, что необходимо прекратить такие преследования. Никак он не отреагировал и на многочисленные указания миссии ОБСЕ, миссии ООН, на выступления европарламентариев о том, что в Украине режимом Порошенко осуществлялось преследование инакомыслящих.

Ситуация не изменилась, так как государственная машина обладает огромным запасом инерции, это раз, а во-вторых, приказ перестать давить инакомыслящих никто не отменял. Возможно, потому что Зеленский просто в силу своей некомпетентности не разбирается в этих вопросах да и не пытается в них вникнуть. Это очень даже вероятно. Соответственно для него такой проблемы не существует в принципе. А его помощники и его доверенные лица… сплошь и рядом состоят из представителей правящего режима, который был раньше. Даже группа на Минских переговорах — там бывшая уполномоченная по правам человека, которая этих нарушений прав человека в упор не видела. Поэтому ясное дело, что на данный момент ожидать от президента Зеленского и от госструктур каких-то послаблений не приходится, тенденций таких нет.

Василий Муравицкий: «Я и подумать не мог, что будет такой абсурд»
Василий Муравицкий: «Я и подумать не мог, что будет такой абсурд»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

- Что касается дела Василия Муравицкого. Защита и сам журналист настаивали на отмене меры пресечения из тех соображений, что журналисту необходимо лечение, но суд ходатайства оставил без удовлетворения. Почему?

— После недавней госпитализации Василия (Муравицкого. — Ред.) в связи с ухудшением состояния его здоровья, подорванного во время его пребывания в следственном изоляторе, и в связи с необходимостью более полномасштабного лечения был поставлен вопрос об изменении меры пресечения, чтобы дать возможность Муравицкому лечиться.

Однако, как это стало известно на судебных слушаниях, оперативными подразделениями Службы безопасности Украины были допрошены врачи Муравицкого, допрошены не в рамках уголовного производства, что является уже само по себе вмешательством во врачебную тайну и в личную жизнь человека. Было оказано, по нашему мнению, давление на врачей. Врачи испугались, дали показания, что заболевание — ну, такое себе. И на основании этого суд отказал в удовлетворении ходатайств.

- На каком основании сотрудники СБУ допросили врачей?

— Они допрашивали врачей в рамках закона про контрразведывательную деятельность. Это само по себе любопытно. Все здравомыслящие люди могут оценить, чем занимается Служба безопасности Украины при новом демократичном президенте. Контрразведка… Она ходит по врачам, у которых лечился Муравицкий, и их допрашивает. Понятно, что любой врач, столкнувшись с таким давлением и испугавшись неприятностей, не позволит себе сказать что-либо в противовес.

- Помнится, в апреле этого года была уже попытка вернуть Муравицкого в СИЗО, когда суд начал рассмотрение в отсутствие основного адвоката… Насколько велика вероятность того, что теперь ходатайство прокурора будет удовлетворено?

— Да, была такая попытка. Обвинение подаёт одни и те же ходатайства с одним и тем же текстом, словно написанные под копирку, — о жуткой будто бы опасности пребывания Муравицкого на свободе, потому что он-де убежит в Россию, и прочее, и прочее. Но если объективно смотреть на вещи, с точки зрения здравого смысла, то картина такая. Для того чтобы применить к подсудимому меру пресечения более тяжкую, чем ту, на которой он сейчас находится, нужно доказать две простые вещи. Во-первых, доказать, что он уклоняется от явки в суд, чего Муравицкий ни разу не делал.

Ведь мера пресечения вообще для чего существует — для того, чтобы обеспечить присутствие подсудимого на суде, — он ещё не осуждён, он невиновный человек… И второе — доказать, что были умышленные нарушения меры пресечения во время её отбывания. Ни одной, ни второй вещи прокурором доказано быть не может, потому что Муравицкий дисциплинированно является на все судебные слушания по всем вызовам. И Муравицкий ни разу не нарушал меру пресечения, ему даже в своё время подавали соответствующие бумаги из Национальной полиции. 

- Значит, законных оснований для ужесточения меры пресечения нет?

— Нет. Риски, о которых прокурор говорил, что Муравицкий, если дать ему свободу, убежит в Россию, тоже не подтвердились. Где Муравицкий? Он находится на Украине. Учитывая, что у Муравицких родился второй ребёнок, увеличилась стабильность связи с семьёй, это ещё один аргумент к тому, чтобы его не закрыть (в СИЗО. — Ред.).

Журналист Муравицкий: Властям Украины нужна война — для оправдания репрессий
Журналист Муравицкий: Властям Украины нужна война — для оправдания репрессий
© Facebook/Василий Муравицкий

Но это закон и здравый разум. А есть ещё украинские реалии, и от этих реалий ожидать можно всё что угодно. Начиная от нацистов, которые заблокируют суд, заставят принять то или иное решение, и заканчивая телефонным правом.

- Даже и круглосуточный домашний арест для Муравицкого является достаточно тяжёлым испытанием, поскольку он не может полноценно лечиться, не может работать, чтобы прокормить семью?

— Да, это та же самая тюрьма, только в четырёх стенах дома. Мягче, чем изолятор, однако он (Муравицкий. — Ред.) не может обеспечить пропитанием ни себя, ни свою семью, не может лечиться, вынужден влачить нищенское существование. Это одна из форм пыток. И если сейчас опять не будет отменено это издевательство в виде домашнего ареста… Потому что следствие судебное никуда толком не продвинулось за это время, а человек больше года вынужден находиться под домашним арестом. Тогда, я думаю, возникнет вопрос, который можно будет поставить перед Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) о пытках и бесчеловечном обращении.

- Помогает ли кто-либо семье Муравицких?

— Пытаются помогать, но это не системно. Думаю, любая помощь, учитывая детей и ситуацию в целом, конечно, не повредит.

От редакции. Василия Муравицкого арестовали в Житомире 1 августа 2017 года по подозрению в госизмене и содействии террористическим организациям за его публикации в российских СМИ. По утверждению Службы безопасности Украины (СБУ), его статьи публиковались на «сайтах, которые администрировались из РФ и временно оккупированных территорий Украины». Журналисту грозит до 15 лет лишения свободы. Подозреваемый до 27 июня 2018 года находился под стражей, затем суд заменил ему меру пресечения на круглосуточный домашний арест.