Семен Уралов: Нас ждут перегретые рынки труда и социальные взрывы
Семен Уралов: Нас ждут перегретые рынки труда и социальные взрывы
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Семен Уралов
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

- Семен, какова значимость Харькова в военном, экономическом и политическом аспектах — до и после освобождения от украинской власти?

— Харьков — ключевой мегаполис, второй по значимости после Киева, а учитывая индустриально-промышленную деградацию последнего, даже первый. На востоке Украины он является воротами региона, который мы называем «Левобережьем» или «Новороссией». Это город, который таким образом возник, формировался и будет таковым в дальнейшем. Обусловлено это географическим положением, железнодорожным узлом и логистикой, производственными мощностями и размерами.

Нынешний кризис диктует новые правила — важнее становится физическое расположение городов. Если посмотреть на карту, и обратить внимание на транспортные пути, станет ясно: Харьков — ключ к близлежащим регионам России и Донбассу. Без контроля над этим городом невозможно обеспечить безопасность на прилегающих территориях.

- Нужно ли российской армии освобождать Харьков? Когда это должно случится и каковы будут разрушения?

— Вариантов других нет. Его нужно брать под контроль и выбивать оттуда в том числе тех, кого обучил и нагнал туда за все эти годы Арсен Аваков. Учитывая, что обстреливают и регионы России, например, Белгородскую область, нужно обеспечить мирную жизнь приграничных регионов РФ. Город это большой, в мирное время полуторамиллионный. Сейчас, говорят, около трети жителей уехали. Это будет принципиально иной этап спецоперации.

Какие будут разрушения сказать не могу, я не военный человек — ничего не в этом не понимаю. Но уже сейчас знакомые говорят, что северную часть района «Салтовка» начали грабить. Так было и на Донбассе. Под видом борьбы с «русской агрессией» оцепляют районы. Через две недели люди возвращаются — квартиры вынесены, дома сожжены. И чем дольше эти упыри будут находиться в Харькове, тем больше его разграбят. Наши, понятное дело, начнут выбивать их военным путем. А украинский гарнизон, который там будет базироваться, будет грабить — у них такая стратегия. 

- Как восстанавливать город после этого?

— Каждый раз все по-новому. Но, как подсказывает исторический опыт восстановления Харькова после гражданской войны, после первой немецкой оккупации, когда пришел «петлюровско-скоропадский» режим на немецких штыках, уже к 25-му году все промышленные производства были восстановлены. А количество жителей превысило довоенный уровень. Город освобождали дважды. В сороковых годах после Курской дуги немцы мстили, было второе освобождение, и восстановление было также быстрым. Это связано с «полисностью» (от греч. — polis) города и энергичностью горожан, особой городской культурой и включенностью жителей в жизнь страны.

Куда двинется Россия после ЛНР и когда освободят Харьков - Рожин
Куда двинется Россия после ЛНР и когда освободят Харьков - Рожин
© Украина.ру
Последние годы Харьков хирел, потому что раньше он был важным транспортным узлом при СССР, а когда по вине Киева попал в изоляцию, стал деградировать. Как только он вернется в общее политэкономическое пространство, мы в течении нескольких лет увидим позитивную динамику.

Восстанавливать Харьков нужно по тем же схемам, которые мы видим в Крыму и на Донбассе. Устранять ведь придётся не только последствия спецоперации, но и окопавшихся в городе ОПГ Авакова, которые сейчас носят шевроны МВД и армии. Мы же прекрасно понимаем, что это банальные бандиты, которым все сходило с рук, просто еще и с эстетикой фашизма.

Придётся устранять последствия тридцатилетнего «безхозяйствования». Несмотря на то, что предыдущий мэр Геннадий Кернес пытался сохранить коммунальную сферу, экономика города не состоит из одной ЖКХ. Произошла страшная деградация производств, которые оказались не нужны. «ХТЗ» — тракторный завод и десятки других, которые были интегрированы в экономику огромной страны, и которые оказались не нужны в последние годы. Восстановление будет комплексное.

В итоге, я надеюсь, Харьков и Белгород, как это было задумано в советские времена, станут большой городской агломерацией. Снова будет ходить электричка — ехать будет меньше часа, а может быть и быстрее. И эта близость к границе, которую мы ликвидируем за ненадобностью, вдохнет жизнь в Слобожанщину.

- Что такое по вашему мнению денацификация и как ее нужно проводить? В том числе, политически и экономически.

