Подворье имеет уже некоторую традицию гуманитарных миссий — здесь организовывали доставку помощи на Филиппины, когда в ноябре прошлого над страной промчался страшный тайфун. Тайваньцы и филиппинцы собрали для Донбасса продукты питания, вещи первой необходимости, витамины. А на собранные деньги было решено купить лекарства, чтобы потом передать их нуждающимся. Отец Кирилл отправился на самолете в Москву, а потом в Ростов.

Уже в Ростовской области у священника были многочисленные встречи с беженцами. По признанию отца Кирилла, услышанные истории стали для него шоком: люди рассказывали, как по кускам собирали своих родителей и детей. Люди потеряли имущество, дом, близких, страну. Сердце обливалось кровью, когда он слышал рассказ о гибели беременной женщины. Здесь отец Кирилл познакомился и с ребятами — добровольцами из разных уголков России — молодыми людьми от 20 до 30 лет.

Украина и Россия – один мир

Многие из них даже не прошли военной службы, просто по зову сердце откликнулись на беду Донбасса. Примечательно, что отец Кирилл по национальности украинец, год проучился в Киевской семинарии и был потрясен националистическими настроениями, которые проникли даже в церковную среду.

Православные священники на стороне ополчения

— Прежде чем попасть на Донбасс, я не и подозревал, что там ведется планомерная «зачистка» мирного населения, — рассказывает отец Кирилл.- По наивности раньше думал, что снаряды залетают в жилые кварталы случайно. Оказалось, украинская армия больше стреляет из минометов по населенным пунктам, чем по ополчению. В Луганской области это совершенно очевидно. К примеру, я был свидетелем тому, как ополченцы нашли двигатель от разорвавшейся кассетной бомбы, выпущенной по мирному селу.

Украина и Россия – один мир

Думаю, причины такого нечеловеческого ожесточения в том, что многие украинские солдаты находятся в наркотическом опьянении. Многие из них занимаются осквернением мощей, икон и прочих реликвий. В их рядах много униатов, а также раскольников из так называемого Киевского патриархата. А если говорить о Нацгвардии, то в их рядах вообще нет христиан. Немало здесь и наемников, съехавшихся со всего мира.

Они убивают мирных граждан прямо на улицах, ломают им пальцы. Ко всему российскому, православному, общему для наших народов они относятся с лютой ненавистью.

Поэтому большинство православных священников Донецкой и Луганской народных республиках поддерживают ополчение. Они считают, что церковь должна оставаться с народом. Кстати, священники, поддерживающие ополченцев на занятых украинскими войсками территориях, подверглись жестоким репрессиям. Мы должны понять, что началась война против Украины и против России, не формально, а, по сути, Украина и Россия — один мир, — говорит отец Кирилл.

— Этот мир в огне, там разрываются бомбы баллистические ракеты, уничтожаются целые города. Сотни тысяч беженцы вынуждены были покинуть свои родные дома.

Украина и Россия – один мир

А мы в это время смотрим мыльные оперы, думаем, как вкуснее покушать и красивее одеться. А тем временем в Луганске и Донецке, где живут такие же православные люди, нет света и электричества, не работают магазины, нет телефонной связи. Каждую минуту эти люди могут быть убитыми. Нам пора выходить их спячки, если мы не хотим,чтобы эта беда коснулась и нас. Началась война намного более опасная, жестокая и коварная, чем Великая Отечественная война. Битва идет против каждого из нас. Против народа России и Украины.

Самое главное — христианское всепрощение

По словам отца Кирилла больше всего среди ополченцев местных жителей, есть и те, кто приехал их других регионов Украины. Видел он в рядах ополченцев и бывших «афганцев», живо воспринявших беду Донбасса.

— Насколько я заметил, ополченцы в большинстве своем, люди добродушные, никакой озлобленности. Боевой дух у них очень высокий. Наемников-профессионалов в их рядах я вообще не заметил,хотя ранее предполагал, что там их достаточно, — говорит священник

Отцу Кириллу, пока он находился в Луганске, удалось пообщаться с новыми властями — гражданскими и военными. Беседа с Игорем Плотницким, на тот момент министром обороны ЛНР, произвела на священника сильное впечатление.

