Национализация «ПриватБанка» стала самой громкой сделкой Украины в 2016 году. 22 декабря крупнейший в стране частный банк перешел в собственность государства. Минфин страны выкупил 100 процентов акций «Привата» за символическую сумму в одну гривну. Однако эту сделку сложно назвать выгодной для государства.

Глава Нацбанка Украины Валерия Гонтарева сообщила, что ревизоры обнаружили в капитале банка недостачу в 148 миллиардов гривен (5,6 миллиарда долларов), а ликвидность «существенно снизилась». Уже в первые дни в новое приобретение Нацбанку пришлось влить 15 млрд грн наличности — просто чтобы унять панику у банкоматов, в которых не хватало денег для всех желающих их снять. Только за 19 декабря клиенты банка сняли со своих счетов около 2 млрд грн.

Для того, чтобы закрыть «дыру» в бюджете «Приватбанка», кабинет министров Украины 18 декабря принял решение о выпуске облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) в размере 116,8 млрд грн. Срок их обращения — до 15 лет, процентная ставка дохода на уровне до 10,5% годовых. Первый транш в размере 44 млрд грн уже выпущен, готовится второй на сумму около 65 млрд грн.

Гешефт Коломойского

При этом лишившийся «ПриватБанка» олигарх Игорь Коломойский не только избавился от долгов, но и, вероятно, получил серьезную прибыль. Как отмечают эксперты, в пакетную сделку по национализации «ПриватБанка» могло входить снижение налогов для нефтяного бизнеса Коломойского.

Сделка года: национализация «Приватбанка» и провал продажи ОПЗ

Верховная Рада вскоре после национализации «Приватбанка» приняла решение снизить ренту на добычу нефти. Последние два года она составляла 45% с залежей глубиной до 5 км и 21% с залежей глубиной свыше 5 км. Теперь — 29% и 14% соответственно.

92% всей добычи нефти на Украине приходится на одну компанию — ПАО «Укрнафта». Контрольный пакет акций «Укрнафты» через НАК «Нафтогаз Украины» принадлежит государству, а более 40% акций — компаниям из группы «Приват» Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

Кроме того, бизнес-группа Коломойского контролирует единственный нефтеперерабатывющий завод в стране — Кременчугский НПЗ, а также крупнейшую на Украине сеть заправок, в которую входит более 1500 АЗС. Потери бюджета в 2017 году от снижения ставок на нефть оцениваются приблизительно в 1,7 млрд грн.

Приватизация «ПриватБанка»

Не успел «ПриватБанк» стать государственным, как пошли разговоры о его продаже. Первыми об этом заявил управляющий директор Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в странах Восточной Европы и Кавказа Франсис Малиж.

«Пока рано говорить о возможной приватизации «ПриватБанка». В настоящее время важно правильно завершить его национализацию, затем стабилизировать и реструктуризировать банк. Только тогда можно будет говорить о его приватизации. Тем не менее, когда придет время для такого решения, мы, конечно, хотели бы предоставить свою поддержку», — сказал Малиж.

Однако советник президента Ассоциации украинских банков Алексей Кущ считает, что все заявления о последующей приватизации национализированного «Привата» следует воспринимать как некую дымовую завесу.

«Это банальные попытки успокоить вкладчиков, клиентов банка, то есть показать, что у банка есть какие-то перспективы, есть будущее. К сожалению, с реальностью они не имеют ничего общего, потому что в Украине на сегодняшний день практически все активы основных базовых рынков обесценились почти до минимальных показателей, то есть стоимость активов — на дне. Если мы не можем продать материальные активы — заводы, промышленные предприятия, эффективно приватизировать тот же ОПЗ — то такие виртуальные активы, как банковские, которые всегда растут в цене уже после материальных активов, продать будет значительно труднее», — отметил Кущ в интервью радиостанции «Голос Столицы».

Неужный ОПЗ

Приватизация Одесского припортового завода воспринималась как главный претендент на крупнейшую сделку с государственным имуществом в 2016 году. Однако она дважды была сорвана, причем в обоих случаях не нашлось ни одного претендента на некогда одно из самых прибыльных госпредприятий Украины.

Сделка года: национализация «Приватбанка» и провал продажи ОПЗ

Последняя попытка должна была состояться в декабре, однако все участники аукциона сняли свои заявки на торги. В частности, группа DCH харьковского бизнесмена Александра Ярославского отказалась принимать участие в приватизации ОПЗ из-за того, реальные показатели финансового состояния предприятия оказались гораздо хуже, чем заявляли организаторы аукциона.

В частности, реальная сумма кредиторской задолженности предприятия составляет не менее $85 млн, а в наиболее пессимистическом варианте может превышать $350 млн. Это почти в 2 раза больше объявленной стоимости ОПЗ — 5,16 млрд грн ($191 млн)

Первая попытка приватизации ОПЗ была намечена на июль 2016 года. Тогда конкурс по приватизации ОПЗ также был признан несостоявшимся из-за отсутствия покупателей. Стартовая цена на предприятие составляла около 520 миллионов долларов. Представители МВФ и ЕБРР заявляли, что считают такую стоимость завышенной — иностранные инвесторы были готовы потратить не более $200 млн.

Заводы — государству, прибыль — олигарху

Большая сумма задолженности Одесского припортового завода ставит крест на его приватизации. Одни только долги предприятия могут быть больше, чем средства, которые инвесторы готовы потратить на его покупку.

Впрочем, продажа госактивов может и не входить в планы властей. Еще в начале года Кабмин своим постановлением №1156 повысил норму отчислений прибыли госпредприятий в госбюджет с 15-30% до 75%.

Ранее ОПЗ был одним из самых прибыльных украинских государственных предприятий. Так, в 2008 году чистая прибыль ОПЗ составила 800 млн грн — около $150 млн по тогдашнему курсу. Сейчас ситуация на предприятии ухудшилась — из-за снижения выпуска удобрений к концу третьего квартала убыток предприятия составил около 560 млн грн (около $20 млн по текущему курсу).

Убытки и задолженность ОПЗ вряд ли смутят Порошенко, который одобрил выделение более 130 млрд грн «ПриватБанку» (116,8 млрд грн облигациями госзайма и 15 млрд наличными от НБУ).

Сделка года: национализация «Приватбанка» и провал продажи ОПЗ

Даже если долг Одесского припортового составляет уже озвученные $350 млн, при нормальной работе завода он окупится за 2,5 года.

По мнению ряда экспертов, в следующем году не только не следует ожидать приватизации госпредприятий — могут быть национализированы еще несколько крупных компаний, находящихся в частной собственности.

«Финансовый рынок уже под контролем президента, в следующем году крупный бизнес, я полагаю, будет под большим контролем, даже поднимут вопрос о национализации некоторых крупных предприятий», — отмечал в комментарии Ukraina.ru экономист Александр Охрименко.

Очевидно, что Порошенко сделал свой выбор экономической модели Украины. Он намерен контролировать государственные предприятия с помощью своих «карманных» менеджеров, направляя бюджетные потоки туда, куда ему нужно.

Такая схема не несет в себе никаких экономических рисков — все проблемы предприятий перекладываются на плечи украинских налогоплательщиков. Единственный риск для Порошенко — потерять власть. Поэтому и ставки в политической борьбе для него крайне высоки.