На улицы таджикской столицы Душанбе вывели спецтехнику, сообщают СМИ. Кроме того, на центральных улицах города усилено патрулирование, временно закрыты кафе и рестораны, находящиеся в непосредственной близости от здания, где располагается пресс-центр Центральной избирательной комиссии Таджикистана.

Бывший президент Киргизии сравнил протесты в Бишкеке и Минске
Бывший президент Киргизии сравнил протесты в Бишкеке и Минске
© РИА Новости, Андрей Александров | Перейти в фотобанк

Повышенные меры безопасности приняли на входе в это здание. Журналистов в отличие от предыдущего дня на оглашение пускали по заранее подготовленным спискам, проверяли содержимое сумок, просили включить технику, передает РИА Новости.

Причина таких мер — прошедшие в стране 11 октября выборы президента, на которых в пятый раз победил действующий глава государства Эмомали Рахмон, набравший 90,92% голосов при явке 85,39%. Он будет руководить страной в ближайшие семь лет.

Несмотря на то что в Таджикистане не настолько поляризовано общество, как в соседней Киргизии, где за шесть дней до таджикских выборов чуть было не произошла революция, основания у Рахмона для опасения всё же были.

Непростой Таджикистан

Победа на выборах президента Таджикистана действующего главы государства означает и победу Кулябского клана в таджикской политике, считает журналист ВГТРК Андрей Медведев.

«У власти остался Кулябский клан. Худжандский и Хатлонский кланы в стороне, да и собственно ярких лидеров там нет. Короче, власть осталась, остались и проблемы. Которые не решались годами и которые обязательно рано или поздно выскочат. Прежде всего религиозные», — написал он в своём Telegram-канале вечером 11 октября.

«Политическая ситуация нездоровая». Суздальцев о майдане в Таджикистане
«Политическая ситуация нездоровая». Суздальцев о майдане в Таджикистане
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Так, Рахмон довольно жёстко боролся с радикализацией местных мусульман. Таджикские силовики, к примеру, частично ликвидировали боевиков организации «Джамаат Ансаруллах»*. Выжившие боевики переместились в Афганистан, где, как утверждал Медведев, курировались пакистанской разведкой.

«В апреле 2011 года в Раште убили бывшего лидера бывшей Объединенной таджикской оппозиции Абдулло Рахимова, он же Мулло Абдулло. Тогда же добили последние ячейки «Исламского движения Узбекистана»* в Таджикистане. Но проблема радикализации никуда не делась. Сотни таджиков уехали воевать на Ближний Восток, вступив в ИГИЛ*. Интересно, куда они, если что, вернутся? И кстати, по некоторым данным, часть из них уже переместились в Афганистан», — отметил журналист.

Ещё одной проблемой является такой регион, как Памир.

«Там вообще живут не таджики. Рушанцы, ваханцы, шунганцы и так далее. Этнически ближе к калашам, хунзам и пуштунам, чем к таджикам. Они шииты-исмаилиты. Памирский исмаилизм очень и очень специфичен, на Памире традиционно сильно влияние даже не шиитского Ирана, а Ага-хана — мирового лидера исмаилитов. Поэтому Памир всегда, даже в СССР, был полунезависимым регионом. Сейчас тем более», — указал Медведев и пояснил, что на этих выборах мнение Памира, который к тому же находится в зоне геополитических интересов Китая, «не особо учитывается».

Ещё одним потенциально опасным фактором является то, что из-за пандемии в Таджикистане остались те, кто мог бы поехать на заработки в Россию (что напоминает обстановку в Киргизии накануне выборов в парламент).

В то же время нужно отметить, что нынешние меры безопасности для Таджикистана беспрецедентны. Ни в прошлые президентские выборы, ни в прошедшие этой весной парламентские выборы такие меры безопасности не принимались.

Это может быть связано с «революционной волной», которая охватила постсоветские государства в этом году: сразу в двух странах — Белоруссии и Киргизии — произошли попытки свергнуть власть.