Украина и Россия – один мир

— Этот человек образованный, вдумчивый, глубокий. Плотницкий жалеет солдат, старается зря не рисковать их жизнями. Он не только понимает и знает военную сторону дела, но и прислушивается к мнению простых луганчан.

Вот фрагмент из беседы отца Кирилла и Игоря Плотницкого:

Мы противостоим идеологии ненависти и человекоубийства. Только любовь может победить в этой войне. У нас нет ненависти к врагам, запрещены пытки. Всех пленных мы отпускаем, с условием, что они больше не будут воевать против нас. Мы православные христиане, а Христос заповедовал нам прощать и любить своих врагов.

Для большинства ополченцев — это важнейший принцип жизни, мы не хотим воевать.

Самое главное, что у нас есть христианское всепрощение. Это стержневая идея Новороссии — наш фундамент в этом наша сила.

— У меня было ощущение, что я попал к своим прихожанам, — делится своим впечатлениями отец Кирилл, — большинство ополченцев — верующие, подходили ко мне за благословением.

Побывал священник Кирилл и в храме в честь иконы Божьей Матери «Умиление» — одном из красивейших в Луганске, встречался с его настоятелем, отцом Александром.

— С отцом Александром мы обсудили ряд важных вопросов, — говорит Кирилл, — взаимоотношения ополченцев и населения, процесс эвакуации из опасных районов людей и православных святынь.

Храм в честь иконы Божьей Матери «Умиление» тоже был ранен — снаряд попал в стену, разрушил витражное окно, а здешний сторож чудом избежал смерти. Это единственный на Украине витражный храм, его строила вся страна — тут есть и днепропетровские иконы, донецкие колокола, в работе принимали участие мастера из Киева и Сум.

Украина и Россия – один мир

 

По словам отца Александра, в Луганске сейчас гуманитарная и информационная катастрофа. Люди отрезаны от всего мира, боятся неопределенности и грядущей зимы в разрушенном городе. Примечательно, что практически все священники Луганска остались со своей паствой, разделив все тяготы военной жизни. Они и их семья гибнут под снарядами, страдают от нехватки воды и продуктов питания.

Так, в самом конце июля при обстреле жилых кварталов Луганска пострадал от обстрела и скончался от ранений протоирей Владимир Креслянский у него остались жена и пятеро детей.

— Один молодой священник из Луганска говорил мне, что для него Украина как государство перестало существовать после того, как снаряд разоврался в парке, где гуляли мирные горожане с детьми, — рассказывает отец Кирилл.

Общался священник и с женщиной-ополченкой, у которой погибла семнадцатилетняя дочь —во время артобстрела гражданских кварталов девушке оторвало руку, и она умерла от потери крови и болевого шока. Теперь ее мать, у которой больше никого в этой жизни не сталось, воюет с оружием в руках. Называет врагов «укропами», хотя сама тоже украинка, для нее это не люди, а бешеные звери. Разговаривал отец Кирилл и с пожилым милиционером, коренным луганчанином. Он отнюдь не кровожадный.

— Эту войну нам навязал, мы ее не хотели, но мы ее приняли, так вот он объяснил, почему взял в руки оружие.

— Еще раз хочу подчеркнуть, — говорит в завершении отец Кирилл, — нацизм, ненависть к ближнему — это страшная болезнь, от которой ни одно общество не застраховано. Весь укронационализм основан на противопоставлении «москалям». Лживая идеология небезобидна, приводит к реальным смертям, изломанным жизням. Мне ведь очень жаль и молодых парней с «той стороны» — невинных новобранцев, срочников и даже нацистов, вынужденных отдавать свои жизни за амбиции преступных киевских политиков. Ради чего они погибают!? Необходимо восстать против этой страшной идеологии, не давая ей укрепиться в сердцах и душах людей. Я как священник стараюсь бороться словами Христа и евангельскими текстами.