Путин едет в Севастополь спасать город от засухи
Путин едет в Севастополь спасать город от засухи
© РИА Новости, Алексей Дружинин | Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Приближается седьмая годовщина присоединения Крыма к России. За эти годы Россия много сделала на полуострове: построен Крымский мост, трасса «Таврида», решаются вопросы по организации туристического бизнеса, улучшения инфраструктуры. Тем не менее есть целый ряд проблем и вопросов, которые тормозят развитие региона.

- Константин, наиболее острыми проблемами Крыма считается вопрос с водоснабжением и санкции. Существуют ли еще какие-то проблемы, на которые СМИ и власти пока не обратили внимание, но которые требуют немедленного решения?

— Если ставить своей целью выделить какие-то проблемные участки, то их можно найти в любой ситуации. У нас существует большая проблема регулирования ситуации с землей, потому что все предыдущие землеотведения, которые были в украинские годы, вызывают вопросы. Там присутствует и коррупционная составляющая, и вопрос к конкретным личностям, которым выделялись участки и объекты недвижимости.

Вторая проблема — серьезный промышленный потенциал Керчи, который был угроблен во времена Украины. Его нужно восстанавливать, но пока инициатив в этом направлении нет.

Третий проблемный участок — ЖКХ и общий жилой фонд, которые в несколько раз проблемнее, чем в целом по России. Недавно Путин заострил внимание, что нужно заняться обновлением сетей и жилого фонда.

Поэтому проблем хватает везде, но ими планомерно занимаются.

- Решается ли сейчас проблема доступа на полуостров банков, крупных торговых сетей и официальных автодилеров?

— Честно говоря, я не считаю это серьезной проблемой. Банковский сектор в той или иной степени работает, обходные пути с точки зрения функционирования кредитных и дебетовых карт найдены. Везде можно рассчитаться той же VISA или MasterCard, никакой проблемы в этом нет. Понятно, что крупные банки не пойдут туда, опасаясь санкций. Но это проблема выбора между идеологией и деньгами. Коль мы уже живем в капиталистическом обществе, то нужно смириться с тем, что люди выбирают деньги, и относться к этому с пониманием.

Что касается крупных торговых сетей, то у нас есть вполне неплохие свои, которые развиваются. Если бы к нам зашла какая-нибудь крупная торговая сеть, возможно, ценообразование и поменялось бы. С другой стороны, вряд ли бы наши крымские сети выдержали с ними конкуренцию. То есть с точки зрения бизнеса, возможно, это и не совсем правильно.

Если говорить об автосалонах, то никто не собирается терять деньги. Все автосалоны у нас успешно работают, находя правильные юридические формы. Например, договор на гарантийное обслуживание моей машины заключен с краснодарским предприятием, а осуществляется оно в Крыму. То есть варианты есть.

В том, что вы перечислили, проблемы есть. Но, с другой стороны, некоторые моменты не стоит особо и трогать, потому что крымский бизнес по сравнению с российским достаточно скромен. И если туда зайдет крупная российская торговая сеть, она просто «схлопнет» крымскую сеть, которая существует уже давно и где уже устоялся свой коллектив. Это достаточно тонкие вопросы.

Плюс, опять же, есть вопрос патриотизма и денег. С патриотической точки зрения нам непонятно, почему Сбербанк не работает в Крыму, но с точки зрения денег это логично, они не хотят потерять свою капитализацию в Европе. То, что услуги двух банков, которые работают в Крыму, не являются такими же премиальными, как услуги банков из первой десятки, — это факт. Но тот же РНКБ сейчас разработал потрясающее приложение, его обновляли в течение трех лет.

«Яндекс.Такси» у нас нет, но надо просто передрать у них и создать свою крымскую. Кто-то из крымских бизнесменов на такое способен. В плане еды у нас тоже есть свои предложения, ничем не уступающие материковым. Постепенно мы ко всему придем.

- Вы сказали об угробленном промышленном потенциале Керчи. А насколько велик вклад в крымскую экономику виноделия и портов?

— Про порты большой вопрос, потому что действуют санкции. Понятно, что в основным это наши грузы и то, что окольными путями поставляет Турция.

Риелтор из Ялты объяснил, почему крымский отель Ротару обречен
Риелтор из Ялты объяснил, почему крымский отель Ротару обречен
© Бутик-отель Вилла София
Что касается виноделия, то сейчас пришли инвесторы на два крупных предприятия. Надеюсь, что они не только вернут им прибыль, но и внесут вклад с точки зрения налогообложения Крыма. Потому что раньше это была достаточно сложная бюджетная история, которая отчасти цементировалась. То есть определенные вопросы были.

«Массандра» и «Коктебель» сейчас переданы частному инвестору, который обещает серьезные инвестиции в этот процесс. Поэтому есть надежда, что ситуация поменяется.

