- Господин Рэнкас, Служба внешней разведки России сообщила, что готовится ввод польских войск в западные области Украины под лозунгом их «защиты от российской агрессии». В Польше это опровергли, но сообщили, что на протяжении всего мая на севере и востоке страны будут проходить масштабные военные учения. С Вашей точки зрения, возможна ли военная операция по установлению контроля Польши над Волынью и Галичиной?

— И да, и нет. То есть я не сомневаюсь, что польские власти не только охотно бы реализовали такой сценарий, но даже в том, что они уже к нему готовятся. Однако я не думаю, что это может быть какое-то воссоединение бывшего польского Восточного Пограничья (ныне часть Западной Украины — прим.) с Родиной-матерью, или (как сказали бы украинцы) его «польская оккупация». С другой стороны, очевидно, что это не будет и помощью нынешним киевским властям. На мой взгляд, мы имеем дело с чем-то совершенно новым, с созданием нового геополитического качества в Центральной и Восточной Европе.

Конрад Рэнкас: кто он
Конрад Рэнкас: кто он
© vk.com, Конрад Ренкас

Давайте признаем: зелёный свет полякам на вступление на Украину должны дать американцы. Ведь они должны гарантировать не только содействие украинской стороны, но также обеспечить интервентов соответствующей техникой. Для того, чтобы спасать Зеленского или делать подарки полякам? Конечно, нет. Поляки в Восточной Малопольше (Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области — прим.) и на Волыни будут действовать от имени нового государства, возможно, федерации или конфедерации, — формально польско-украинской, но под прямым американским управлением. Её создание кажется совершенно неизбежным ввиду хода российской военной операции и ожидаемого поражения киевской команды на Донбассе.

Америка хочет быть готовой разделить свое влияние на Украине с Россией, поэтому уже ставит крест на Зеленском и Киеве, пытаясь провести новую демаркационную линию по, образно говоря, Збручу. Ведь аналогичная ситуация может возникнуть также в Молдавии и Приднестровье, которые румынская армия явно готовится занять. Там это тоже будет проходить под предлогом некой «опеки», подразумевая воссоединение, — но по сути это будет обозначение нового местонахождения «железного занавеса».

- В пятницу, 29 апреля, стало известно, что Польша поставила киевским властям более 200 танков Т-72, в основном немодернизированных. В Киеве уже заявили, что этого хватит для формирования двух танковых бригад. Какова вероятность того, что в этих танках будут, в том числе, польские экипажи?

— Известно, что граждане Республики Польша уже воюют на Украине, и это никакие не показательные добровольцы, а наёмники и отправленные туда по приказу военные. Участие иностранцев в конфликте будет расти — ведь техника и оружие, отправляемые оптом киевским властям, сами стрелять не будут. Есть в этом, конечно, логика англо-саксонской стратегии. При нормальных обстоятельствах украинская армия давно должна была бы капитулировать — если не вследствие здравомыслия, то из-за отсутствия снабжения. Но вместо разума у Киева есть приказы с Запада, а вместе с ними — и доступ к почти неограниченным военным ресурсам.

Так что Россия фактически воюет со всем американским блоком, а трагедия украинцев в том, что в этой ситуации боевые действия могут продолжаться до последнего украинского солдата, отправленного на фронт в преступных планах Киева и Запада. Однако и тогда Украина не перестанет быть полем боя, потому что поляки, канадцы, британцы и прочие продолжат воевать в украинской форме, лишь бы поддержать этот пылающий костёр, не обращая внимания на издержки и жертвы, особенно среди гражданского населения.

- С другой стороны, просьбы Киева о предоставлении истребителей МиГ-29 в Варшаве пока остаются без ответа. С чем, по-Вашему, это связано?

— Всему своё время, и польские МиГи явно имеют определённые задачи. Например, прикрытие польской операции в Восточной Малопольше и на Волыни. Пока Киев получает танки, потому что это гарантирует большее втягивание в вооружённый конфликт (причём обеих сторон). В свою очередь, авиация, согласно правилам НАТО, обычно попадает в район боевых действий со своими, а не местными пилотами. Таким образом, появление польских МиГов в небе Пограничья и Украины будет равнозначно вступлению Польши в войну. Против России, но не обязательно на стороне Украины.

