Владимир Скачко: кто он
Владимир Скачко: кто он
© https://vesti-ukr.com/
В политике главные цели Киева — возвращение проблематики «реинтеграции» Крыма в Украину в мировую повестку дня, увязывание проблемы «деоккупации полуострова» с войной в Донбассе и отказ от не устраивающих Украину «Минских соглашений-2» о мире на юго-востоке. Разумеется, при полной поддержке украинской позиции «мировым демократическим сообществом», осуждающим «агрессивную Россию» и поддерживающим санкции против нее.

В экономике это хоть какая-то помощь деньгами, оружием, техникой (пусть даже списанной и втридорога), военным снаряжением, советниками и инструкторами и т.д.

Короче, и Владимир Зеленский хочет сказать «моей нации», что «весь мир с нами». Потому и замутил «платформу», где хочет блеснуть и подпитаться иллюзией собственной значимости перед поездкой на ковер к главному хозяину и спонсору — президенту США Джо Байдену.

Там могут быть проблемы, потому что США изначально резко занизили свое представительство на «Крымской платформе», а теперь даже пожадились отправить в Киев единственного открытого гея-министра транспорта Пита Буттиджича, чтобы еще раз мощно было призвать Украину присоединиться к суперпередовым «общечеловеческим» ценностям ЛГБТ-сообщества. У Пита с его мужем, учителем средней школы Частеном Глезманом, вроде бы родился ребенок (!!!???), и счастливую «маму» нельзя отвлекать далекими перелетами — молоко, по ходу, может пропасть. И потому США заменили главного представителя. Но чтобы все было путем и Украина не обиделась, опять прислали «бабу» — министра энергетики Дженнифер Гренгольм, усиленную какими-то «представителями Байдена». Наверное, соглядатаями, чтобы те посмотрели на «это чудо» и рассказали лично «старине Джо» тет-а-тет, с кем он будет встречаться 31 августа.

«Крымская платформа» и неадекватные платформеры
«Крымская платформа» и неадекватные платформеры

А Зеленский хочет решить еще одну важную, как ему кажется, внутриукраинскую проблему — судьбу крымских татар, недавно официально признанных коренным народом Украины, имеющим право на свою государственность в какой-то форме. Зеленский думает, что это должна быть национальная автономия. Но не очень в этом уверен. «Я знаю, что какие-то наработки есть. Согласованы ли они с моим офисом? Нет. Согласованы ли они с крымско-татарским обществом? Я не знаю, насколько этот законопроект нормальный», — сказал он, как всегда, путано журналистам.

Пикантность этого вопроса еще и в том, что крымские татары — коренной народ в Украине, но большинство их живет именно в Крыму, который «ушел в родную гавань». В Россию то есть, и в Москве уже однозначно решили, что «вопрос территориальной принадлежности Крыма закрыт раз и навсегда». Некоторая же часть крымских татар после госпереворота-2014 эмигрировала в «материковую» Украину, осела в соседней Херсонской области, в Киеве и прочих больших городах и оттуда мутит воду против Крыма. Устроила ему продовольственную и энергетическую блокаду, потом водную, поддержав перекрытие Киевом Северокрымского канала с днепровской водой.

Крымские татары в Украине — это сегодня в основном активисты крымско-татарского меджлиса, который занимает активную и непримиримую антироссийскую позицию. И даже пытается шантажировать Киев: дескать, не будете поддерживать идею нашей автономии, мы вообще переориентируемся на Турцию и Анкару во главе с «султаном» — президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, бредящим идеями пантюркизма под своей эгидой, который нам поможет.

И Зеленский не может не понимать, что это еще один внутренний источник нестабильности, который, тем не менее, подрывает его позиции на международной арене, — он может лишиться поддержки Турции, которая обещает ему беспилотники для «отражения российской агрессии». Эрдоган уже не приедет на «Крымскую платформу», хотя изначально и обещался. Не исключено, что, как и многие лидеры на Западе, не хочет лишний раз напрягать отношения с Россией.

И отставной козы барабанщики. Кто и почему едет в Киев на «Крымскую платформу»
И отставной козы барабанщики. Кто и почему едет в Киев на «Крымскую платформу»
© CC0, Pixabay

Короче, в наследство Зеленскому от президентов-предшественников досталась украинская политика в отношении крымских татар, которая никогда не отличалась ни умом, ни сообразительность, но всегда была двойственной (это если говорить мягко). То есть Киев на словах всегда поддерживал стремление крымских татар обрести свою Родину в Крыму, но практически ничего для этого не делал. И не давал им провозгласить свою национальную автономию на полуострове. Но зато всегда политически «юзал» и татар, и их меджлис в противостоянии с пророссийскими силами в Крыму.

