Стратегия национальной безопасности Польши задумывалась как документ, который должен был стать одним из главных итогов первого президентского срока Анджея Дуды. Её готовились обнародовать незадолго перед президентскими выборами, однако эпидемия коронавируса внесла в эти планы коррективы.

С одной стороны, уже за несколько недель до даты голосования стало понятно, что 10 мая выборы не состоятся — хотя правящая партия «Право и Справедливость» и тянула с признанием этого факта до последнего. С другой — рейтинг Дуды ныне превышает рейтинги всех остальных кандидатов в президенты, вместе взятых, поэтому тянуть с подписанием давно анонсированного документа не было никакого смысла, поскольку вряд ли это хоть как-то повлияет на результаты голосования.

Президентских выборов в Польше не будет. По крайней мере 10 мая
Президентских выборов в Польше не будет. По крайней мере 10 мая
© REUTERS, Kacper Pempel/File Photo
Выступая 12 мая на церемонии подписания документа в президентском дворце, где также присутствовали премьер-министр, главы МИД и Министерства обороны, руководитель Бюро национальной безопасности и несколько генералов, Анджей Дуда отметил, что новая Стратегия отражает «прежде всего изменения, наступившие в Польше и в мире за последние пять лет».

«В 2014 году на территории Польши не было ещё войск НАТО, США. Это была совершенно другая действительность. За пять лет на 30 тысяч солдат увеличилась численность польской армии, создан новый вид вооружённых сил — войска территориальной обороны, в среднем на 30% выросли зарплаты военнослужащих и почти на 40% — польские оборонные расходы», — заявил он.

Дуда упомянул и о самых «жирных» контрактах для польской армии, которые достались военно-промышленному комплексу США: поставки ракетных систем HIMARS, систем ПВО Patriot и истребителей F-35.

Президент Польши подчеркнул, что в новом документе особое внимание уделяется энергетической безопасности. По его словам, с 2014 года, когда была создана предыдущая Стратегия национальной безопасности, в этой сфере также произошли изменения, включая создание терминала сжиженного газа в Свиноуйсьце и начало строительства газопровода Baltic Pipe (из Дании в Польшу по дну Балтийского моря).

Собственно, только в разрезе энергетики Анджей Дуда и сказал о России — мол, согласно действующему договору с «Газпромом» Польша «страдает», потому что платит за газ больше, чем Германия. А упомянутые терминал и газопровод позволят стране получить независимость от поставок российского газа.

Зато глава польского оборонного ведомства Мариуш Блащак в комментарии Польскому радио подчеркнул, что Стратегия национальной безопасности в первую очередь касается угроз, на которые должны реагировать польские военнослужащие.

«Наш человек в Варшаве»: УНА-УНСО* покоряет Польшу
«Наш человек в Варшаве»: УНА-УНСО* покоряет Польшу
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк
«Эта угроза, конечно, широко известна. Это агрессивная политика России. Мы противостоим этой политике, принимая активное участие в деятельности Североатлантического альянса. Солдаты польской армии дислоцируются на Восточном фланге НАТО, но не только в Польше, а также и в странах-союзниках по блоку НАТО, создавая новые части. Польские солдаты противостоят киберугрозе — мы создали кибервойска», — отметил глава Минобороны Польши.

Собственно, именно слова Блащака об «агрессивной политике России» и стали лейтмотивом сообщений о новом документе. Правда, в самой Стратегии термина «агрессивная политика» нет. В первом её разделе, описывающем среду безопасности, отмечено: «Наиболее серьезную угрозу для Польши представляет неоимпериалистическая политика, которую проводят власти Российской Федерации, в том числе путём применения военной силы».

«Агрессия против Грузии, незаконная аннексия Крыма и действия в Восточной Украине нарушили главные принципы международного права и подорвали основы европейской системы безопасности», — написано в следующем предложении.

Что авторы документа подразумевают под «действиями» и где в их понимании заканчивается «Восточная Украина», — остаётся загадкой.

Собственно, Украина в Стратегии упоминается только два раза, второй — в перечне государств, «реализацию европейских и евроатлантических стремлений» которых будет поддерживать Польша, в том числе в рамках «Восточного партнёрства». Две другие страны из этого списка — Грузия и Молдавия — не имеют общих границ с Польшей.

