Еще одним постановлением под санкции попал импорт стеклянной тары — в том числе банок, бутылок для пищевых продуктов и напитков, ёмкостей и так далее.

Рост импорта как угроза олигархам

Как поясняют украинские чиновники, к запрету товаров из РФ их подтолкнули многочисленные обращения украинских предприятий и отраслевых ассоциаций. Более того, с каждым годом импорт по обозначенным группам продукции неуклонно растет.

Антироссийские санкции губят Украину. Эксперты о предвыборных обещаниях Порошенко
Антироссийские санкции губят Украину. Эксперты о предвыборных обещаниях Порошенко
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Суммарно из России в 2018 году было импортировано товаров из указанных групп на $22,6 млн, что на $200 тысяч больше, чем годом ранее. При этом только в 2018 году суммарный объем импорта продукции железнодорожного назначения из РФ вырос в 5 ра, до $1,64 млрд, признают чиновники в пояснительной записке к проекту распоряжения.

В Кабмине также отметили, что, по данным Госстата, в 2018 году импорт стеклотары из России превысил сумму в $8 млн, что почти в два раза выше показателей 2017 года.

Не забыли в правительстве упомянуть, что Российская Федерация еще в конце минувшего года значительно расширила перечень запрещенных к ввозу украинских товаров, преимущественно промышленного назначения.

Иными словами, в Кабмине считают предпринимаемые меры зеркальным ответом. И приводят в пример опыт компании «Карпатсмолы». По информации последней, российские предприятия наращивают производство продукции и активно выходят на украинский рынок. И это в итоге приводит к резкому сокращению производства аналогов на Украине: если в 2014 году «Карпатсмолы» произвели 3,8 тыс. тонн формалина и 73,17 тыс. тонн карбамидоформальдегидных смол и концентрата, то за год с середины 2017-го по середину 2018-го — всего 0,5 тонн и 41,7 тыс. тонн соответственно.

Новый список запретов большей частью может нанести ущерб, в первую очередь, самой Украине — в частности инфраструктуре, подвижному составу и оборудованию «Укрзализныци».

Порошенко рассказал об отмене антироссийских санкций
Порошенко рассказал об отмене антироссийских санкций
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Однако не стоит рассчитывать, что после запрета российского импорта украинские предприятия получат мощный импульс. В стране давно существует практика, когда для ввоза необходимых, но запрещенных товаров используются «фирмы-прокладки» и посредники из других стран. Пример — уголь и дизтопливо из Беларуси, газ из Словакии и запчасти для военной техники из России.

Политический шаг

По мнению экономического аналитика Александра Рябоконя, расширение Кабмином списка запрещенных к ввозу товаров из РФ выглядит больше политическим актом, нежели событием, имеющим большое экономическое значение.

«Скорее всего, данное решение нужно рассматривать как часть зеркального ответа на принятые правительством РФ в конце прошлого года санкции в отношении ряда украинских физических и юридических лиц.

К примеру, в решении запретить ввоз формалина, карбамидоформальдегидного концентрата и смол четко прослеживаются интересы украинского бизнесмена Дмитрия Фирташа, которому принадлежат крупнейшие производители такой продукции на Украине — «Карпатсмолы» и «Северодонецкий «Азот».

Похожая ситуация и с запретом на ввоз пружин для тележек грузовых вагонов и аппаратуры для коммутации в устройствах железнодорожной автоматики, где крупными производителями являются Крюковский вагоностроительный завод и Днепровагонмаш, принадлежащие группе ТАС (основным акционером ТАС является бизнесмен Сергей Тигипко. — Ред.)», — рассказал в эксклюзивном комментарии изданию Украина.ру Александр Рябоконь.

Новые санкции Украины. Целились в Россию, выстрелили себе в ногу
Новые санкции Украины. Целились в Россию, выстрелили себе в ногу
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Что касается запрета импорта стеклотары из РФ, то тут в правительстве задекларировали протекционистские меры в отношении отечественного производителя и переориентацию на рынок стран ЕС, отметил аналитик.

«В целом же данное решение украинского правительства идет в русле продолжающихся с 2015 года украинско-российских «санкционных дебатов» и ничем особенно новым не радует», — заключил Рябоконь.