- Очень многие из тех, кто знает проблемы Крыма изнутри, жалуются на то, что главной проблемой Крыма является косность местных чиновников, которые никак не могут преодолеть в себе «украинский бюрократизм». Насколько это мешает развитию региона?

— Вопросы есть. Есть люди, которые все время были за Россию, и их подвергали гонениям и репрессиям. А есть чиновники, которые сняли портрет одного президента и повесили портрет другого президента и сняли с лацкана пиджака «жовто-блакитный прапор», взамен нацепив триколор. При этом они остались на том же месте делать то же самое, то есть ничего.

Кадровый потенциал и кадровый вопрос — это серьезная проблема. Быстро перейти на российские рельсы было сложно. Я изначально предлагал вернуться к советской модели в азиатских республиках, чтобы руководителем был кто-то из местных, а его заместитель был материковый, со связями с Москвой и знанием общероссийского законодательства и процессов.

К сожалению, на это не пошли. По каким причинам? Мне трудно сказать, я не чиновник. Мне также непонятно, почему всех тех товарищей, которые были против присоединения, но потом резко переобулись и стали большими патриотами России, оставили в уютных кабинетах. Видимо, за неимением других.

Кстати, это очередное подтверждение тому, что Россия не готовилась к возвращению Крыма. Это было спонтанное решение. Если бы Россия готовилась, наверняка был бы какой-то кадровый подход, кого-то бы выращивали, велась бы системная работа, исходили из того, что есть, а качества того, что есть, вызывают вопросы. Но дело не в том, что у них украинское прошлое. А в том, что они 24 года при Украине ни черта не делали и ни черта не делают и теперь. Но такие люди есть в любой системе. От этого никуда не денешься.

Мы в 2014 году были сторонниками того, чтобы доверить управление не тем, у кого якобы есть какой-то опыт, а тем, для кого дело чести, чтобы в российском Крыму было лучше, чем в украинском. Тем, кто действительно боролся за присоединение к России (опыта меньше — желания больше). Но, опять же, оставили тех, у кого был «богатый» опыт. Насколько он богатый, изучать было некогда. Система должна была функционировать, таковой она и осталась.

- Существует ли еще в Крыму ностальгия по украинским временам? Или прошло 7 лет и у людей новые заботы?

— А о чем можно ностальгировать? Ностальгия бывает либо по чему-то хорошему, либо по Родине. У нас в Крыму всю жизнь было ощущение, что нас принудительно сделали гражданами какой-то там Украины, к которой мы не имели никакого отношения. Мы испытывали чувство тотальной несправедливости и ощущение того, что все эти годы мы были под оккупацией. Поэтому ностальгии никакой нет.

- Просто есть люди, которые утверждают, что времена Украины были удобнее в плане ведения бизнеса, а Россия якобы все забюрократизировала…

— Недовольных очень много всегда. Люди привыкли, что налоги можно не платить, а в России их нужно платить. Люди привыкли, что в 1993 году доставшаяся в наследство бабушкина квартира сдается в аренду каждый год, а достаточно избалованные туристы из материковой России, избалованные разного рода Сочи и цивилизационным отдыхом, привыкли к сервису. Надо напрягаться, чтобы этот сервис обеспечивать, а тратить деньги и силы никто не хочет.

Недовольные в основном — это те, кто привык зарабатывать серыми схемами. Но если мы стремимся к чему-то позитивному, прислушиваться к их мнению, думаю, не стоит.

- А вы сталкивались с людьми, которые после присоединения уехали на Украину, а потом вернулись?

«Три кита». Как Киев собирается возвращать Крым
«Три кита». Как Киев собирается возвращать Крым
© Facebook, Dmytro Kuleba
- Таких очень много, потому что там экономическая ситуация действительно аховая, заниматься нечем. У меня много знакомых бизнесменов, которые уехали туда в надежде продолжить дело по старой украинской схеме, но оказалось, что бизнеса там уже нет и что лучше вернуться в Россию и вести здесь цивилизованный бизнес.

- У нас было интервью с главным редактором «ПолитНавигатора» Сергеем Степановым, он сказал, что сами по себе украинские СМИ действуют топорно, но аффилированные с американцами СМИ умело используют конфликты с застройкой, коррупционные скандалы, расслоение на бедных и богатых. Насколько это действительно раздражающий фактор?

— Американцы профессионалы в информационном пространстве. Конечно, у них есть определенные успехи и достижения. Конечно, они ищут болевые точки, с которыми можно играть, и периодически это срабатывает. В этом плане я соглашусь со Степановым. У них есть успешные диверсионно-информационные кампании. От этого никуда не денешься.

- Дождемся ли мы при нашей жизни официального международного признания Крыма?

— Нет, не дождемся. И ожидать его нет смысла. С учетом того, насколько сейчас усилилось разного рода давление на Россию, так все и будет. Но на нашей жизни отсутствие этого признания никак не отражается.