Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Ранее представитель штаба операции по освобождению «Азовстали» сообщил, что украинские неонацисты, засевшие на территории завода, предложили обменять находящихся там мирных граждан на продукты и лекарства (15 заложников на тонну продовольствия).

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что эти требования схожи с требованиями террористов в Сирии, подчеркнув, что все в руках нашего штаба, который занимается вопросами освобождения предприятия.

Песков прокомментировал ситуацию на «Азовстали»
Песков прокомментировал ситуацию на «Азовстали»
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк

— Алексей Иванович, как правильно поступить в этой ситуации?

— В данном случае Песков прав. Это компетенция именно штаба. Ему на месте точно видно, какова ситуация, и руководить из Москвы действиями штаба бессмысленно. Даже в самых принципиальных вопросах штаб может обратиться за советом в Кремль, но в данном случае этот вопрос находится в полной компетенции штаба. Для этого он и существует.

Я считаю, что мы можем пойти на такие садистские предложения по одной простой причине: если та сторона в этой ситуации выглядит как кровожадный монстр, то не надо быть похожими на них. Если это спасет какие-то жизни, то почему нет. Они могут попросить не только еду, они могут попросить наркотики или еще что-нибудь. Для нас это не так важно. Для нас важно спасти жизни гражданского населения. А все, что они попросят — это на их совести.

— Песков также заявил, что российским военным известно, что США, НАТО, Британия передают Украине не только оружие, но и разведданные, это не способствует быстрому завершению спецоперации, но не помешает доведению ее до конца. Согласны ли вы с такой оценкой?

— То, что американцы оперативно снабжают украинскую сторону разведданными, — это не секрет. Это было известно с самого начала. Причем это качественные разведданные. Это осложняет ситуацию для наших военнослужащих. Это было бы глупо отрицать, потому что вся современная система боевого управления строится на данных разведки. У американцев технических возможностей на Украине много, и они их используют по полной.

С точки зрения боевой эффективности это равноценно поставкам современных вооружений. Это очень серьезная помощь украинской стороне. Может ли она быть решающей? Она, безусловно, оказывает влияние, но не является решающим аргументом в военной операции.

Песков предупредил Запад о передаче Украине разведданных
Песков предупредил Запад о передаче Украине разведданных
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк

— Мы на это можем ответить американцам?

— Мы уже отвечаем. Мы используем наши средства радиоэлектронной борьбы. А вообще я бы подумал о том, что слишком много спутников висят над нашей территорией. Может быть, можно было бы уменьшить их количество. Недаром «Алмаз-Антей» испытал «Нудоль» (эшелонированная территориальная система противоракетной обороны А-235. — Ред.). Возможно, следовало бы испытать ее в том числе на тех спутниках, которые висят над территорией Украины.

— В украинских СМИ развернулась информационная кампания, чтобы попросить у США противокорабельные ракеты «Гарпун» и попросить у Израиля систему ПВО «Железный купол». Чем опасны эти виды вооружений и доедут ли они вообще до места боевых действий?

—  Насчет «доедут» я сомневаюсь, потому что их нужно каким-то образом транспортировать от украинской границы. Это можно сделать либо ночью «жабьими прыжками» от одной точки к другой, либо демонтировать их и перевозить по частям в разных фургонах. Там серьезные проблемы с логистикой, и далеко не все, что поставляется, доходит по назначению.

«Железный купол» — это неплохая система, хотя она хуже, чем «Бук» или С-300, не говоря уже про С-400. Но дело в том, что в Израиле ее использовать проще, потому что она сепарирует запущенные арабами снаряды на опасные и неопасные. Те, которые неопасны, просто летят и никто их не сбивает. А те, которые опасны (их всего 10%), уничтожаются. На Украине эта система так работать не будет.

Эксперт по ПВО объяснил, что нужно сделать для защиты России от украинской авиации
Эксперт по ПВО объяснил, что нужно сделать для защиты России от украинской авиации
© РИА Новости, Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанк

—  В Приднестровье сообщают о стрельбе на границе с Украиной в районе КПП Кучурган. Если ВСУ все же нападут на этот регион, насколько это позволит им отвлечь наши силы и внимание от донецкой группировки?

— В Приднестровье находятся два наших усиленных батальона. Они могут противостоять двум-трем бригадам украинской армии очень короткое время в силу разного соотношения сил не в нашу пользу. Но я бывал в Приднестровье и видел, что у них есть весьма подготовленные свои силы безопасности. Это примерно 80 тысяч человек, а мобилизационные возможности намного больше. Поэтому я не думаю, что украинская сторона будет нападать на Приднестровье, потому что Тирасполь с помощью России может ответить очень жестко. Там прекрасный аэродром, на который может быть дополнительно переброшена техника и вооружения российской армии. Понятно, что украинский авантюризм известен, но у них недостаточно сил, чтобы быстро уничтожить приднестровскую армию.

— Насколько постоянная угроза терактов и диверсий может деморализовать жителей Приднестровья?

— Я не думаю, что это их деморализует. Там живут самодостаточные люди, которые привыкли за 20 лет жить в условиях полуизоляции. Это их точно не деморализует.

— Президент Белоруссии Александр Лукашенко в интервью агентству Ассошиэйтед Пресс заявил, что недостаточно ознакомлен с ходом операции РФ на Украине, чтобы говорить, что все идет «по плану», но полагает, что она «затянулась». Уместно ли, чтобы наш ближайший союзник делал такого рода заявления враждебным нам СМИ?

— Белоруссия — суверенная страна с суверенным президентом. Лукашенко — наш союзник, который несет ответственность за свои слова, но он может высказать предположение, что наша операция, как ему кажется, «затянулась». Наверное, другие так тоже думают. На самом деле его позиция вполне объяснима. Он в первой части своего высказывания пояснил, что недостаточно знаком с ходом операции. Но раз он недостаточно знаком, то второй вывод как раз обесценивается тем, что он недостаточно знаком.