«Провокации возможны»: Леонков прокомментировал военные маневры Румынии и Польши
«Провокации возможны»: Леонков прокомментировал военные маневры Румынии и Польши
© РИА Новости, Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанк

- По информации премьера Польши Матеуша Моравецкого, польская военная помощь Киеву превысила 7 миллиардов злотых, то есть 1,5 млрд евро. В Варшаве рассчитывают компенсировать эту сумму из внешних источников, или она полностью ляжет на плечи польских налогоплательщиков?

— Поляков довольно громко утешают, что эти расходы мы с лихвой компенсируем, «участвуя в восстановлении Украины», — после победы Киева, конечно. Ясное дело, что я призываю своих соотечественников быть осторожными с подобными лозунгами. И не только по той причине, что хорошо помню, как нас точно так же призывали принять участие во вторжении в Ирак, все выгоды от которого в результате были поделены между американцами и британцами. А прежде всего потому, что интересы Запада на этот раз не сводятся к «восстановлению», то есть дальнейшему разграблению Украины, — поскольку и в Вашингтоне, и в Лондоне знают, что Россия добьется предполагаемых целей своей операции. Нет, свой кусок украинского пирога мы не получим — потому что, по мнению англосаксов, эта война должна быть бесконечной, то есть восстанавливать будет нечего.

Поэтому нам достанутся только расходы, достигающие десятков, а может быть, и сотен миллиардов злотых. И уж тем более, если мы займём Пограничье не в своих, а в чужих интересах, то есть нам придётся платить за его непосредственную интеграцию с англосаксонскими системами экономики и безопасности. А ведь мы могли бы действительно выиграть, если бы проводили политику, соответствующую нашим собственным национальным интересам!

- В России бытует мнение, что нынешняя Польша напрочь лишена международно-правовой субъектности. Это соответствует действительности, или Варшава в рамках общего соответствия американскому курсу всё же пытается достигнуть своих геополитических целей?

— Одно не исключает другого. Нет, мы не являемся субъектом международных отношений. Да, поскольку даже нынешние власти в Варшаве хотели бы себе что-то урвать. Проще говоря: какой премьер проиграл бы выборы, если бы вернул земли, утраченные несколько десятков лет назад, о которых мечтали поколения поляков? Кто бы помнил нынешнюю энергетическую катастрофу и прекращение поставок газа из России, если бы можно было объявить о торжестве восточной политики, «унии с Украиной» и т.д.?

Таким образом, Варшава хочет отчаянно апеллировать к администрации Джо Байдена, из чего можно сделать вывод, что в данном случае интересы польского руководства и американских властей просто совпадают. В этом отношении я согласен с Ростиславом Ищенко — это многогранная игра, рассчитанная на продление конфликта с Россией за счет втягивания в него Польши и Румынии. В свою очередь, Варшава и Бухарест, рассчитывая на текущие политические барыши правящих команд, могут согласиться на совершенно самоубийственные шаги, — возможно, даже рассчитывая как-то перехитрить американцев. Однако пока эти надежды тщетны.

Польше верить нельзя
Польше верить нельзя
© AP, Czarek Sokolowski

Вот почему я повторяю: момент, когда Львов, Луцк, Ровно, Станиславов (ныне Ивано-Франковск — прим.), Тернополь, Каменец-Подольский вернулись бы в состав Польши, на самом деле был бы одним из величайших моментов польской истории. Конечно, только в том случае, если бы мы отправились в Пограничье с целью действительно его восстановить, реполонизировать и денацифицировать. Это была бы истинно польская стратегия, соответствующая нашему государственному замыслу. А поход Ярослава Качиньского («силовой» вице-премьер Польши, предложивший ввести «миротворческую миссию НАТО» на Украину — прим.) по стопам Юзефа Пилсудского (лидер Польши, который в 1920 году вместе с Симоном Петлюрой организовал «Поход на Киев» — прим.) только для того, чтобы спровоцировать и продлить войнушку с Россией, совершенно противоречит польским национальным интересам.