Проследим тему. При первом президенте Украины Леониде Кравчуке (1991-1994) проблема крымских татар только, что называется, устоялась и оформилась. К 1991 году основная масса татар вернулась из мест насильственной депортации в Средней Азии. В Крыму их никто не ждал, и первое время лагеря репатриантов украшали лозунги «Родина или смерть». И для татар так оно и было. Они конфликтовали с местным населением за все, но в основном за землю, которую хотели получить для жизни.

В это же время окончательно утвердился как неофициальный, но единственный представительский орган крымских татар — их меджлис во главе с Мустафой Джемилевым, давним и признанным диссидентом-антисоветчиком. Он возник еще до провозглашения независимости Украины, к которой отошел Крым, в январе 1991 года вернувший себе статус не национальной, крымско-татарской, а административной автономии. Но окончательно меджлис стал единственным и неповторимым после таки и не раскрытого до сих пор убийства в ноябре 1993 года Юрия Османова, лидера Национального движения крымских татар (НТКТ), главного соперника Джемилева, который возглавлял Организацию крымско-татарского национального движения (ОКНД). Разница между ними была в том, что османовцы НДКТ хотели удовлетворения прав земляков по ленинским принципам, мирно и по согласования с государством (сначала СССР, а потом Украины), а вот джемилевцы ОКНД были готовы бороться любыми средствами, в том числе и насильственно. И со смертью Османова Джемилев и его курс возобладали окончательно — требовать, шантажировать, добиваться силой.

При втором президенте Леониде Кучме (1994-2005) проблема полуострова была не так в крымских татарах, как в пророссийских силах во главе с первым и последним президентом Крыма Юрием Мешковым. Он был избран в феврале 1994 года при Кравчуке, но развернулся уже при Кучме, взяв курс на Россию. Кучма 17 марта 1995 года его и «схлопнул». Верховная Рада тогда приняла закон «Об отмене Конституции и некоторых законов Автономной Республики Крым» и практически выхолостила все автономные полномочия — упразднила пост президента и изгнала Мешкова в Москву, запретила несогласованные торгово-экономические связи и кадровые назначения и т.д.

Денисов объяснил, с чем столкнется Россия из-за «Крымской платформы»
Денисов объяснил, с чем столкнется Россия из-за «Крымской платформы»
© кадр из видео Украина.ру

А до этого в Крым прибыли украинские силовики во главе с первым зампредседателя СБУ Леонидом Деркачем и первым вице-премьером, председателем Комитета при президенте Украины по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Евгением Марчуком. Они и зачистили полуостров от разгулявшейся безмерно криминальной и политической преступности.

Тогда Киев впервые в «борьбе с Россией» и оперся на помощь крымских татар, которые к тому времени окрепли и даже после зачистки Крыма от мешковцев в августе 1995 года создали свое «боевые отряды меджлиса» — партию «Адалет», которую потом называли еще «партией боксеров». Потому что возникла она на базе спортивных отрядов «Имдат» из бойцов, специально подготовленных для защиты интересов крымских татар.

В Крыму тогда даже говорили, что один из лидеров «Адалета» некий Али (как говорили, «грозное имя») мог выставить до 10 тысяч штыков, пардон, сабель. Никто этого не знает, но влияние полумифического Али было огромно. Даже на Киев. Я тогда работал в программе «Пислямова», которая выходила по воскресеньям на первом госканале укро-телевидения и повторялась в понедельник. И когда я в материале высказался о «10 тысячах сабель Али», уже в понедельник нас заставили при повторе вымарать имя Али. Но информацию про 10 тысяч оставить. Видимо, нужен был жупел для острастки «пророссийских». Тогда же окончательно оформился и появившийся еще при Кравчуке подход украинских националистов к полуострову — «Крым или украинский, или безлюдный». Крымские татары ему аплодировали и сотрудничали с нациками…

Сменивший Кучму «революционно-цветной» президент Виктор Ющенко (2005-2010) тоже заигрывал с крымско-татарским меджлисом. Но к тому времени даже он понял угрозу не только пророссийского, но и крымско-татарского сепаратизма, ориентированного на Турцию. На встрече с руководством меджлиса Ющенко призвал татар отказаться от декларации о своем национальном суверенитете, принятой в 1991 году на курултае при создании меджлиса. В ответ татары выразили возмущение и заявили, что «слова президента унижают крымских татар — народ, который так же, как и украинский, имеет право на самоопределение». Так они и развивались параллельно — Украина, пророссийский Крым и крымско-татарский меджлис, декларируя одно, но вынашивая свое тайные планы.

