Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

В воскресенье, 6 декабря, в Кишиневе прошли массовые акции. Как сообщается, на улицы вышли не менее 10 тысяч человек с требованиями отставки правительства и проведения досрочных парламентских выборов. В протестах принимала активное участие избранный президент Молдавии Майя Санду.

- Корнел, чем, на ваш взгляд, закончится противостояние Санду с парламентом, где большинство у действующего президента Игоря Додона?

— Я думаю, что это большинство сохранится. Санду, скорее всего, попытается подготовить процедуру по выражению вотума недоверия правительству. Пока что большинство не у Додона — там еще есть платформа «За Молдову», они не симпатизируют Майе Санду и предпочитают не соглашаться с тем форматом по досрочным выборам, который она предлагает.  

Как акция протеста нового президента Молдавии стала последним пристанищем сторонников объединения с Румынией
Как акция протеста нового президента Молдавии стала последним пристанищем сторонников объединения с Румынией
© Фото Мирослава Войтенко
Скорее всего, вотум недоверия не пройдет в парламенте. Потом, мне кажется, стороны должны договориться о продлении, о том, что правительство [Иона] Кику должно остаться на определенный период, скорее всего, до весны, для того чтобы решить насущные проблемы, связанные с бюджетом, с пандемией, с зимою, и потом уже будет другой цикл политический.

Скорее всего, правительство Кику удержится.

- Как вы считаете, способна ли Санду вывести на улицы достаточное количество людей, чтобы все-таки надавить на оппонентов?

— Ну, пока этого не наблюдается. Первая попытка Санду по выводу людей не то чтобы провалилась, но была немногочисленной по молдавским стандартам, и в придачу она очень жестко относится к своим партнерам, которые лучше нее могут мобилизовать людей. Я имею в виду в первую очередь Ренато Усатого и Андрея Нэстасе. По мобилизационным ресурсам они ее превосходят, но им не было разрешено держать речь перед людьми на этих процессах. Это тоже может повлиять на эффективность процессов.

Такое впечатление, что пока Майя Санду не преследует цели активизации протестных движений.

- Ранее Санду заявляла, что будет настаивать на выводе из Приднестровья российских миротворцев и военных, охраняющих склады с оружием времен СССР. Как, по-вашему, зачем ей это?

— Майя Санду выразила в принципе официальную позицию Молдовы о том, что так называемая ограниченная группа российских войск, согласно всем соглашениям, должна выйти из страны.

А по миротворцам с Россией нужно договариваться для того, чтобы в конце концов добиться изменения миротворческой миссии. То есть тут более все нюансировано.

Майя Санду выиграла выборы президента Молдавии и зовет всех на протесты: чего ей не хватает?
Майя Санду выиграла выборы президента Молдавии и зовет всех на протесты: чего ей не хватает?
© Facebook, Maia Sandu
Санду высказывает эти позиции, потому что правые политики всегда более жестко формулируют такие идеи. Левые силы, даже Додон — он не отказывался от всех этих идей, просто он их не особенно формулировал, чтобы не создавать трение с Россией.

- Как вы считаете, какие могут быть последствия вывода военных в плане отношений с РФ?

— Россия в прошлом году была согласна начать переговоры по поводу вывоза всего вооружения со складов. То есть с Россией можно вести разговоры на эту тему. Если будут вывезены все эти боеприпасы, то тогда теоретически можно начать разговор по выводу войск.

Ничего в этом пока что сверхъестественного нет — важно, чтобы состоялись переговоры и стороны пришли к консенсусу. Майя Санду сформулировала изначальную позицию — вывод войск и обсуждения по миротворцам. Пока что никаких встреч не произошло, поэтому это звучит немного дерзко.

- Санду принято считать прозападным политиком. А какой, по вашим прогнозам, будет политика нового президента в отношении России?

— В теории она должна продвигать прозападную линию, что, в конце концов, несмотря на ее желание иметь рабочие отношения с Москвой, должно привести к ее радикализации по отношению к России.

Это возможный вариант, но в Молдове очень много людей, которые надеются, что она все-таки проявит относительно независимый подход к этой проблеме и не допустит радикализации отношений с РФ.