По пенальти, а эта почти лотерея, где победу в значительной степени определяет везение, хотя и мастерство тоже, но в меньшей мере. Хорватия уже почти два десятилетия — одна из лучших сборных мира, а наша не вылезала из позорнейших неудач. А в этом матче наши играли почти наравне и довели-таки соперника во втором дополнительном тайме до нервного срыва, что было видно невооруженным взглядом. В результате российская команда сегодня заслуженно в пятерке лучших. Она выбывает под финал чемпионата, зарезервировав себе почетное место сильнейшего футбольного коллектива. Замена Дзюбы была ошибкой, вышедший ему на смену Смолов оказался наихудшим выбором Станислава Черчесова.

Мы показали футбол, которого от нас не ожидали. Которого, чего уж там, и мы от себя не ждали. В матче с Уругваем пытались и держать оборону, и идти в наступление. В результате не получилось ни того, ни другого. С Испанией выкатили на поле перед воротами автобус, то есть заняли сплошную оборону, использовав единственный шанс — обойти соперника по пенальти. Эта тактика себя полностью оправдала. И, поддержанная всей страной, команда дозрела. Черчесов выпустил ее в бой с сильнейшим противником, поставив ту же задачу, что и в игре с Уругваем — держать оборону и идти в нападение. И непрерывно давить, не давая хорватам ни минуты роздыха. Где ребята взяли мастерство, которого не было раньше, поразительную силу духа — тайна сия велика есть. Почему ничего подобного не происходило раньше, и вдруг оно есть?

Матч с Хорватией смотрела, как мне кажется, почти вся Россия, даже те, кто про футбол знает чуть больше, чем ничего. Мне кажется, что в этом заключается одна из причин той удивительной метаморфозы, которая произошла с нашими футболистами. Дело совсем не в том, что им было бы стыдно проиграть на виду у всех. В конце концов, каждому бывает неудобно сделать некачественно ту или иную работу, но ничего не поделаешь, если не хватает сил или мастерства. Почему смотрели все и почему ребята заиграли так, как будто это самый последний матч в их жизни?

Думаю, что дело в ощущении единства. Последние четыре года Россия подвергается постоянному, хотя и не сказать, что беспрецедентому давлению. Такое было уже в период холодной войны. Но мы научились дружить с Западом, считать его если не ближайшим родственником, то, по крайней мере, благожелательным партнером, хотя наши приятельские отношения за время, прошедшее после распада СССР, не раз подвергались серьезным испытаниям. Но такой открытой и откровенной враждебности мы не испытывали ни разу за последние четверть века.

Черчесов: Российские футболисты повернули сознание страны в лучшую сторону
Черчесов: Российские футболисты повернули сознание страны в лучшую сторону
© РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанк

Нас пытались изолировать, разорвать нашу экономику в клочья, объявить ответственными за сбитый самолет, за отравленных Скрипалей, за гибель мирного населения Донбасса, хотя совершенно точно не наши пушки били по населенным пунктам бывших Донецкой и Луганской областей. Санкционная политика становится все более объемной, охватывая новые сектора, включая новые имена и предприятия. Тренд «Россия — империя зла» триумфально вернулся в мировое политическое пространство, и в обозримой перспективе не думает его покидать

За что боролись российские футболисты после распада советской державы? За страну, созданную Борисом Ельциным и командой реформаторов? Едва ли. Обычные русские парни (про Фернандеса сейчас не будем), они точно не имели оснований гордиться происходящим в России. Как не имели на то причин миллионы их соотечественников. У нас разваливалось все, и футбол не был исключением. Ребята, конечно, продолжали играть — для кого-то ключевым мотивом была спортивная карьера, для игроков вроде Смолов — слава, кто-то зарабатывал деньги, а все вместе они точно не видели особого смысла отстаивать честь родины на международных турнирах.

Личная мотивация играет огромную роль в видах спорта, где выигрывают поодиночке или парами — например, в фигурном катании. Там человек может предельно сконцентрироваться, собрав всю волю в кулак, и выиграть ради собственной победы и дальнейшего продвижения: «Ты царь: живи один. Дорогою свободной. Иди, куда влечет тебя свободный ум». Не то в командных видах, в которых цена успеха зависит от координации и слаживания. Кроме того, номер, который можно исполнить за несколько минут, не требует той психологической и физической отдачи, какая необходима на всем протяжении футбольного матча. Здесь, помимо личной заинтересованности в триумфе, нужна сверхзадача, нечто такое, что добавляет спортсмену силы, заимствуемые извне, из надличной энергетики.

Я полагаю, что инерция 90-х прошлого века продолжала влиять на самочувствие наших футболистов и в 2000-х. Особой гордости за страну никто не испытывал и вот это отсутствие желания вкладываться в бренд Россия и читалось очень отчетливо на футбольном поле. Предположу (это всего лишь предположение, я отнюдь не настаиваю), что к нынешнему чемпионату ситуация поменялась. То, как упорно, не изменяя себе, не сгибаясь, не поддаваясь давлению, мы держимся в условиях адресуемой нам ежедневно враждебности, изменило наше психологическое состояние и духовную оснастку. Мы привыкли к тому, что нас полоскают, нас ненавидят, что мы находимся в ситуации глобального и длительного противостояния, но должны держаться, находя моральные и психологические причины ощущать себя правыми.

Мне кажется, что это ощущение нового единства и стало той незримой силой, которое вновь и вновь бросала футболистов в бой, забывая об усталости и травмах, которых, впрочем, было немного. Гордость за страну, желание отстоять ее честь, продемонстрировать, что мы можем, что изоляция — это нелепица и ахинея, что нам до лампочки санкции и глупейшие вымыслы о нашем рабьем сознании — вот, что стало элементами той сверхзадачи, которая позволила черпать энергию прямо из сгустившегося вокруг и над футбольным полем потока живой энергии миллионов человеческих воль.

Мы не рабы, рабы не мы!

Да, мы проиграли и в некотором роде это стало закономерным итогом. Положа руку на сердце, сборная Хорватии была лучше нашей. Это отчетливо просматривалось в эпизодах, когда они легко входили в нашу защиту, оказываясь непосредственно у ворот. Нашим эта легкость была недоступна. Но проломить, несмотря на мастерские проходы, оборону им удалось всего два раза.

Но ведь и западный мир технологически, по совокупному доходу и массе иных показателей обходит нас. Однако мы продолжаем раз за разом демонстрировать, что нам есть, чем ответить, а самое главное — силы нас не покинули. И в этом смысле 4 тайма, отыгранных российской сборной — это 4 года под санкциями, в условиях самовозбуждающейся враждебности в уверенности, что имя России не должно быть посрамлено. Футболисты показали, что тот ресурс, которым они владеют, может быть развит и мобилизован.

Во всех откликах, которые я читал, так или иначе присутствует мысль: «Эта команда будет играть". Если перевести на уровень сверхазадачи, то получится: "Эта страна будет жить».