Строго говоря, главный игрок на правом поле — партия «Свобода» — своего кандидата на статус единого выдвиженца от националистов назвала 14 октября (по сути нарушив имевшиеся договоренности с партнерами по коалиции вокруг «Национального манифеста», так как с ними никто его не обсуждал). Это бывший вице-спикер (2012—2014 годы) Верховной Рады Руслан Кошулинский. Кампания по избранию на высокий пост у него не первая, в 2015 году он был главным соперником Андрея Садового на выборах мэра Львова, получив 25 октября в первом туре выборов 12,25% голосов, а 15 ноября, во втором, — 36,8%.

Напомним, губернаторов на Украине не избирают, а назначают, так что выдвижение во Львове против популярнейшего тогда в городе и во всей стране градоначальника (мусорный скандал начнется только в 2016 году, а на тех выборах Садового поддержал и Порошенко) — самая близкая проба сил к президентским выборам. К тому же перед этим Кошулинский успел послужить и в так называемой антитеррористической операции (АТО). Хотя и недолго, и не добровольцем, а по мобилизации, что добавляет ему очков в глазах ультрапатриотического электората. Этот момент в его биографии по полной использовался при агитации за него в кампании 2015 года.

Соцопросов с предлагаемой на выбор для избирателей фамилией Кошулинского пока не опубликовано, но вряд ли он набрал бы сейчас голосов больше (а с определенной вероятностью меньше) бессменного вождя «Свободы» Олега Тягнибока. Сентябрьский опрос социологической группы «Рейтинг» дал Тягнибоку на президентских выборах поддержку 1,3% от общего числа опрошенных, 1,7% от числа намеренных идти голосовать и 2,1% среди тех, кто намерен идти голосовать и определился с выбором. Этот результат не менялся за предыдущие месяцы.

Для сравнения: у действующего главы государства, занимающего в опросе пятое место (рейтинги Порошенко резко «просели» с начала этого года), соответственно 5,3%, 6,8% и 8,3%, у фаворита президентской гонки Юлии Тимошенко — 11,1%, 14,4% и 17,7%.

Рейтинг «Свободы» на парламентских выборах примерно вдвое выше — сентябрьский опрос «Рейтинга» дает ей девятое место с 2,7% от общего числа опрошенных. По данным издания, за время, прошедшее с последних парламентских выборов 2014 года (когда «Свобода» набрала 4,71% и не прошла в Верховную Раду), партия дважды переживала взлет поддержки — до 8% от числа тех, кто намерен идти голосовать и определился с выбором в ноябре 2015-го и январе 2016-го (напомню, что на конец 2015-го, по данным соцопросов, пришелся второй пик негативного отношения украинцев к России, лишь немного уступавший ситуации на 2014 год) и 7% в мае и августе 2017-го, но сейчас ее рейтинги стабильно низкие.

Популярность прочих ультраправых движений гораздо ниже, вследствие чего социологи чаще всего даже не включают их в опросники. Пять месяцев назад я обобщил все данные из опросов общественного мнения, проводимых разными социологическими конторами, когда туда все-таки добавляли партнеров «Свободы» по правой коалиции — «Правый сектор»* и «Национальный корпус». На март—апрель этого года «Национальный корпус» набирал порядка 0,5% от общего числа опрошенных, последний раз попадавший в опросы в октябре—декабре 2017 года «Правый сектор»* — несколько меньше (хотя, казалось бы, куда уж ниже). Рейтинги «азовской» партии, которая ведет активную уличную кампанию, а ее спикеры не вылезают из популярных телешоу, постепенно растут, «правосеков», находящихся в стагнации, — наоборот, падают (поэтому они и пропадают из соцопросов).

Примерно равен рейтингам его партии и президентский рейтинг Андрея Билецкого, хотя, возможно, его удалось несколько увеличить в ходе агитационного тура по регионам, проведенного за последние месяцы, где Белый вождь (такой неформальный титул он носит среди своих соратников по «Патриоту Украины», на основе которого был создан «Азов», еще с нулевых) проводил в областных центрах и просто крупных городах встречи в домах культуры, собиравшие сотни слушателей, выступал на местных телеканалах и т.д.

Тем не менее на сегодняшний момент очевидно, что даже в случае объединения «Свобода», «Правый сектор»*, «Национальный корпус» и прочие ультраправые движения, подписавшие в 2017 году «Национальный манифест» (в их число не входит «Державническая инициатива Яроша», которая, как и ее вождь, еще весной набирала по соцопросам около 1% от числа тех, кто намерен идти голосовать), не преодолели бы 5%-ный барьер в Верховную Раду по голосованию по партийным спискам.

Значит ли это, что националистов можно сбросить со счетов? Нет.

Заглушка для фонтана. На украинских выборах-2019 противостоять власти будут нацисты

Во-первых, стоит указать, что они с 1991 года единственный раз попадали по партийным спискам в парламент в 2012 году, когда «Свобода» на волне протестных настроений и откровенной поддержки либеральных СМИ и олигархов получила 10,44%. При этом они проходили в Верховную Раду по одномандатным округам. Например, в этом созыве, несмотря на провал по партийным спискам, там семь «свободовцев».

Во-вторых, как было показано выше, за последние годы рейтинг «Свободы» дважды поднимался до величин, позволяющих ей уверенно пройти в Верховную Раду. За год ситуация в стране может поменяться очень сильно.

В-третьих, рейтинги «Национального корпуса» актуальны для достаточно стабильной ситуации, когда агитация за него ведется в рамках эконом-кампании (раздача листовок на агитационных кубах, размещение кое-где баннеров, уличные шествия, спортивные турниры для местных жителей, визиты спикеров на популярные телешоу). При этом, как показывает история выборов на Украине, в рамках краткосрочной кампании при хороших вложениях новая партия может показать мощный рывок.

Самый выразительный пример — кампания «Народного фронта» на прошлых парламентских выборах. За счет крайне агрессивной рекламы с 3,7% на начало сентября 2014 года партия увеличила свой результат до 10—12% в начале октября и в итоге получила 26 октября первое место по голосованию по партийным спискам с 22,14%. При появлении богатых спонсоров партия Билецкого вполне может совершить аналогичный прорыв. А, как показывает странная история с самостоятельной покупкой «Азовом» самого современного западного оружия и экипировки, движение Билецкого располагает собственными источниками финансирования.

Что, собственно, из этого следует? На самом деле, если приглядеться к электорату, который поддерживает радикалов, националистов и откровенных нацистов на Украине, то он не так уж мал. По сути это те же «патриоты», ратующие за националистическое (не путать с национальным) возрождение Украины.

То есть это тот самый электорат (просто более радикальный, более русофобский), на который опирается партия власти и прежде всего нынешний президент Порошенко, идущий, судя по всему, на второй срок.

Поэтому очень важным игроком (и противником нынешнего режима) на предстоящих президентских и парламентских выборах у партии власти будут «Национальный корпус», «Свобода» и иже с ними. И не по идеологическим, а по чисто электоральным позициям. Поэтому украинская власть и ведет в их отношении столь жесткую политику. Не вообще с радикалами, не вообще с нацистами (они-то как раз нужны власти в качестве избирателей), а именно с их организационными структурами и лидерами.

Это, конечно, если власть не вступит с ними в переговоры или не найдет средства и методы «заткнуть националистический фонтан» на время выборов.