Вся эта тройка названа частью «восточного окружения Польши», при этом Белоруссия в документе вообще не упоминается, несмотря на почти 400-километровую польско-белорусскую границу. Последний факт вполне соответствует политике нынешних властей Польши, которые регулярно позиционируют Минск в качестве марионетки Москвы, хотя неформально пытаются втянуть Белоруссию в различные антироссийские форматы.

Зато Россия в новой польской Стратегии названа чаще любой другой страны — восемь раз (для сравнения: США, ключевой союзник Польши — всего пять). В её вступительном разделе, в частности, отмечено, что «Российская Федерация интенсивно наращивает свой наступательный военный потенциал (в том числе в западном стратегическом направлении), развивает системы противодействия доступу, в том числе в регионе Балтийского моря, включая Калининградскую область, и проводит масштабные военные учения, основанные на сценариях, включающих конфликт со странами Североатлантического альянса, быструю переброску крупных военных группировок и даже применение ядерного оружия».

«Холмщина и Подляшье наши»: украинские националисты выставили счёт Польше
«Холмщина и Подляшье наши»: украинские националисты выставили счёт Польше
© varta.com.ua
Кроме того, там же указано, что РФ осуществляет деятельность «гибридного характера» и предпринимает всеобъемлющие и всесторонние действия невоенными средствами (включая кибератаки и дезинформацию), чтобы дестабилизировать структуры западных стран и обществ, и вызвать раскол между союзными странами.

«Следует предположить, что Российская Федерация продолжит свою политику подрыва нынешнего международного порядка, основанного на международном праве, с целью восстановления своей власти и зон влияния» — сделан вывод в документе.

Россия также упомянута в Стратегии и как один из глобальных игроков: «Важным является растущее стратегическое соперничество между Соединенными Штатами Америки, Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией, что оказывает влияние на всю международную систему».

Не обошлось в документе и без де-факто коммерческих пунктов.

«На рынках Польши и других стран региона Центральной Европы и Балкан преобладают поставки газа и нефти из Российской Федерации. Новые проекты, особенно «Северный поток — 2», укрепят зависимость стран этих регионов от нефти с Востока и создадут риск использования выборочных поставок газа в качестве инструмента политического давления», — дублируют американскую позицию авторы документа.

Они предлагают «продолжать дипломатические, правовые и административные меры по прекращению строительства транспортной инфраструктуры, увеличивающей зависимость центральноевропейского региона от поставок газа из РФ».

В целом же политика Польши относительно России изложена в одном из пунктов раздела «Североатлантический альянс и Европейский союз». В нём предлагается «сохранить в рамках Североатлантического альянса двустороннюю политику в отношении Российской Федерации, заключающуюся в укреплении сдерживания и обороны при готовности к проведению диалога на определённых условиях». Вот только эти условия явно будут определяться не Варшавой, а Вашингтоном.

«Доктрина Гедройца»: на чем основана политика Польши на Украине
«Доктрина Гедройца»: на чем основана политика Польши на Украине
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Месяц назад, когда проект новой Стратегии нацбезопасности впервые попал в распоряжение польских СМИ, экс-президент Польши Александр Квасьневский написал: «Ни для кого не секрет, что все важные документы в сфере государственной безопасности Польши написаны под диктовку и имеют чётко определенные намерения. Это объясняется тем, что ключевой союзник Польши — Соединенные Штаты — считают Китай и Россию самой большой угрозой в этом отношении, поэтому стратегия безопасности Польши не может быть иной. Но проблема состоит в том, что американская стратегия является признаком государственного суверенитета, а наша стратегия — составной частью американской».

Единственное, для чего годится такой документ, по мнению Квасьневского, — это быть выброшенным в мусорную корзину.

Сложно сказать, какую роль в его подготовке сыграли люди бывшего министра обороны Польши Антония Мачеревича, которому русские агрессоры и агенты мерещились под каждым кустом. Польские СМИ даже сравнивали его с главой оборонного ведомства США Джеймсом Форрестолом, который в мае 1949 года выбросился из окна с криком «Русские идут!» — а именно эта фраза может служить своеобразным лейтмотивом Стратегии национальной безопасности Польши.

Правда, сами русские придерживаются иной стратегии. Как отметил российский сенатор Алексей Пушков, ни в одной российской доктрине Польша не упомянута.

«В Европе мы имеем дело с другими странами, игнорируя Польшу», — написал Пушков на своей странице в Twitter.