15 сентября в Европарламенте прошли дебаты, посвящённые ситуации с российским оппозиционером Алексеем Навальным, которого, как утверждают немецкие власти, отравили веществом из группы «Новичок».

Судьба «Северного потока-2» в руках нескольких стран

«Некоторые из вас говорят, что надо положить конец будущему «Северному потоку». Ещё раз: это не входит в нашу компетенцию. Это решение принималось государствами-членами. Государства-члены хотели строительства этой инфраструктуры. Еврокомиссия была скептична по этому вопросу. Мы никогда не были горячими сторонниками этого газопровода. Институты ЕС не имеют полномочий остановить «Северный поток — 2», это вопрос не к ним, а к государствам сообщества, которые этот проект продвигают», — заявил верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.

Иными словами, сворачивать строительство газопровода или нет, должна решать Германия, о чём глава европейской дипломатии прямым текстом говорил в интервью британскому изданию Financial Times 13 сентября.

В руководстве ФРГ единой позиции по этому вопросу нет — одни настаивают, что ухудшение самочувствия Навального и реализацию энергетического проекта надо рассматривать по отдельности, другие призывают остановить строительство и тем самым наказать Россию. Федеральный канцлер Ангела Меркель говорила, что связывать эти две истории нельзя, а затем поддержала позицию главы МИД страны Хайко Мааса о возможности введения санкций.

Как сообщили источники агентства Bloomberg в правящей партии ХДС, Меркель считает, что любой ответ Москве на инцидент с Навальным необходимо согласовать с остальными европейскими странами, это не будет односторонним решением Германии, при этом канцлер ещё не приняла окончательного решения, затронут ли меры в отношении российской стороны «Северный поток-2».

У Германии есть 6 вариантов, как остановить «Северный поток-2». Что будет, если Берлин пойдёт на этот шаг?
У Германии есть 6 вариантов, как остановить «Северный поток-2». Что будет, если Берлин пойдёт на этот шаг?
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

Впрочем, достичь единой позиции по судьбе газопровода европейским странам будет непросто, ведь среди них есть как сторонники, так противники проекта. Вопрос о возможной блокировке «Северного потока-2» из-за Навального 15 сентября задали президенту Австрии Александру Ван дер Беллену по итогам переговоров с президентом Украины Владимиром Зеленским в Вене.

«Подчёркиваю, я лично не вижу никакой связи между случаем с Навальным и «Северным потоком — 2». «Северный поток — 2» — это для меня коммерческий проект, который существенно касается России, Украины и европейских партнёров. В этом конкретном случае речь идёт о диверсификации газовых поставок. Это коммерческий вопрос», — ответил глава государства.

Ван дер Беллен отметил, что его страна покупает энергоресурсы у «Газпрома» более 50 лет, и стороны имеют только положительный опыт сотрудничества.

Днём ранее в немецкой газете Frankfurter Allgemeine Zeitung вышла статья, написанная премьер-министром Польши Матеушем Моравецким, в которой он утверждает, что «Северный поток-2» подрывает изнутри энергетическую политику ЕС и уже слишком дорого обошёлся Европе.

«Нельзя России издалека грозить указательным пальцем и в конечном итоге впутаться с «Газпромом» в проект «Северный поток — 2». Единственным рациональным выходом было бы передать проект в архив», — написал глава польского правительства.

С призывом начать новое обсуждение о газопроводе 12 сентября выступила премьер-министр Дании Метте Фредриксен. Эта инициатива выглядит как минимум странно, ведь осталось построить всего пару процентов, и в проект уже инвестированы миллиарды долларов европейских бизнесменов. В комментарии РИА Новости представитель Датского энергетического агентства — регулятора, который выдавал разрешение на прокладку труб в территориальных водах королевства, — Мортен Кристенсен заявил, что задача ведомства заключается исключительно в обеспечении соблюдения компаниями условий, на которых разрешение было предоставлено, об отзыве самого разрешения речи не идёт.