— Это самый главный процесс, потому что пока никто не понимает, что это такое. Если он не будет проведен, то нас ждет террор в отношении тех, кто поддерживает Россию. Потому что у каждого нациста, «азовца» условного, других воинов, которые будут наказаны за военные преступления, есть родственники, братья, дети. И они будут мстить. Это очень нездоровый процесс, учитывая оружие, которое останется на Украине. А есть еще большое количество «симпатизантов», которые не брали в руки оружие, но всячески им помогали, например, посылочки передавали этим упырям. Если не провести денацификацию, получим полноценную «бандеровщину».

«Одесса и Харьков не повторят судьбу Мариуполя». Киев признал свою ошибку: оборонять город не стоило
«Одесса и Харьков не повторят судьбу Мариуполя». Киев признал свою ошибку: оборонять город не стоило
© РИА Новости, Алексей Куденко / Перейти в фотобанк
Я напомню, украинский национализм имеет три стадии. Первая — «Мазепинщина». Смысл ее в том, чтобы проникнуть вглубь Империи, занять высокие посты, изображать лояльность, а в сложным момент, когда Россия будет испытывать трудности, нанести удар в спину. Кроме Мазепы, Кравчук и Кучма вели себя похожим образом. Второе — «петлюровщина». Это как раз власть вот этих ОПГ, под видом борьбы за «незалежность». Это то, что происходит сейчас, это она и есть — «неопетлюровщина». Третий этап — это когда уже проиграли, начинается месть в тылу в отношении гражданских лиц. Кто больше всех страдал после войны? Учителя, врачи. Как мне вот говорил один бывший глава НКВД одного из районов Западной Украины, днем люди боялись их, а ночью — бандеровцев. Потому что это террор. И полноценная денацификация невозможна без понимания этих трех состояний нацизма как крайней формы национализма. Чтобы люди жили спокойно, нужно во всех этих трех ипостасях нацизм уничтожить.

Для этого нужно понять, как проходила нацификация. Потому что последние 8 лет мы смотрели глазами пропагандистов, мы изнутри не могли эти процессы наблюдать. Нужно изучать архивы, систему образования. Потому что, если этого не сделать, будет рецидив. Нынешние процессы — во многом, недоведенная до ума денацификация послевоенная и другие вопросы. Важный аспект и экономическая денацификация. Это как вечный спор о яйце и курице — кто первый появился. Речь о националистах и их спонсорах. Огромное количество людей использовали этих бойцов в своих интересах, в том числе в рейдерстве.

Если не понесут наказание те, кто проводил нацификацию в экономических интересах, спонсоры, вдохновители, она не будет глубинной. Если твоя фирма, скажем, закупала бронежилеты для так называемой АТО, ты должен быть лишен права заниматься предпринимательской деятельностью. Разбираться нужно глубоко и системно, иначе будет в России нездоровый обратный эффект, потому что есть всегда запрос на справедливость. А это как раз вопрос исторической справедливости для россиян.

- Как городская идентичность харьковчан может повлиять на исход? Ведь это люди, которые имеют свой стержень, но при этом умеют договариваться.

— Именно жизненный уклад крупного города полисного типа, в котором есть разные общественные группы, — наука, культура, производство, торговля — основа Харькова. И попытки загнать его в узкие рамки этно-национальной культуры предопределила украинскую трагедию, к которой мы пришли. Поэтому надо и выход из кризиса искать в городских практиках и опираться на городскую идентичность. Потому что, если рассматривать свою жизнь как жителя города, столичные политические перипетии становятся неинтересны. Знаете, как шутят жители маленького полиса Мукачево, можно родиться в Австро-Венгрии, в школу пойти в Чехословакии, учиться в институте в Венгрии, работать при Советском Союзе, внуков родить при Украине. И при этом никуда не уезжать. И это было возможно в течении 1-2 поколений на Закарпатье. Нужно вычищать этно-национальный мусор из головы людей и все будет хорошо. А Харьков найдет свою роль в России.

- Может ли Харьков стать позже примером для других городов Украины, столицей или центром принятия мирных решений?

— Столичными функциями надо наделять, но я считаю, что у Харькова есть все предпосылки, исторический опыт, здоровые амбиции, а также прекрасные жители, часть из низ вынуждена была покинуть город. Но я уверен, что они вернуться, и он станет региональным центром, для этого нужно быть вписанным в общий контур большой страны, это повестка следующих лет. Сначала нужно вычистить авгиевы конюшни, умиротворить общество, и на третьем этапе можно перейти к развитию.