«Хозяин мертв, такое лучше не надевать», — солдат комендатуры с позывным «Тюльпан» даже не рассматривает детали формы, брошенной убегавшими из Попасной украинскими военными. На заборе дома в Попасной висят шарф-маска и шапка — бойцы Донецкой народной республики спокойно подбирали такие остатки обмундирования Вооруженных сил Украины (ВСУ) и носили.

Целиком одежду, конечно, никто не использовал, чтобы не быть принятым за противника, но некоторые полезные трофеи присваивались по праву войны. «Тюльпан» же не берет валяющиеся тряпки не только из суеверия, но и из брезгливости — он указывает стволом автомата на футболку цвета хаки с эмблемой ВСУ, которая болтается на проволочном заграждении: «Они, когда удирали, снимали и форменное белье. На постах, если ловили человека без белья, то сразу было ясно, что вэсэушник». Видимо, у «Тюльпана» вид спешно переодевающихся украинских бойцов вызывал отвращение, и даже флисовый подшлемник — удобную и практичную штуку — он сбрасывает тем же стволом автомата на землю.

Мариуполь. Они были первыми
Мариуполь. Они были первыми
© РИА Новости, Алексей Куденко / Перейти в фотобанк

В комнатах домов, где размещались вэсэушники, даже не беспорядок, а помойка — какое-то грязное тряпье, гнилые продукты, вскрытые консервные банки, заплесневелые помидоры в опустошенной наполовине «закатке» — стеклянной банке. Видимо, как в других городах, где шли боевые действия, "вийськовые" спокойно поедали продукты, принадлежащие хозяевам жилья. Книжные шкафы опустошены — переплетами в жесткой и мягкой обложке забиты оконные проемы, картон и листы бумаги должны было останавливать пули и осколки. Но, судя по всему, в какой-то момент вэсэушники перебрались в подвал, там лежат матрасы и одеяла. «Это же не гранатой все разметало, это они сами устроили», — в тоне «Тюльпана» есть глухое раздражение от того, что пытавшиеся обороняться в городе, так загадили дома.

Впрочем, многие дома в ходе боев уничтожены или повреждены. Представитель комендатуры проводит экскурсию по домам, где квартировали украинские военные. Эти дома же зачастую были и позициями, правда, здесь, по его словам, бойцы ВСУ загоняли жителей на верхние этажи домов, а не в подвалы. «Сами [украинские военные вели огонь] за бетонными блоками, или с первых этажей, чтобы нашей армии связать руки, или наоборот если наша армия пойдет в наступление, чтобы сказали, что российские или элэнэровские войска выбивают мирных жителей», — рассказывает «Тюльпан».

Крепость «Мариуполь». Вопросы и загадки военной операции
Крепость «Мариуполь». Вопросы и загадки военной операции
© РИА Новости, Алексей Куденко / Перейти в фотобанк

Для мирных жителей месяцы боевых действий стали долго не прекращавшимся кошмаром, но российские и донецкие военные — свои. «Хлопцы, дай бог им здоровья за то, что нас освободили, — рассказывает Валентина Вениаминовна и показывает в сторону украинских позиций — с той стороны жилые кварталы накрывало снарядами, после того, как Попасную взяли штурмом.- Оттуда летело». И попало в ее дом.

Представившийся Славиком железнодорожник и пенсионер Алексей, живущие рядом, удивляются самому вопросу — как это украинские военными могли быть им «своими» и «защитниками». «Эти защитники даже слова «здрасте» не скажут», — вспоминает Славик о постое бойцов в ВСУ в соседних домах.

— Они держались обособленно, — подтверждает слова соседа Алексей.

Соседи радуются, встречая друг друга на улице — после боев в городе осталось немного людей. Хотя, добавляет Славик, исход из города начался в 2014-м. «Когда нацики (бойцы националистических батальонов — Прим.ред.) появились, многие поубегали», — объясняет он.

А затем, уже при президенте Владимире Зеленском, со Славика, как работника государственной железной дороги — основного работодателя в Попасной — взимали военный налог в три процента. Этот сбор раздражал многих жителей Украины: «Получается, мы оплачивали войну».

А предприятие, на котором Славик работает, определяет важность Попасной, город — крупный транспортный узел. И краеведческий музей тоже имеет отношение к специализации Попасной — он начинался как школьно-заводская коллекция, вагоноремонтного завода и школы номер двадцать пять. А сейчас скромный краеведческий музей стал экспозицией истории Украины — в нем открыли зал посвященной «Революции гидности» и АТО — антитеррористической операцией Киев назвал боевые действия против республик Донбасса.

И рядом с недекоммунизированными советскими орденами, портретами Героев Советского Союза, бюстами воинов Великой отечественной — снимки тех, кто помогал обстреливать ЛНР. В качестве экспоната, символизирующего победу Евромайдана в 2014-м — сложенные друг на друга покрышки, их любили жечь во время митингов в Киеве демонстранты. Инсталляция украшена надписью «Навстречу свободе».

Первое время после взятия города, зал посвященный новейшей истории Украины пользовался у российских военных большой популярностью — многие хотели посмотреть, правда ли, что в качестве исторического артефакта в музее выложили шины, как символ «европейского будущего» и «достоинства». Сейчас посетителей у экспозиции нет, только «Тюльпан» рассматривает ржавую рубашку лимонки, очевидно времен Второй мировой, и кладет рядом гранату со своей разгрузки. «Модификация другая, а изделие то же», — с некоторым удивлением отмечает боец. Дескать, история в чем-то повторяется.

Повторяется, уверены и российские военные, набирающие продукты в соседнем с Попасной городом Ирмино, перед тем, как через Попасную пойти на позиции. «Уже была Донбасская битва в 1943, противник так же выжигал города», — люди в камуфляже, подобно «Тюльпану», положившему рядом две гранаты, находят аналогии в событиях почти восьмидесятилетней давности.