Как утверждает Ненашев, если Россия перекроет Керченский пролив, то со стороны украинского берега будет парализовано всё судоходство, что напрямую нанесёт урон стране.

«Чтобы остановить пиратство со стороны бандеровских властей Украины, прежде всего необходимо предупредить Киев, что у России имеются различные инструменты противодействия. Можно, к примеру, ограничить проход украинских судов через Керченский пролив, поскольку у украинской стороны всегда много проблем с безопасностью на устаревших судах. Они объективно требуют повышенного контроля, поэтому у нас будет возможность противодействовать варварской политике киевских властей, в частности, против наших рыбаков», — заявил Ненашев.

По его мнению, действия украинских пограничников ничем не отличаются от действий сомалийских пиратов, следовательно, и ответные действия могут ничем не отличаться от действий по предупреждению пиратства. «Таким образом, они ничем не отличаются от сомалийских пиратов. И если не сработают предупредительные меры, так скажем, интеллигентного характера — по усилению досмотра украинских судов, идущих через Керченский пролив, то, думаю, будут применены меры военного характера. К общеизвестным сомалийским пиратам теперь прибавились бандеровские. Значит, к ним надо относиться так же — в соответствии с нормами международного права», — заявил Ненашев.

История с «Нордом»

Напомним, что речь идет о рыболовном сейнере из Керчи, ловившем тюльку в Азовском море, который был задержан украинскими пограничниками в лучших традициях морского пиратства. По данному факту Управление ФСБ по Крыму возбудило уголовное дело против украинских пограничников. Как заявил вице-премьер правительства Крыма Игорь Михайличенко, задержание судна «является грубым нарушением международного права, а действия украинских пограничников противоречат Конвенции ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 года». 

Пиратам бой: как Россия ответит на задержание крымского судна «Норд»
Пиратам бой: как Россия ответит на задержание крымского судна «Норд»
© скриншот с видео Державна прикордонна служба України

Тем временем, спикер Госпогранслужбы Олег Слободян заявил, что Украина намерена и далее задерживать суда, выходящие из Крыма.

«Позиция Украины однозначна: Крым — незаконно оккупированная часть Украины, поэтому на нарушения порядка входа и выхода с оккупированной территории правоохранительные органы будут реагировать немедленно», — сказал он. По этой же причине российского консула не пускают к экипажу захваченного судна.

Таким образом, мы видим, что в Азовском море разгорается очередное противостояние между Украиной и РФ, как следствие непризнания украинской стороной Крымского референдума и, соответственно, российского гражданства крымских моряков.

Блокада Керченского пролива: чем она грозит украинской экономике

Практика пиратского захвата судов, скорее всего, продолжится, судя по заявлению Олега Слободяна, но вряд ли можно ожидать каких-либо силовых действий со стороны РФ в ответ, поскольку они будут неминуемо означать военный конфликт с Украиной. Такие действия ожидаемо будут интерпретироваться США и большинством стран ЕС, как «акт агрессии против независимого государства». Приставить охрану из военных кораблей к каждому рыболовному сейнеру, как это происходит в водах Индийского океана, тоже весьма накладно. Таким образом, для РФ одним из наиболее весомых аргументов против пиратства в Азовском море является экономическое воздействие, что может несколько поубавить пыл «государственных пиратов».

Со стороны Украины следует ожидать тогда новых исков в международные инстанции по поводу взыскания убытков, связанных с ограничением судоходства в Азовском море. Однако в данном случае не в пользу Украины играет до сих пор действующий договор о признании Азовского моря и Керченского пролива внутренними водами Украины и РФ. Договор был подписан в 2004 году — после конфликта между Украиной и РФ в 2003 году из-за строительства дамбы в районе Тузлы. По этому договору Украина не может оспаривать ограничение судоходства в Керченском проливе в международном морском трибунале, поскольку в рамках договора этот вопрос — дело лишь двух стран и международное морское право на регион Азовского моря формально не распространяется.

В случае же реального перекрытия Керченского пролива для украинских судов, ущерб для украинской экономики может быть весьма ощутимым. В первую очередь пострадает, естественно, экономика приазовских регионов Украины, которая во многом зависит от деятельности портов Мариуполя и Бердянска. Несмотря на то, что большую часть экспортных операций из азовских портов осуществляют иностранные суда, они уже, во избежание конфликтных ситуаций, стараются переориентироваться на черноморские порты. Даже когда в 2017 году Керченский пролив перекрывали на три дня, грузопотоки все равно уходили в юго-западный регион Украины. Как заявлял замдиректора по эксплуатации ГП «Мариупольский МТП» Юрий Балан, «один из наших основных грузовладельцев до получения официальных заверений все равно переориентирует свои металлогрузы в порты Черного моря».

Хотя грузооборот азовских портов последние годы и сократился почти вдвое (с 12 млн тонн в 2014 до 7 млн тонн в 2016-м), тем не менее, они еще очень важны для украинской металлургии и сельского хозяйства, а переориентация грузопотоков на черноморские порты потребует миллиардных инвестиций в инфраструктуру, что поднимет цену на украинский металл и, естественно, существенно снизит объемы экспорта и валютной выручки. Кроме того, одним из преимуществ работы в азовских портах по сравнению с черноморскими всегда было именно отсутствие большого грузопотока и, как следствие, скопления и простоя транспорта на подъездных путях. Переориентация на черноморские порты, следовательно, не только повысит стоимость экспортных товаров, но и существенно замедлит грузооборот. 

Капитан судна «Норд» отправлен из больницы на нары
Капитан судна «Норд» отправлен из больницы на нары
© РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанк

На данный момент 62,6% грузооборота Мариупольского порта — экспорт продукции металлургических предприятий, 24,8% — руда и концентрат, 5,7% — зерновые, 3,7% — уголь и кокс, 1,7% — наливное масло. Как заявил на днях директор Мариупольского порта, через Мариуполь зерно отправляется на Ближний Восток, в Африку и Италию. В 2016 доходы от функционирования Мариупольского порта составили более одного миллиарда гривен.

Из Мариуполя через Керчь

Конфликтная ситуация в связи с «государственным пиратством» может поставить крест на проектах по развитию азовских портов, отпугнув иностранных инвесторов, которые и без того с опаской принимают участие в украинских проектах. В 2018 году в порту Мариуполя планировали запустить строительство новых мощностей по перегрузке зерна и подсолнечного масла. При этом объем инвестиций в данный проект должен быть порядка 1 млрд грн. В порту Бердянска грузооборот в 2016 году составил 3,46 млн т, а сумма доходов — около 614 млн грн. Специфика Бердянского порта аналогична — через него Украина тоже преимущественно экспортирует металл и зерно.

Еще в 2017 году украинские СМИ подсчитали ущерб от ограничения судоходства в Керченском проливе в связи со строительством моста. Тогда, по их оценкам, суммарные финансовые потери азовских портов должны были составить до 0,8 млрд грн в год и привести к сокращению годового ВВП на 0,5-1%. И это только, что касается оценок украинскими экспертами ограничения судоходства через Керченский пролив. Блокада украинских судов в проливе, несомненно, будет иметь более пагубные последствия, отразившись на благосостоянии всего региона и экономики страны в целом.

Такие меры в перспективе приведут к повышению цен на продукцию металлургии и сельского хозяйства региона, вызвав закрытие ряда предприятий и снижение валютных поступлений в бюджет. Власти Украины, следовательно, в очередной раз станут перед выбором: либо экономические блага, либо провокации ради повышения патриотического имиджа.