Янукович научил

Первая волна «цветных революций» прокатилась по постсоветскому пространству в начале нулевых. Грузия, Украина, Киргизия — во всех этих странах произошла смена власти. При этом если в Киргизии бежавшие из страны представители власти позже так и не вернулись во власть, то в Грузии и на Украине в результате вполне демократических процедур произошла смена власти и даже некий «реванш», если так можно выразиться.

И при этом и революционеры, и те, с кем они боролись, вполне мирно уживались в одном государстве. Более того, оказалось, что «цветная революция» не конец для представителей старой власти или той части элиты, которая её поддерживает. Всегда можно договориться с такими непримиримыми на первый взгляд оппозиционерами.

Транзит власти в Белоруссии: Кто придет на смену Лукашенко?
Транзит власти в Белоруссии: Кто придет на смену Лукашенко?
© AP, Maxim Guchek/BelTA Pool Photo via AP

К примеру, после «оранжевой революции» Виктор Янукович спокойно вёл переговоры об альянсе с политсилами Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко, которые за несколько лет до этого кляли его с трибуны на главной площади Украины.

Однако Майдан 2013-2014 годов всё изменил. Оказалось, что революция может закончиться и очень кроваво, и превратиться в конечном итоге в затяжную войну. А все договорённости с оппозиционерами, заключенные под одобрение и при посредничестве Запада, яйца выеденного не стоят. Как бесполезны и призывы к Западу вразумить почувствовавших победу протестующих.

Тут замечательным примером был всё тот же Янукович. Как позже неоднократно заявлял он в интервью СМИ, от зачистки Майдана он отказался из нежелания проливать кровь. Только этот пацифизм Януковича в итоге стоил Украине гораздо больше человеческих жизней.

Неудивительно, что спустя шесть лет после украинского Майдана в Белоруссии с протестующими и их лидерами на переговоры никто не пошёл. А белорусские правоохранители, очевидно, помня о том, ка за шесть лет до этого их украинские коллеги подвергались унижениям, а то и пыткам, не стали сдерживать себя при разгоне протестных акций и подчас действовали особенно жёстко.

Белоруссия, пожалуй, первая на постсоветском пространстве показала: цветную революцию можно жёстко подавить. Для этого достаточно не давать слабину. В итоге президент Белоруссии Александр Лукашенко остался у власти, а оппозиционеры либо находятся за решёткой, либо выдавлены из страны.

Киргизия, где силовой аппарат оказался не настолько монолитен, как в Белоруссии, и чем-то даже напоминал украинский, показала, что и без жёсткой силы с цветной революцией можно справиться. Достаточно использовать разобщенность среди протестующих, а потом быстро скоординировать вокруг себя остатки лояльных силовиков, зачистить нелояльных и при поддержке армии приступить к контрреволюции без оглядки на мировое сообщество.

Мир проигравших цветных революций — новая реальность, указывает автор популярного в РФ Telegram-канала Fantastic Plastic Machine.

«В новом мире, в новой, надвигающейся на нас реальности, важно только то, чтобы как можно больше революций на взлете разбилось о стену», — написал он после новостей о задержании экс-президента Киргизии Алмазбека Атамбаева, которого за несколько дней до этого освободили протестующие.

Автор канала отметил, что лидеров, которые могут навести порядок в стране и не дать сменить власть в результате переворотов и революций, поддерживает и президент России Владимир Путин. И причиной этому понимание российским лидером смены парадигм.

«Чутьё никогда его не подводило, не подведёт и сейчас. Он поддерживает новый мир. Не тот, что с цветочками и уникальными снежинками, не тот, что с равноправием и сотней гендеров. Этот проект сворачивается. Он поддерживает тот мир, что будет после. Зиму, которая близко. Каскад неслучившихся революций — прекрасный его предвестник. Дальше будет интереснее», — уверяет автор популярного канала.

А Янукович, который своим примером показал, почему важно противостоять революциям, относится к миру прошлого. Сейчас об этом политике позабыли даже те, у кого ещё шесть лет назад он вызывал зубовный скрежет или надежду.

* Запрещённые в РФ и Таджикистане организации