«Северный поток – 2»: политика бьёт по экономике, «Газпром» засекретил информацию о проекте
«Северный поток – 2»: политика бьёт по экономике, «Газпром» засекретил информацию о проекте
© REUTERS, Axel Schmidt/File Photo

«Дания, как и другие государства Балтийского моря, ратифицировала Конвенцию по морскому праву и поэтому обязана разрешать транзитные трубопроводы на своих участках континентального шельфа», — добавил Кристенсен.

Энергетическое лицемерие США

В завершение ответа о судьбе «Северного потока-2» президент Австрии подчеркнул, что этот экономико-политический вопрос должен решаться в Европе, а не в Вашингтоне.

Американцев Ван дер Беллен вспомнил не случайно. Желая вытеснить Россию с европейского энергетического рынка, Штаты под разными предлогами вводят санкции против компаний, задействованных в строительстве и дальнейшем обслуживании газопровода, тем самым осложняя реализацию проекта.

Вот и сейчас Конгресс пытается утвердить проект оборонного бюджета страны, который предусматривает расширение ограничительных мер в отношении «Северного потока-2», однако не может достичь компромисса, потому что нижняя и верхняя палаты — Палата представителей и Сенат — представили свои редакции документа. К тому же президент США Дональд Трамп пообещал отклонить проект, если в него включат пункт о переименовании военных баз и кораблей, названных в честь командующих-конфедератов.

Член комитета Палаты представителей по вооружённым делам Мак Торнберри заявил, что вряд ли итоговую версию документа удастся принять до выборов президента и Конгресса 3 ноября.

Рар сказал, смогут ли США остановить «Северный поток-2»
Рар сказал, смогут ли США остановить «Северный поток-2»
© РИА Новости, Михаил Воскресенский | Перейти в фотобанк

Издание The National Interest называет такой подход американских властей лицемерным, поскольку они борются с российскими энергоресурсами, но при этом сами наращивают их потребление. По итогам первого полугодия 2020-го США закупили рекордный с 2004 года объём российских нефтепродуктов — свыше 9 млн тонн.

По данным Федеральной таможенной службы РФ, это второе место среди всех стран — лидируют Нидерланды, но тут есть нюанс: если королевство выступает в качестве транзитного хаба, то есть перевалочным пунктом, откуда нефтепродукты уходят дальше, то Штаты закупают их для собственных нужд. Получается, что по потреблению американцы всё же первые.

На этот шаг Вашингтон пошёл, оказавшись в безвыходном положении (по собственной вине): после введения Трампом санкций против нефтедобывающего сектора Венесуэлы нефтеперерабатывающие заводы США столкнулись с дефицитом сырья, поскольку приспособлены работать на тяжёлой нефти, преобладающей в этой латиноамериканской стране, а лёгкая нефть с местных месторождений технологически не подходит.

Нефть российской марки Urals — это вариант приемлемый не только по химическому составу, но и по цене (если в первом полугодии 2019 года 1 баррель стоил $65,27, то 15 сентября 2020 года — $40,13).

The National Interest считает такое поведение Белого дома недопустимым и предлагает на законодательном уровне запретить закупку российского топлива, например, посредством введения Конгрессом санкций против тех компаний, которые обеспечивают эти поставки. Однако в таком случае нефтеперерабатывающие заводы Восточного побережья и Мексиканского залива рискуют просто-напросто остановиться, потому что перерабатывать будет нечего.

К тому же статистика указывает, что Вашингтон оказался в зависимости от Москвы в энергетической сфере. Если в 2017 году РФ занимала в списке импортёров нефти США шестое место (после Канады, Саудовской Аравии, Мексики, Венесуэлы и Ирака), то в октябре 2019 года — второе, уступая лишь Канаде. Как сообщило Управление энергетической информации Министерства энергетики США в мае 2020-го, в I квартале поставки российского топлива выросли вдвое по сравнению с аналогичным периодом 2019 года — до 56,45 млн баррелей (из них 11,16 млн баррелей нефти, остальное — нефтепродукты).

На чаше весов оказались политические интересы и экономическая выгода. Как показала ситуация, деньги для американцев всё же важнее.