Кулеба назвал участие в «Крымской платформе» тестом для стран
Кулеба назвал участие в «Крымской платформе» тестом для стран
© Twitter, dmytrokuleba

Все продолжилось и при президенте Викторе Януковиче (2010-2014), который проблемами Крыма интересовался исключительно меркантильно — сколько с него можно «срубить бабла». А крымских татар если и пользовал, то, как всегда, только для запугивания пророссийских сил, которые он фактически в Крыму развратил и додушил. Националистов же, наоборот, пестовал, потому что хотел вырастить из них удобного спарринг-партнера на перевыборах 2015 года и победить их, как «коричневую чуму».

Жизнь внесла свои коррективы в эти дурацкие планы. Нацики очень быстро переродились в неонацистов, которые и свергли Януковича за год до новых выборов. А Крым в марте 2014 года ушел в Россию, и сложилась сегодняшняя ситуация. Но случилась перемена и в меджлисе — в 2013 году он получил нового главу — Рефата Чубарова.

Но в жизни крымско-татарского меджлиса случились как бы статусные подвижки. При и.о президента Украины Александре Турчинове (февраль-май 2014 года) он потерял, собственно, Родину, но украинский парламент в марте 2014-го признал его «высшим представительным органом крымских татар». Но юридическим лицом в Минюсте так и не зарегистрировал.

При президенте Петре Порошенко (2014-2019) крымско-татарская карта уже разыгрывалась без Крыма, которому, как уже было сказано, была объявлена тотальная блокада. И крымские татары использовались только для того, чтобы поднять вопрос нарушения прав человека на полуострове и на этом основании требовать санкций против России. В августе 2014 года обломилось и Джемилеву — он стал «уполномоченным президента Украины по делам крымско-татарского народа». А в 2016 году посыпались коврижки малые и на весь меджлис, который перебрался в Киев, — ему выделили финансирование из госбюджета в 40 млн грн в год.

Президенту Владимиру Зеленскому (с 2019 года) «повезло» только в одном — в сентябре 2019 года в Москве умер Юрий Мешков. В остальном он столкнулся с фрондой меджлиса, который «сохранил верность» порохоботам Порошенко. В августе со своего потешного поста даже ушел Джемилев.

Но поскольку Зеленский во всем продолжил и даже во многом превзошел политику Порошенко, то он автоматически поддержал блокаду Крыма и стал опираться на все тот же крымско-татарский меджлис. И с его помощью решил побузить и на «Крымской платформе» — фактически уговорить всех ее участников признать право крымских татар на национальную автономию и на этом основании усилить давление на Россию: дескать, та «оккупировала» Крым и не дает реализовать свое право на свою государственность коренному народу.

План безумный, но коварный тем, что его можно использовать как пропагандистский жупел против России. И повод не снимать, а то и вообще вводить новые антироссийские санкции. За «нарушение прав человека».

Это в идеале, конечно. Ведь пока не ясно, как это сделает «Платформа», которая будет представлена 45 странами и может собрать 8 президентов, 4 премьер-министров, 2 спикеров парламентов, 14 глав МИД, 2 министров обороны, 8 послов и т. д. Ведь эти люди из-за своего разного государственного и дипломатического статуса даже итоговый документ — серьезный и обязывающий — подписать не смогут. Разве что рамочную декларацию или меморандум, которые никого ни к чему не обяжут, и все.

Многие уже даже вспомнили анекдот про умирающего, который попросил детей разъяснить ему, как «никому ни фига» написать в завещании — слитно или раздельно.

Зато есть и хорошие новости. Для Зеленского. Накануне «Крымской платформы» его похвалил и назвал «молодцом» глава Крыма Сергей Аксенов. За то, что вовремя платит за недвижимость на полуострове — «по 6 тысяч рублей в месяц». «Благодарность ему. Человек не приезжает, не живет, а оплачивает», — сказал примирительно Аксенов. А ведь несколько дней назад говорил, что если Зеленский приедет в свою квартирку, спасаясь от расправы в Киеве, то может на гостеприимство не рассчитывать — Крым за все «художества» его выдаст.

Неужели Аксенов передумал? Если так, то хоть какая-то выгода Украине от «платформы» будет — ей есть куда деть Зеленского…